Востоковед: Обама хочет сделать Вьетнам своей новой победой

26 мая 2016

Визит президента США Барака Обамы во Вьетнам, в ходе которого, в частности, было объявлено о полной отмене моратория на поставки американского оружия в эту страну и заключен крупнейший контракт на поставку сразу ста самолетов Boeing 737 для вьетнамского лоукостера VietJet, может вывести отношения двух государств на новый исторический уровень. О том, какие клубки региональных и глобальных противоречий пытался распутать в Ханое Обама и почему Вашингтон решил "перевернуть страницу прошлого", протянув руку дружбы стране, в которой долгие годы воевал, в интервью "Росбалту" рассказал руководитель Школы востоковедения ВШЭ профессор Алексей Маслов.

- Как вы расцениваете итоги визита Обамы во Вьетнам?

- Это довольно сильный шаг со стороны американцев. Но он направлен не только на Вьетнам, но и на внутриамериканское потребление. Обама хочет уйти со своего поста на фоне какой-то очевидной дипломатической победы. Потому что, если Россия в данном случае это победа на уровне негатива, то Вьетнам – на уровне позитива, то есть, постепенного восстановления отношений между двумя странами, которые через 40 лет после окончания Вьетнамской войны оставались все еще достаточно прохладными.

Вторая задача этого визита состоит в том, что Вьетнам для США – стратегически важная точка. Связанно это с тем, что Китай заметно усиливает свое во всей Юго-Восточной Азии. США нужны новые союзники, причем такие, которые были бы плотно привязаны и к американским инвестициям, и к американским технологиям, и всему остальному. Вьетнам же пока привязан в основном к китайским инвестициям. Китайская Народная республика выступает главным инвестором практически всех крупных проектов Социалистической республики Вьетнам (СРВ).

Совокупные инвестиции Китая в экономику Вьетнама достигают около 90 млрд долларов, при этом они направлены, в том числе, в область высоких технологий, в развитие логистических инфраструктур, электросетей, в строительство автодорог. То есть Пекин не просто один из крупнейших инвесторов Вьетнама, но и один из ведущих его технологических спонсоров. Численность населения СРВ составляет больше 90 миллионов человек, что делает этот рынок очень выгодным для Китая. Кроме того, учитывая, что стоимость рабочей силы во Вьетнаме почти в два раза ниже, чем в КНР, китайцы размещают там целый ряд своих производств.

В свою очередь США совершенно разумно полагают, что во Вьетнаме стоит действовать не через Китай, а напрямую, размещая там американские производства.

Еще один существенный момент – Штаты намереваются себя предложить Вьетнаму как альтернативу России.

- Что вы имеете в виду?

- У вьетнамцев, помнящих агрессию Пекина против их страны в 1979 году (китайско-вьетнамская война, которую еще называют "первой социалистической", - "Росбалт"), очень смешанные чувства по отношению к Китаю. Не менее сложные чувства они испытывают и по отношению к США, здесь помнят Вьетнамскую войну, которую Штаты вели с 1957 по 1975 годы.

Россия же воспринимается во Вьетнаме значительно более позитивно, потому что живо еще поколение, которое обучалось в Советском Союзе. РФ проигрывает сегодня на этом рынке китайцам по масштабу контрактов, но сейчас она стала активизироваться в этой стране. Например, несколько лет назад здесь был создан российско-вьетнамский университет, в котором россияне обучают вьетнамцев своим технологиям, готовят специалистов, на основе российских технологических стандартов.

Кроме того, Москва пытается втянуть Вьетнам в целый ряд своих проектов. Прежде всего, это зона свободной торговли – то, что Владимир Путин предлагал на недавнем деловом форуме Россия-АСЕАН в Сочи. Проходили переговоры о возможности присоединения Вьетнама к Евро-Азиатскому экономическому союзу (ЕАЭС).

Между тем, Ханой, напомню, присоединился к американскому Транстихоокеанскому партнерству. То есть, за эту страну, как мы видим, начинается борьба с целью перетягивания ее на свою сторону.

- Как ведет себя в этой ситуации Россия?

- Она начинает переходить к созданию прямых инвестиционных проектов. На форуме Россия-АСЕАН в Сочи создан совместный российско-вьетнамский инвестиционный фонд объемом до 500 млн долларов, развивается ряд проектов в топливно-энергетической области. То есть, хоть и на более низких позициях, но мы все же восстанавливаем наше взаимодействие.

Вьетнам же, как мы видим, в этой ситуации играет сразу на трех полях, а Китай, США и Россия, в свою очередь, схватились между собой за эту страну.

- Что могут предложить Вьетнаму американцы?

- На этом фоне они должны были сделать красивый жест – отменили эмбарго на поставки вооружений Ханою. Это означает, что, в конечном счете, Вьетнам может быть привязан к натовским стандартам. Тем самым США попытаются создать базу противодействия российскому и китайскому влиянию в этом регионе.

- Это возможно?

- Абсолютно не факт, что Вьетнам пойдет на крупномасштабное сотрудничество в этом плане. Скорее здесь важен сам по себе символический жест, который говорит о том, что США рассматривают эту страну как настолько надежного союзника, что готовы поставлять ей образцы своих вооружений. Речь идет, вероятно, о противолодочных ракетах, возможно, о совместных проектах в области вертолето- и самолетостроения.

- Смогут ли США всерьез потеснить Россию на рынке вооружений Вьетнама после полной отмены эмбарго на поставки оружия?

- Думаю, что нет. Пока у нас более сильные позиции здесь и они связанны с тем, что мы действительно подготовили ряд специалистов, стали более грамотно работать на азиатском рынке – сразу же предлагаем не только само вооружение, но пакет услуг, связанный с обслуживанием нашей техники, обучением специалистов.

- Рассчитывают ли вьетнамцы на нашу помощь в территориальных спорах с Китаем?

- Россия скорее предлагает Вьетнаму здесь моральную поддержку, поскольку на том же форуме в Сочи Москва подписала декларацию, где, по сути дела, говорится, что она не вмешивается в решение конфликтов в Южно-Китайском море (где между Китаем с одной стороны, и Вьетнамом и рядом других стран, включая США, с другой, идет острый спор о принадлежности акватории, - "Росбалт").

- Насколько для Вьетнама территориальные споры с Китаем сейчас острая проблема?

- С точки зрения политики – острая, с точки зрения экономики или общественного мнения – не очень. Пока у Вьетнама сохраняется возможность бурения нефти на его океанском шельфе.

- А как вы объясните антикитайские митинги и даже погромы, которые недавно имели место во Вьетнаме?

- Они, вообще, время от времени случаются. На мой взгляд, эти погромы кем-то стимулируются для того, чтобы показать, что вьетнамский народ резко выступает против "актов китайского шовинизма", которые Пекин осуществляет в Южно-Китайском море. Но с точки зрения экономики, для Вьетнама спор с Китаем вокруг акватории не является ключевым.

- Не обострятся ли отношения Китая и США после заявления Обамы об отмене военного эмбарго для Вьетнама?

- Формально Пекин не выражал здесь озабоченности по одной простой причине — он сам всегда выступал за нормализацию отношений в Восточной и Юго-Восточной Азии. США пошли на это, поэтому формально обвинить их не в чем. Но мы должны понимать, что, в конечном счете, это недружественный шаг по отношению к Китаю. Вашингтон таким образом просто показывает, что готов привлекать новых игроков на свою сторону. Однако в ближайшее время отношения между США и Вьетнамом, скорее всего, будут развиваться не в военной области, а в сфере торговли и технологического сотрудничества.

Беседовал Александр Желенин

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги