Закавказье: Наши и свои

16 декабря 2013

"Мы здешние, мы не тамошние". Так часто отвечают русские на вопрос, почему они не уезжают из Закавказья на историческую родину, хотя жизнь в южных республиках бывшего СССР далеко не сытая и не всегда теплая.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"Иные возразят: всех русских давно выгнали, никого не осталось. Но это не совсем так. На националистической волне из Грузии, Армении и Азербайджана в начале 90-х годов люди действительно готовы были шагать по шпалам хоть куда. Не только русские, но и другие нацмены. А колонны бегущих от разрухи, смуты, нужды и незащищенности возглавляли представители титульных наций.

Осели они, в основном, в России, и, как показала жизнь, прочно: бег обратно практически не наблюдается. Но и в РФ – уже тоже. В Грузии, например, "застряли" около 60 тысяч этнических русских – это 1,5% от всего местного населения. Для сравнения: до провозглашения Грузией независимости этнически русское население составляло 6,5%.

В традиционно моноэтнической Армении русских насчитывается сейчас 0,5%. Самая многочисленная русская диаспора в Азербайджане – 150 тысяч человек. Оно и понятно: общая численность населения этой республики шагнула за 9 миллионов, что вдвое больше населения Грузии, и втрое – Армении.

Так почему оставшиеся русские не уезжают? И что их греет или не греет в республиках Южного Кавказа? В первую очередь, Южный Кавказ перестал быть для этнических русских русофобской территорией. Да и была ли она таковой когда-либо, если не считать периода постсоветского "раздрая" начала 90-х? На Южном Кавказе он, по сравнению с другими регионами, был не столь затяжным.

Сейчас же во властных структурах Грузии, Армении и Азербайджана выраженных антироссийских "героев" либо нет, либо они не влияют на внутриполитическую и социально-бытовую ситуацию. Оговоримся: не будем путать отношение грузин, армян и азербайджанцев к политике, проводимой российской властью, с отношением к русскому народу и русской культуре.

Возьмем Грузию – она считается самой русскоговорящей республикой Закавказья. По результатам опроса жителей Тбилиси компанией АСТ, являющейся членом Европейской ассоциации социологических и маркетинговых исследований, 36% жителей грузинской столицы владеют русским языком в совершенстве, а 29% -хорошо. На среднем уровне русский знают 28%, на начальном – 3%, и вообще его не знают 4%.

И это в условиях, когда за последние почти десять лет в образовательных учреждениях страны акцент делается на обязательном и глубоком изучение английского языка. Однако уровень его знания так и не дотянулся до уровня знания русского: 34% столичных жителей английского вообще не знают, и только 7% владеют им в совершенстве и 13% - на достаточно хорошем уровне. 28% оценивают свои знания как "средние", а 17% - как соответствующие начальному уровню.

Но вернемся к вопросу, почему русские не уезжают из Грузии в условиях, когда Россия реализует программу переселения соотечественников из бывших советских республик. Во-первых, из-за отсутствия этнотитульного протекционизма, махрово цветущего во многих постсоветских республиках. Он присутствовал в Грузии в советские времена и в первые годы независимости, но отсутствовал даже тогда, когда экс-президента Михаила Саакашвили ругали за русофобию, несколько смещая терминологические акценты. То есть назначение на ответственную должность не зависело и не зависит от национальной принадлежности, включая русскую. Разумеется, при условии знания государственного языка.

Во-вторых, неким барометром для проживающих в Грузии русских стала августовская война 2008 года, во время и после которой русских не оскорбляли и, тем более, не изгоняли из страны. По крайней мере, никто из моих русских знакомых и знакомых моих знакомых после войны из Грузии не уехал. Более того, поток российских туристов в Грузию растет с каждым поствоенным годом, и все визитеры остаются довольны приемом. В отличие от грузинских граждан, желающих посетить в РФ, россияне приезжают в Грузию запросто – на границе им просто "шлепают" штамп в паспорт.

Третье: российский бизнес, в том числе, государственный, не только вольготно чувствует себя в Грузии, но его еще и приваживают – как при прежней власти, так при новой. Для того, чтобы зарегистрировать бизнес в Грузии, требуется не более одного рабочего дня, что тоже создает определенный комфорт.

К этому стоит добавить хороший, по сравнению с российским, климат, низкий уровень преступности, отсутствие коррупции по крайней мере на низовом и среднем уровне, более размеренный, чем в России, ритм жизни, и еще не полное отсутствие в отношениях между людьми философии "моя хата с краю". Уж не потому ли русские стали приобретать в Грузии недвижимость, брать вид на жительство и даже гражданство?

А теперь чем недовольны русские в Грузии. Некоторой маргинализацией национальных меньшинств, проистекающей, в основном, из полного незнания государственного языка, без которого устроиться на приличную работу невозможно. Русские ощущают это особенно остро, поскольку в стране отсутствуют места их компактного и общинного проживания: они, в основном, рассеяны в крупных городах – Тбилиси, Батуми и Кутаиси.

Легче армянам и азербайджанцам. Живущие в Тбилиси (особенно армяне) грузинским владеют. Но многие армяне и азербайджанцы компактно проживают в регионах Самцхе-Джавахети и Квемо Картли, успешно занимаются сельским хозяйством и не бедствуют, практически не говорят ни на одном языке, кроме родного, и "флер" маргинализации их даже устраивает как вполне уютная ниша.

Не радует русских и то, что в период вражды с Россией в Грузии закрылась большая часть государственных русских школ: в 2000 году их было около 220, сейчас осталось 28. Из них только три – в Тбилиси, остальные – в регионах. Правда, есть еще школы с секторами обучения на русском.

Такое положение вынудило многих русских и других нацменов, традиционно отдававших детей в русские школы, удовлетвориться школами грузинскими. В итоге это даже пошло им на пользу – с точки зрения социализации и интеграции в местном обществе, а также формирования поколения билингва.

Вообще же сами грузины до провозглашения Грузией независимости, старались отдавать своих чад в русские школы – это считалось хорошим тоном. Уровень образования и дисциплины в них был на порядок выше, чем в грузинских. Кроме того, прилежный выпускник русской школы легко поступал в ведущие российские вузы, что считалось престижным для грузин и не грузин в Грузии. Также престижным считалось лечиться у врача, окончившего российский "мед", и брать частные уроки у выпускника российского вуза.

Сейчас такого "престижа" нет, поскольку Россия закрыла границу для грузинских граждан, что тоже обусловило снижение спроса на русские школы, высшее образование в РФ и увеличило спрос на обучение английского: получить визу в США несложно сроком аж на 10 лет.

Тем не менее, в "продвинутых" семьях родители отдают детей в русские детские сады и русским няням, поскольку считают "обязательным для образованного человека знать язык Пушкина". То есть, это тот довольно большой пласт грузинского общества, который не разделяет мнение одного известного политика, неплохо владеющего русским, но заявившего: "Грузия станет независимой только тогда, когда разучится читать Достоевского в оригинале".

В общем, читать в оригинале русских писателей грузины еще не разучились, однако не в массовой молодежной среде, которая почти не читает, зато очень даже признает российскую поп-музыку. Впрочем, для приема на работу в Грузии все чаще требуется знание русского языка, и его игнорирование на почве отрицания всего русского стало не только моветоном, но и невыгодным занятием.

Русским и русскоязычным в Грузии не хватает еще и качественных местных СМИ на родном языке. Но зато они любят поговорить о том, что в Тбилиси функционируют три православные церкви, где служба проходит на русском, а в огромной Москве – всего одна грузинская церковь. А также о том, что в условиях разрыва дипотношений между Грузией и Россией православные церкви двух стран поддерживают самые тесные отношения, равно как патриархи Илия Второй и Кирилл, а патриарх Грузии даже встречался с Путиным.

Русские в Грузии расскажут еще и о том, что в Тбилиси в постсоветский период ни разу не закрывался Русский драматический театр им. Грибоедова, а сама гордость русской литературы и дипломатии покоится вместе со своей супругой – грузинской княжной Ниной Чавчавадзе – в пантеоне на горе Святого Давида в Тбилиси.

Многое еще могут рассказать грузинские русские. Про фестивали российского кино в Тбилиси в самый разгар обострения грузино-российских межгосударственных отношений, про поэтические вечера на русском языке, про не изменившие своего названия улицы Пушкина, Лермонтова, Санкт-Петербургскую и другие, про дома-музеи Есенина и Маяковского, про то, что грузины лучше всех поют русские романсы, и так далее.

Про тяжести бытия русские тоже расскажут, но точно такие жалобы вы услышите и от самих грузин. И те, и другие в ужасе от безработицы, низких зарплат, пенсий и пособий, от дороговизны здравоохранения и жизни вообще. И те, и другие говорят: "Закрытием границы и вмешательством в наши дела Россия сама нас отталкивает".

И это "наши" о многом говорит".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги