Вице-президент Республики Сербской: Без России Боснию и Герцеговину затащат в НАТО

24 января 2014

Вице-президент Республики Сербской (в составе Боснии и Герцеговины) Эмил Влайки – один из немногих высокопоставленных европейских политиков, кто не боится говорить о том, о чем прочие не рискнут. Свое видение причин балканского кризиса и нынешней ситуации в регионе он изложил в интервью "Голосу России".

Вице-президент Республики Сербской (РС) Эмил Влайки - уникальный человек. Его мнения часто вступают в противоречие с принятым в ЕС упрощенным представлением о балканском кризисе. Он не стесняется заявлять о том, что произошедшее в Сребренице нельзя квалифицировать как геноцид, и полагает, что считавшегося прозападным сербского политика Зорана Джинджича в 2003 году ликвидировал сам Запад. С господином Влайки можно беседовать о любых серьезных материях, потому что он – прежде всего политический философ.

Вице-президент РС рос в Хорватии, защитил докторскую диссертацию по политическим наукам в Сорбонне, преподавал в Йельском и Оттавском университетах, жил в Канаде и Франции. Вернулся в БиГ в середине нулевых, и в 2010 году был избран вице-президентом РС из рядов представителей хорватского народа. Его книги входят в обязательную программу некоторых университетов БиГ, Хорватии и Словении.

Корреспондент "Голоса России" побеседовал с Эмилом Влайки о "столетии силы", путях возвращения Косово и возможности разделения сербского народа по принципу "НАТО – не НАТО".

- Господин Влайки, ваше заявление о том, что Россия будет продолжать поддерживать Белград в вопросе Косово только в случае отсутствия евроатлантических устремлений у Сербии, привлекло огромное внимание.

- Мой тезис был подкреплен заявлениями источников, о которых я распространяться не могу, но с которыми я консультировался. Вспомним, Владимир Путин говорил, что русские не могут быть большими сербами, чем сами сербы. Когда нужно было, сербы ничего не сделали, а ведь по Кумановскому соглашению (соглашение 1999 года, после которого завершилась агрессия НАТО против Югославии) они имели право дислоцировать определенное число армейских подразделений, полицейских, таможенников в Косово. Сербы не отстояли право на это, не использовали эту возможность. Так что возникла так называемая Республика Косово, которую защищают войска НАТО.

Россия рассудила, что вмешательство могло бы фактически привести к Третьей мировой войне, но при этом гарантировала Сербии два момента: от Сербии не отделятся Санджак, Прешевская долина и Воеводина, а также обещала серьезную экономическую помощь, то есть проекты и инвестиции. И выполняет обещание. То, что сейчас дает Сербии Россия, Запад, как бы он ни хотел втянуть страну в Альянс, дать не готов.

В конце концов, прозападное течение в сербской политике должно исчезнуть. Правда, на примере Украине мы видим, что Запад, даже после того, как Россия обеспечила Киеву финансовую помощь и снизила цены на газ, не отказывается от своих планов и организует демонстрации, перерастающие в беспорядки. Думаю, и сближению Сербии с Россией постараются помешать, но эти попытки обречены на провал, если помощь Москвы будет реальной и эффективной. В противном случае, в Сербии могут пересмотреть свои взгляды.

Что касается Республики Сербской, ситуация здесь нестабильная. Международное сообщество пытается всеми силами, пользуясь тяжелой экономической и общественной ситуацией в энтитете, свергнуть президента Милорада Додика, который является единственным препятствием для евроатлантической интеграции. Президент не раз заявлял, что евроинтеграция не вызывает никаких вопросов, но он не допустит вступления БиГ в НАТО, так как пока Сербия соблюдает военный нейтралитет, это приведет к созданию своего рода границы, проходящей по реке Дрина. Это противопоставит сербов из БиГ сербам из Сербии, как уже было сто лет назад, когда в ходе Первой мировой войны представители этого народа вынуждены были сражаться друг против друга. Мне лично кажется, что Россия должна более решительно поддерживать Республику Сербскую. Без этого, то есть без инвестиций, совместных проектов, кредитов, существующее положение дел может измениться: БиГ втащат в НАТО, при этом она никогда не войдет в "Большую Европу", это ясно.

- Президент Додик говорил, что Дейтонское соглашение, положившее конец кровопролитию в БиГ, прекрасно функционировало на бумаге, но в реальности, благодаря "вольной интерпретации" различными верховными представителями, все больше напоминает документ, направленный против интересов Баня-Луки. Что вы думаете по этому поводу?

- Это верно. За эти годы множество полномочий РС, прописанных Дейтоном, перешли в компетенцию Сараево, то есть боснийцев. Цель нынешних властей в Баня-Луке - предотвратить этот процесс, чтобы Республика Сербская не превратилась в пустую оболочку, от которой останется одно название, в то время как руководить будет самый многочисленный народ БиГ - боснийцы. И опять же, без российской поддержки нам не обойтись.

- Вы регулярно ездите в Косово, присутствуете на заседаниях сербских политических лидеров из этой провинции. По вашему мнению, кто из политиков имел самые серьезные шансы договориться с албанским руководством края? А кто эти шансы растерял?

- Не думаю, что кто-то мог договориться. Там создается Великая Албания. По этому поводу сейчас местные албанцы договариваются с половиной Македонии, Албанией, Черногорией, им и в голову не приходит вернуться к прежнему состоянию и пойти на уступки. То, что взято силой, мирным путем не вернуть, только таким же способом. Это вообще столетие силы. Только так можно сохранить независимость и целостность.

- Вы не серб, вы не исповедуете православие и не являетесь гражданином Сербии. Почему вопрос Косово так важен для вас?

- Когда в 90-е годы я жил за рубежом, то следил за событиями в бывшей Югославии. В конце концов, я вырос в этой стране, всегда чувствовал себя югославом, и все народы бывшей Югославии - так или иначе, часть моей идентичности. Между тем я наблюдал процесс демонизации одного народа, сербского. Это было несправедливо, потому что преступления совершали все, но вина падала на сербов, а хорваты и мусульмане были представлены как ангелы и агнцы. Я написал книгу "Демонизация сербов", которая уже выдержала несколько изданий, и постепенно стал своего рода летописцем истории сербского народа. Я не верил, что вернусь на родину, но в итоге вернулся и стал углубленно изучать вопрос - почему все это происходит, почему только одному народу угрожают и отнимают территории.

По матери я еврей, по отцу - хорват, то есть с сербами я никак не связан, но я считаю, что их судьба все больше напоминает судьбу евреев. Множество родственников моей матери погибли в европейских концлагерях. Сербы, по сути, - современные евреи, я понял это, когда увидел, как они жили в Косово, когда вынуждены были ради собственной безопасности сами себя окружать колючей проволокой. Все это задевает меня просто по-человечески, но я бы точно также встал на защиту любого народа в мире, если бы он оказался в подобных условиях.

- Ваша последняя на данный момент книга называется "Международные отношения постмодернизма". Учитывая, насколько многогранен сам по себе термин "постмодернизм", не могли бы вы пояснить, что означает введенное вами понятие.

- С точки зрения экономики это означает, что нынешние рыночные отношения больше не могут обеспечивать производство, простое и расширенное воспроизводство, дальнейшее технологическое развитие. Технический прогресс, роботизация и информатизация уничтожают рабочие места, становится все больше безработных. В общем, все то, что предвидел еще Карл Маркс.

Даже в самых развитых капиталистических государствах дело идет к пауперизации, то есть обнищанию рабочего класса. Сейчас рынок как таковой все еще защищается институционально, поэтому есть репрессивные аппараты государства, есть армия, полиция, но он, очевидно, обречен на погибель. А что касается постмодернизма в международных отношениях, то долгие века они шли по тому пути, который Гегель называл "ratio". Поскольку сейчас рыночные отношения уже почти ничего не стоят и почти ничего не регулируют, международные отношения все чаще базируются на силе. Колонии, которые безжалостно использовались последние столетия, эксплуатировать уже нельзя - они стали независимыми государствами. На смену колониализму и рационализму приходят бомбы, угрозы и шантаж.

- В этой книге вы также предупреждаете о таком явлении, как "преднамеренный холокост", жертвой которого станет рабочий класс, прежде всего, в развивающихся государствах. Так вот, согласно критериям МВФ и ООН, например, государства БРИКС также попадают под эту категорию. Значит ли это, что и Россию ждет столь печальная экономическая судьба?

- Нет, даже речи идти об этом не может. Россия - часть западного мира, в плане развития технологий она, как, кстати, и Китай, не отстает от Запада. Только вот покупательная способность не так высока, что естественно, так как Запад пять столетий эксплуатировал тех, кого сейчас называют развивающимися государствами, и тем самым обеспечил себе преимущество. Кроме того, Россия очень человечна, недаром ваш философ Бердяев говорил, что социалистическая революция, если и могла где-то произойти, то именно в России, потому что суть русского православия в том, что русский народ всегда ищет справедливость. Благодаря, с одной стороны гуманизму, а с другой - рационализму, России не грозит крах.

Беседовал Тимур Блохин.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги