Выступление итальянского журналиста Фульвио Скальоне на "Диалоге во имя будущего–2018"

07 декабря 2018

Добрый день!

Прежде всего хотел бы сердечно поблагодарить Фонд Горчакова за возможность сегодня быть здесь вместе с вами. Для меня это большая честь и удовольствие, но меня переполняют эмоции: я снова выступаю в стране, которая много лет тому назад, в труднейшие времена согрела теплом и отзывчивостью меня и моих детей. Моя семья многим обязана России. И эти чувства передаются от поколения к поколению. Моя дочь Гайя работает в Миланском Малом театре с рядом российских театральных коллективов на гастролях в Италии. А мои пятилетние внуки Лоренцо и Цицилия восхищены мультфильмом «Маша и Медведь». Конечно, англичане недавно объяснили нам, насколько опасно смотреть столь "путинские" мультфильмы. Но именно благодаря английским интеллектуалам до меня наконец дошло, почему Лоренцо и Цицилия попросили меня в качестве рождественского подарка записать их в ряды Красной Армии.

Но оставим в покое англичан и перейдем к более серьезным темам.

Одна из самых больших благодарностей Вашей стране как раз касается именно самой концепции диалога. Когда я приехал в 1991 году в Москву в качестве корреспондента журнала "Христианская семья", я привез с собой идею определенного направления европейской религиозной культуры, так называемого "экуменизма". Проще говоря, это означало следующее: католики, православные, протестанты – мы все христиане, то есть "мы все одинаковы".

Никогда не считал себя специалистом по религиозной тематике и в то же время был очень удивлен тем, что часто православные, с которыми я встречался в России, очень сердились, когда слышали о том, что "мы все одинаковы".

Прошло некоторое время, и я наконец понял. Для настоящего диалога, позитивного и продуктивного, нужно быть разными, не одинаковыми. Только когда каждый из собеседников гордится собственной идентичностью, когда каждый осознает природу своей личности и свое призвание и не стремится выглядеть другим, только тогда возможен настоящий диалог.  

Когда же все одинаковы, или хотят быть таковыми, диалог умирает. Неизбежно притворство за притворством, все заканчивается монополией самого сильного. На мой взгляд, именно это произошло с Западом.

Естественно, мы должны были бы долго сомневаться в обоснованности аналитической концепции Запада. В том, что касается ближневосточной концепции – это просто политический инструмент с изменяемой конфигурацией. Это не продукт или сплав анализа элементов культуры, географии и экономики, который подразумевается, но таковым не является. Для меня лично город, в котором в 1804 году родился великий ученый, заложивший основы фундаментальной тематики современности Иммануил Кант (Кенингсберг – Калининград) и город Одесса, в котором в 1898 году неаполитанский композитор Эдуардо ди Капуа написал песню "О, мое солнце", являются значительно более Западом, чем Гранд Каньон. Не важно, продолжим.

Именно это и произошло в той части мира, где я живу. Форменная одежда Запада превратилась в своего рода смирительную рубашку, ключи от которой находятся исключительно в распоряжении только одной страны – Соединенных Штатов. И этот процесс принуждения получил резкое ускорение именно тогда, когда так называемый Запад объявил, что именно он одержал победу в многолетней борьбе со своим историческим соперником Советским Союзом.

Именно тогда, когда рушилась Берлинская стена, то есть в 1989 году, президент США Джордж Буш-старший и его госсекретарь Джеймс Бейкер стали авторами новой стратегии Запада под названием "экспорт демократии". С тех пор именно эта стратегия стала единственной внешней политикой США. Буш-старший был республиканцем.

В 1992 году демократ Билл Клинтон посвятил свое первое президентское выступление проблеме экспорта демократии. На основе этой стратегии состоялось крушение и переустройство Балкан, с появлением новых стран, таких как Косово, которые ранее никто и не мог себе даже представить. После него пришел республиканец Джордж Буш-младший, при котором было вторжение в Афганистан и в Ирак.

После двух его президентских сроков наступил черед демократа Барака Обамы, симпатизировавшему египетским «Братьям мусульманам», поставлявшему оружие (через страны Персидского залива и ЦРУ) сирийским мятежникам и принимавшему участие в разрушении Ливии. После завершения его двух президентских сроков пришел черед республиканца Дональда Трампа, который отправил войска в Ирак и в Сирию и ввел санкции против Ирана после выхода США из иранского ядерного соглашения, которое по мнению всех стран-участников прекрасно функционировало. И так далее. Единственная внешняя политика для всего мира.

Экспортировать демократию или поддерживать этот курс по сути служило целью для устранения самых прочных барьеров на пути распространения единственной модели финансового турбокапитализма американского образца, приносящего США огромные прибыли. Крупная неправительственная европейская организация Оксфам (Oxfam) публикует ежегодный доклад о распределении богатства в мире. В докладе 2017 года говорится, что шесть человек в мире обладают таким же количеством богатств, которым располагает самая обездоленная половина всего человечества. То есть шесть человек обладают тем же, что и 3,5 млрд человек. Из этих шести – четверо американцев: Билл Гейтс (Майкрософт), Джеф Безос (Амазон), финансист Варрен Баффет, Марк Цукерберг (Фейсбук); один испанец Аманчио Ортега (одежда Зара): один мексиканец финансист Карлос Сим и еще один американец Дэрри Эллисон (Оракл). А Global Wealth Report Credit Suisse подтверждает, что 82%  всего мирового богатства находится в руках 8% всего неселения планеты.

Когда я говорил "разрушить все барьеры", то говорил буквально. На Балканах крупное многонациональное и многоконфессиональное государство было насильственно, в результате войны, заменено множеством мелких национальных моноконфессиональных государств. На Ближнем Востоке делается все для воспрепятствования появлению мононациональных государств и предлагается обычный вариант расчленения одного государства на мелкие части и формирования маленьких сектантских государств для той или иной нации и для той или иной конфессии. Курды, шииты, сунниты…

Это имело место в Ираке, это же хотели сделать в Сирии, это было сделано в Ливии. Вновь проявляется на сцене колониализм и английский и французский империализм которые в конце девятнадцатого и в начале двадцатого века разрушили великую многонациональную, многоконфессиональную и многокультурную страну по имени Оттоманская Империя.

Вместе с разрушением государств началось их вовлечение в надгосударственные структуры, прежде всего в НАТО, которая была создана 12 странами в качестве теоретического инструмента защиты от СССР. А когда не стало СССР, их стало 29.

Трудно вести диалог с таким собеседником, который присвоил себе право говорить от имени всего Запада, какое бы значение ни вкладывалось в этот термин.

Трудно поддерживать любой диалог, если в нем не хватает третьего элемента. И этим недостающим элементом является Европа.

Как у европейского гражданина у меня часто создается впечатление, что я живу на континенте, который дрейфует от самого себя без руля и без ветрил. Создается впечатление, что Европа отказалась от собственной идентичности, чтобы облачиться в чужие одежды.

В 2004 году мы согласились расширить границы ЕС за счет ряда стран, которые откровенно получают деньги от Брюсселя, но выполняют приказы Вашингтона.

В 2008 году мы согласились с тем, чтобы Польша и Румыния разместили у себя американскую ракетную систему.

В 2013-2014 годах мы согласились с тем, что переворот, организованный США, сверг законно избранное правительство на Украине. Как это уже было на Балканах, на Ближнем Востоке – везде, где проявлялся интерес Америки следствием этого становилось разчленение и фрагментация Украины и Евросоюза, страны которого достигают согласия только по вопросам финансов.

Как это всегда случается с теми, кто отказывается от самого себя, цена, которую мы, европейцы, должны платить, становится все более высокой. США периода Обамы потребовали, чтобы Европа приняла участие в санкциях против России, а президент Трамп ввел потом санкции против самой Европы в виде пошлин на импорт алюминия и стали. И обещает также ввести пошлины на автомобили, произведенные в Европе. Затем, когда он отказался от ядерного соглашения с Ираном и ввел пошлины против этой страны, то твердо заявил, что санкции коснуться и европейских предприятий, которые будут поддерживать деловые отношения с Исламской республикой.

Имеется ли хоть капля противодействия всему этому? Нет. ЕС заявила о своем намерении установить систему мер, чтобы дать возможность европейским предприятиям продолжать сотрудничество с Ираном, но ничего не произошло. Все ограничилось словами.

Франция и Германия попытались начать говорить о европейской армии, но потом поспешили заявить, что речь идет не об альтернативе НАТО, а о дополнительных мерах.

Может быть, НАТО не хватает денег или танков? Или может быть европейское войско и НАТО хотят вместе атаковать галактику и отснять еще двадцать серий Звездных Войн? Несколько месяцев тому назад генсек НАТО Йен Столтенберг собрал в Брюсселе министров иностранных дел ЕС и предложил им приспособить инфраструктуру своих стран – мосты, автострады, железные дороги, аэропорты – для возможного транзита через них тяжелых вооружений. И никто из этих министров при этом и не подумал послать его куда подальше.

Эти министры должны были представлять национальный суверенитет своих стран. Но в Италии произошло вот что. Новое Правительство, которое одни презирают, а другие гордятся как «сувереннейшим», не намерено прекращать работы по соединению широким каналом американскую базу Кэмп Дерби, где размещен самый большой склад боеприпасов США вне территории США, с портом Ливорно. Дорога свободна, таким образом, для бомб, а, следовательно, и для причала атомных подводных лодок в порту Ливорно. Что касается ядерного вопроса. В 1987 году итальянцы на народном референдуме решили отказаться от ядерной энергетики и закрыть атомные станции. А сегодня те же итальянцы беззаботно соглашаются на то, что в их стране разместят атомные бомбы, контролируемые исключительно американскими вооруженными силами. Так же как сегодня, кажется, намерены удовлетворить посредством принятия правительственных актов определенные требования Дональда Трампа, касающиеся того, что газопровод ТАР, идущий из Азербайджана, является стратегическим объектом для Италии, у которой никогда не было проблем с газом за всю свою современную историю.

Получается, что мы, итальянцы, сегодня живем в сувереннейшей стране, которая, однако, отказывается от собственного суверенитета по всем важным вопросам, касающимся будущего самой Страны.

Черная дыра в диалоге между Востоком и Западом заключается в саморазрушении Европы. Чем больше Европа добровольно отказывается от своего права быть услышанной, тем сильнее у нее сокращаются возможности для диалога.

И, к сожалению, мы не можем быть слишком оптимистичными в данном вопросе. Ежедневно сводки новостей из Германии и Франции, не говоря уже о Великобритании или Италии, приносят нам подтверждение усиливающегося разрыва между властными элитами и обычными гражданами.

Падение рождаемости, являющееся уже драматической проблемой для всей Европы, создает картину континента, который не верит уже в самого себя и стал на путь самоуничтожения. Не верит в самого себя и не верит больше ни во что. Даже сам Папа уже открыто говорит о намерении выставлять на продажу неиспользуемые церкви.

Если не остановить этот дрейф, вряд ли диалог найдет ту "третью" часть, которая позволит ему подняться.

Хотелось бы, чтобы не сбылся прогноз великого "западного" писателя, которого звали Федор Достоевский, который в своем романе "Подросток" писал:

"Европа создала благородные типы французов, англичан и немцев, но еще почти ничего не знает о своем будущем человеке. И, кажется, что не имеет ни малейшего желания знать".

К сожалению, будущее уже настало сегодня, и мы не может терять время.

Теги