Венгерский политик: Для нас Россия - стратегический партнер

23 января 2014

Лидер венгерской партии "Йоббик – За лучшую Венгрию" Габор Вона в интервью информационному агентству REX рассказал о евроатлантизме, России, Грузии, Сирии, русинах, Трансильвании и Сербии.

- Недавно Президент России Владимир Путин и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан встретились в Москве и достигли важных договорённостей. Договоренность об увеличении мощностей венгерской АЭС в Пакше вызвала критику в политических кругах Венгрии. Почему? Как ваша партия смотрит на итоги визита Орбана в Москву?

- "Йоббик" - единственная партия в венгерском парламенте, которая не только выступала за увеличение мощностей атомной станции Пакш, но и отдавала предпочтение России в осуществлении данного проекта. Остальные партии меняли свою позицию, как перчатки, в зависимости от того у власти они находятся или в оппозиции. Для нас же этот вопрос является профессиональным вопросом энергетики. Венгрии не обойтись без атомной энергии. Российский же проект основан на самой безопасной технологии, ведь и предыдущие блоки в Пакше также строила Россия. Кроме этого мы рассчитываем, что в ходе такого сотрудничества будут максимально задействованы венгерские предпринимательства. О соблюдении этого условия я, как глава парламентского Союза венгеро-русской дружбы, особенно просил Росатом.

- Как сегодня общественность Венгрии смотрит на венгеро-российские отношения? По-прежнему говорят о заговорах КГБ и "советских оккупантах"?

- Отношение к этому вопросу очень изменилось, ведь с момента поражения коммунистического режима прошло уже 20 лет. Нужно помнить о ранах, нанесенных историей, с взаимным уважением относиться к чувствам друг друга, но нельзя допустить, чтобы прошлое лишило нас обоюдовыгодного сотрудничества в настоящем. Сегодня уже значительная часть населения Венгрии с ностальгией вспоминает те времена, когда мы большую часть нашей сельскохозяйственной и промышленной продукции поставляли в Россию, что давало работу людям. Я сегодня работаю над тем, чтобы эта возможность вновь открылась для Венгрии. Для нас Россия – стратегический партнер.

- Насколько позиция политических партий отражает изменения в обществе?

- К сожалению, вижу, что за исключением политики моей партии, политика и "Фидес" [её лидером является премьер-министр Виктор Орбан - ИА REX], и социалистов в отношении России не последовательная и поэтому наносит вред. Поэтому я с пониманием отношусь к возможно создавшемуся у вас мнению о том, что Венгрия ненадежный партнер. Если "Йоббик" победит мы хотим порвать с этой практикой и собираемся строить стратегические партнерские отношения с Россией, основанные на взаимном уважении.

- Ваш дед погиб в боях против Советского Союза во время Второй мировой войны. Вы же сейчас возглавляете Межпарламентский Союз венгеро-российских связей. Как вы сами для себя объясняете эту ситуацию?

- В истории не хорошие и плохие воевали с друг другом на фронтах, а люди на обеих сторонах фронта. Я очень сожалею, что не знал своего дедушку и мой отец вырос без него. Но в те времена такая беда коснулась многих семей в обеих странах. Фотография деда и сегодня висит в моем кабинете, я горжусь им. Но это нельзя смешивать с важностью развития венгеро-российских связей. Мне как политическому деятелю нужно направлять свои действия на пользу страны. Для этого необходимы отличные отношения с Россией. Семейную трагедию нельзя переносить на внешнюю политику двух стран. Я думаю, что этим я показываю пример того, что будущее не за войнами, а за взаимным уважением и поиском компромиссов.

- Что, по вашему мнению, составляет основу венгеро-российских отношений? Что наши страны могут дать друг другу?

- Обе страны могут быть важны друг другу. Венгрия для Москвы может быть воротами и мостом на Запад, Россия же для нас – огромный рынок, означающий равновесие, вопреки евроатлантизму.

- Ваша партия "Йоббик" была единственной партией в Венгрии, которая поддержала позицию России в её конфликтах с Грузией, с Украиной и в Сирии. Почему?

- Просто потому, что, по нашему мнению, Россия занимала честную и приемлемую для нас позицию. Другие венгерские партии находятся под влиянием Евросоюза и США. Из материалов WikiLeaks выяснилось, что руководители партий регулярно посещали посольство США, где давали отчет, и где действует центр прослушивания. Мы не хотим плохих отношений с США, но не хотим быть их слугами. Мы за независимую Венгрию, а для этого и партия должна быть независимой.

- В прошлом году вы прочли лекцию в Москве, в МГУ, темой которой стал конфликт между евразийством и евроатлантизмом. Как вы смотрите на эту концепцию сегодня?

- Мое мнение не изменилось. Для Венгрии евроатлантизм принес экономический, политический и культурный кризис. Нужно пересмотреть международную обстановку. Евразийство для меня означает, что Венгрия может стать посредником между Европой и Азией. Знаю, что корни этой позиции ведут к России, мне известны труды Трубецкого, мне посчастливилось лично знать профессора Дугина. Преимущества евразийства в том, что оно позволяет сохранять независимость регионов, строиться на континентальном сотрудничестве в отличие от эксплуатации Евросоюза.

- В прежние годы Венгрия вместе с Эстонией и Финляндией уделяла много внимания проблемам финно-угорских народов России. Как вы сами смотрите на перспективы "финно-угорского единства"?

- Для нас эмоциональная и профессиональная сторона финно-угорских связей менее важна, чем для других партий. Мы считаем, что венгры – древний степной народ, потомки гуннов. Этот вопрос несет в себе отдельные внешнеполитические последствия, но, думаю, с точки зрения развития хороших отношений с Россией не означает ничего негативного.

- В России внимательно следят за судьбой венгерского и, особенно, русинского меньшинств на Украине. Как партия "Йоббик" относится к защите интересов этих меньшинств на Украине?

- В связи с тем, что на Украине живет значительная прослойка венгерского меньшинства, мы очень следим за тем, что там происходит, у нас прекрасные отношения с русинским меньшинством. Даже можно назвать эти отношения братскими, руководители русинских организаций регулярно принимают участие в конгрессах "Йоббика", мы всегда с большим радушием принимаем их. Я верю, что Украина, провозглашающая европейские ценности, будет должное внимание уделять проживающим на ее территории национальным меньшинствам.

- В России хорошо известна проблема населённой венграми Трансильвании в Румынии. Как вы оцениваете перспективы территориальной субъектности и автономизации Трансильвании?

- Считаю, что нынешняя ситуация складывается плохо, румыны допускают ошибки, аналогичные тем, что венгры допускали в 19 веке, думая, что могут стереть различия, ассимилировать другие народы. Этого не произойдет. Мы это испытали на своем печальном опыте после Первой мировой войны. В то же время я отношусь к этому с оптимизмом, уверен, что доживу до тех времен, когда будет венгерская автономия в Трансильвании.

- Наконец, Россию связывают традиционно очень близкие отношения с Сербией. Поэтому было бы интересно узнать позицию вашей партии по проблеме автономии в отчасти населённой венграми Воеводины. Вы согласны с желанием политических сил Воеводины повысить свой автономный статус?

- Естественно. Разве глава венгерской национальной партии может желать другого? Я прекрасно осведомлен о глубине русско-сербских связей, но это представляется мне не проблемой, а возможностью. Возможностью, что именно с русским посредничеством можем объяснить как сербам, так и румынам, что мы не выступаем против них, мы отстаиваем своих. Не их права хотим мы ущемлять, а, живя вместе в Карпатском регионе, хотим получить право на свое выживание.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги