Владимир Козин: Когда и почему будет уничтожено ядерное оружие?

25 августа 2020

С середины прошлого века великие державы перестали сражаться между собой напрямую. Но вооруженные конфликты, главным образом региональные, не исчезли, просто начали разворачиваться либо на ограниченных площадках (Корея, Вьетнам, Афганистан, Сирия), либо ушли в новый формат "гибридных войн". Во многом это произошло из-за наличия ядерного оружия, которого у каждой из сторон потенциального военного противостояния накоплено столько, что победителя в ядерной войне просто не будет.

Тем не менее, стабильности в мире становится всё меньше. В тех же США ситуация подошла чуть ли не вплотную к гражданской войне. Следовательно, наличие ядерных арсеналов у девяти ядерных государств становится крайне опасным фактором. Эту проблему Общественная служба новостей обсудила с ведущим экспертом Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России, членом-корреспондентом Академии военных наук, экспертом КС НКО, членом Клуба Горчакова Владимиром Козиным.

– Владимир Петрович, скажите, а сегодня ядерное оружие вообще нужно? Ведь информационное оружие, политическое оружие и другой арсенал «гибридных войн» доказали свою относительную эффективность. Даже экономика в сегодняшнем мире может применяться как оружие.

– Да, количество ядерного оружия у девяти государств, средств его доставки значительно возросло. Соответственно, возросла и вероятность его применения. В действующей ядерной стратегии США имеются 14 оснований для его использования, в том числе в качестве первого удара. Видимо, по этой причине сейчас в антиядерном движении в США и в Европе поднимается новая волна против ядерного оружия и возможности его использования.

Спор ведётся – пока – только по одному принципиальному вопросу: крайний срок ликвидации ядерного оружия в 2030 или 2045 году? Причем 6 августа 2045-й год – дата понятная. Это столетие его применения американцами против Японии.

В этих требованиях также учитывается реальная техническая возможность повсеместной ликвидации ядерного оружия. А это такая же сложная проблема, как и создание ракетно-ядерных средств – и по времени демонтажа, и по финансовым затратам.

Эта волна только-только начинает движение, и похоже, что она будет пользоваться популярностью. В любом случае, человечество когда-то, конечно, избавится от ядерного оружия. Вопрос: когда?

Завтра? Нет. Послезавтра – тоже нет. Через год – вряд ли. А вот дальше – это уже когда? И когда это произойдёт, то почему?

Считаю, что это может произойти, когда вся ядерная девятка (и другие возможные участники этого клуба, если он расширится) перейдут на так называемое «оборонительное неядерное сдерживание, которое никому не угрожает».

– Сегодня ядерное оружие – это не столько средство войны, сколько средство недопущения войны?

– Да, чтобы противники и не думали нападать из-за неотвратимого возмездия.

– И если его убрать, то мы опрокинемся в XIX век, войны покатятся по планете?

– Конечно, это очень опасно. В одностороннем порядке ни в коем случае России нельзя его ликвидировать ни ядерное оружие, ни "великолепную семёрку".

Есть американский фильм "Великолепная семёрка", две экранизации: старый в 1960 году и новый в 2016. По сюжету семь "хороших парней" защищали одну деревню от гангстеров.

Вот и у России сначала было шесть перспективных видов вооружений, о которых президент рассказывал в 2018 году: Авангард, Сармат, Буревестник, Кинжал, Посейдон и Пересвет. А сейчас добавился седьмой: "Циркон" (гиперзвуковая крылатая противокорабельная ракета – прим. ред.). Вся эта "семёрка" не подпадает под какие бы то ни было договоры о сокращении или ограничении ядерных вооружений.

МБР "Сармат" может попасть только после завершения всех испытаний, принятия ее на вооружение и пристыковки к ней ядерных боезарядов. То есть – в будущем.

Но остальные виды вообще независимо ни от каких причин не могут быть включены ни в ДСНВ-3, ни в какие другие существующие договорные акты.

– А это движение против ядерного вооружения, оно стихийно начинается или это, всё-таки, кто-то продавливает? Потому что если мы откажемся от своего ядерного вооружения, то сможем ли мы удержать границы только обычными системами вооружений?

– Удивительно, но некоторые сторонники глобального ядерного нуля предлагают России заявить о готовности отказаться от ядерного оружия в инициативном порядке, в качестве жеста доброй воли. Странная позиция. Но когда им говоришь, "А вы пробовали предложить такой вариант США?", сразу теряются. Знают, что Белый дом на это не пойдет.

Нет, в одиночку, конечно, отказываться нельзя. Этот процесс должен быть синхронизирован со всеми другими ядерными государствами и носить необратимый характер. И с обязательно жёсткой проверкой полной ликвидации.

А причин для такого шага, я думаю, много.

Во-первых, порог применения ядерного оружия у американцев резко снизился. Иными словами, возможности его применения резко возросли. В оборонительной доктрине Дональда Трампа, как уже было сказано, заявлено 14 оснований применения ядерного оружия. А при Бараке Обаме было шесть!

У нас же было и остаётся – два.

И появляются заряды малой мощности.

– От себя могу добавить, что ведётся активная пропаганда. Если посмотреть по фильмам, очень много таких, которые говорят: после ядерной войны жить можно. Конечно, плохонько, но зато по-новому.

– И это очень плохо.

Но дело в том, что "западники" позволяют критиковать применение ядерного оружия. Не сами, а с позиции общественного мнения. То есть они не препятствуют продвигать идеи о "ядерной зиме", ужасных последствиях – гигантских пожарах, радиоактивном заражении местности, отсутствии питьевой воды, нехватке всего и вся, уничтожении запасов продовольствия.

Но они препятствуют, например, требованиям чтобы США убрали  своё ТЯО (тактическое ядерное оружие – прим. ред.) из Европы. И также они препятствуют протестам против размещения Соединенными Штатами нового ядерного вооружения в Европе после их выхода из ДРСМД.

Я думаю, что эти факторы заставляют людей беспокоиться: и специалистов, и непрофессионалов.

Теги