Василий Никуленков: Противоречия в рамках геополитического треугольника. Евросоюз, Китай и Россия в конце XX - начале XXI века

10 ноября 2014

Фонд Горчакова и Центр стратегических оценок и прогнозов начинают публикацию статей номинантов на премию имени Андрея Евгеньевича Снесарева – 2014. Серию открывает директор Центра геополитики и международных отношений Управления международных связей Сибирского федерального университета, руководитель Школы публичной дипломатии Красноярска Василий Никуленков:

В статье рассматривается противоречия экономических и политических взаимоотношений Европейского Союза с Китаем и Россией на рубеже ХХ и ХХ веков. Тогда развитая КНР продолжала набирать международный вес, а ослабевшая после развала СССР Россия теряла все позиции во внутренней и внешней политике, не смотря на то, что ЕС был основным партнером для двух, похожих с точки зрения экономической системы, государств.

К началу 1990-х годов геополитический расстановка сил в мире в корне изменилась. Исчез второй полюс силы – СССР. Китайская народная республика еще не представляла из себя игрока равносильного США, однако, экономическая и политическая борьба за партнерство с Китаем уже началась. И если СССР – Россия только в 1989 — восстановили с Китаем межпартийные связи и нормализовали отношения, то 16 сентября 1973 года ЕЭС и КНР подписали соглашение об установлении дипломатических отношений. Через три года, в апреле 1978, в Брюсселе стороны заключили торговое соглашение, в рамках которого была создана Совместная комиссия Китай – ЕЭС.В 1970-е годы Китай рассматривал Европу в контексте теории “трёх миров”, согласно которой она относилась ко “второму миру”, и китайское руководство рассчитывало в союзе с ней и развивающимися странами – “третьим миром” – бороться с гегемонизмом “первого мира” – США и СССР. После того как в январе 1973 года к ЕЭС присоединились Великобритания, Ирландия и Дания, значение Союза для Китая значительно выросло. Институциональной основой отношений между ЕС и Китаем стало подписанное в 1985 году Соглашение о сотрудничестве. Этот документ, наряду с дополнениями, сделанными в 1994 и 2004 годах в форме обмена письмами, до настоящего времени остаётся основой экономического и политического сотрудничества между Евросоюзом и Китаем. В 1995, 1998 и 2001 годах Еврокомиссия выступила с тремя посланиями по Китаю.

Соглашение 1985 года значительно расширило сферы сотрудничества с Китаем, включая создание совместных предприятий, передачу технологий, вопросы инвестирования, деятельность в третьих странах и многое другое. Статус “страны наибольшего благоприятствования” был расширен, хотя многие ограничения сохранились. Были достигнуты договорённости по вопросам либерализации торговли и взаимного снятия таможенных барьеров.

Характер российско-китайских отношений больше был выстроен в контексте преимущественно политического сотрудничества. Так, в 1991 г — после развала СССР начинается новая эра отношений между Россией и Китаем, поддерживаются официально хорошие отношения. Начиная с периода 1991-1996 гг., когда отношения между двумя государствами перешли от простой нормализации к добрососедскому партнерству, а в 1996 г – к стратегическому взаимодействию. 16 июля 2001 г. по инициативе Цзян Цзэминя - Председателя КНР, был подписан договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, была создана Шанхайская организация сотрудничества. В 2005 г. был ратифицирован договор об урегулировании спорных пограничных вопросов между двумя странами. Проводились первые совместные военные учения. На саммите ШОС принята декларация с призывом к США определить сроки вывода американских военных баз из бывших советских республик в Центральной Азии. В 2007 г. прошли антитеррористические учения ШОС, а 2009 подписана Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР до 2018 гг. В 2010 г. было завершено строительства ответвления на Китай нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан.

Европейский Союз в свою очередь продолжал выстраивать с Китаем более комплексные отношения, показательные для страны - стратегического партнера. Так, 15 мая 2001 года Еврокомиссия приняла документ, озаглавленный "Стратегия ЕС в отношении Китая: Реализация плана 1998 года и дальнейшие шаги в направлении более эффективной политики ЕС". По сути это лишь дополнения к принятому в 1998 году документу "Построение всеобъемлющего партнёрства с Китаем".

Задачи политики ЕС в отношении Китая, провозглашённые в обоих документах, сводятся к вовлечению Китая в международное сообщество, прежде всего через политический диалог; поддержке перехода Китая к открытому обществу, основанному на главенстве закона и уважении прав человека; дальнейшей интеграции Китая в мировую экономику путём ещё большего вовлечения в глобальную торговую систему и поддержки экономических и социальных реформ; лучшему использованию имеющихся у ЕС ресурсов; повышению имиджа ЕС в Китае.

Китай сформулировал свои четыре принципа политики в отношении ЕС, которые, как и в целом концепция внешней политики Китая, представляли из себя довольно общие формулировки, такие как: развитие отношений с прицелом на XXI век; взаимное уважение; взаимная выгодность отношений; разрешение любых международных проблем путём переговоров и консультаций.

Можно заметить, что в принципах ЕС и КНР нет кардинальных противоречий, а только политический диалог и стремление к развитию отношений. В октябре 2003 года МИД Китая впервые опубликовал официальный документ, посвящённый своим отношениям с ЕС. Хотя в документе и отмечалось, что “в силу различий в истории, культурном наследии, политических системах, уровнях экономического развития естественно, что стороны имеют различные взгляды или даже несогласие по некоторым вопросам”, в целом он был посвящён успехам сотрудничества Пекина и Брюсселя. Значительную роль в отношениях между ЕС и Китаем играют проводимые с апреля 1998 года встречи в верхах, позволяющие оперативно решать возникающие проблемы и намечать пути развития дальнейшего сотрудничества.

В мае 2004 года премьер Госсовета Вэнь Цзябао посетил Брюссель, где встретился с президентом Еврокомиссии Романо Проди. В ходе визита было подписано совместное заявление о сотрудничестве между ЕС и КНР в сфере науки и технологий.

Если говорить о результатах десятилетнего многостороннего сотрудничества ЕС и Китая, то мы видим, что с начала 1980-х годов годовой прирост ВВП Китая составляет 8–10%, а внешняя торговля с 1978 года, когда Китай приступил к реформам, до 2004 года выросла с 20,6 млрд долл. до одного триллиона. Ежегодный рост экспорта КНР за десятилетие 1990–2000 составил 14,5%. Рост торговли сопровождался изменением номенклатуры товаров китайского экспорта в ЕС. В 1980 году доля продукции машиностроения, куда по китайской таможенной классификации входит промышленное оборудование, транспортное машиностроение, компьютеры и электроника, в общем объёме экспорта КНР составила 4,6%, в 1990 году она выросла до 9%, а в 2003 году достигла 39%.

В 2003 году в экспорте ЕС-15 в КНР 92,4% пришлось на готовые изделия, в импорте из Китая на эту категорию товаров пришлось немногим больше – 95,7%, в том числе на машины и транспортное оборудование 24,2%, на текстильные товары 2,6%, на одежду 11,5%, на игрушки 7,7%.

С 1979 по 1983 год прямые инвестиции стран ЕС составили 718 млн. долл., ещё 885 млн было предоставлено в виде займов. На ЕС за этот период пришлось 7,4% иностранных капиталовложений в китайскую экономику. Экономические отношения с Китаем ЕС предпочел выстраивать в форме особого "китайского экономического чуда", когда поощрялось именно инвестирование в развитие промышленности Китая, а не в формате "шоковой терапии", когда страна "первого мира" через кабальные займы превращалась в страну "третьего" мира.

Что же касается партнерства новой постсоветской России и Евросоюза, то мы можем проследить следующее. 25 июня 1988 года было подписано соглашение о торговле и сотрудничестве между ЕЭС и СССР, а 24 июня 1994 — двустороннее соглашение о партнёрстве и сотрудничестве между Европейским Союзом и Россией (вступило в силу 1 декабря 1997). С 1992 года Россия, являясь членом МВФ с этого же года, воспользовалась кредитами МВФ на общую сумму около 22 миллиардов долларов. 1 апреля 1992 года была обнародована первая международная программа помощи России при поддержке МВФ. Первый транш в рамках кредита стэнд-бай был переведен 5 августа 1992 года. Кредит был открыт на сумму 719 миллионов СДР (около 1 миллиарда долларов) со сроком использования в течение пяти месяцев. Второй пакет помощи России был принят на встрече "семерки" в апреле 1993 года. Он предусматривал кредит на "первоочередные стабилизационные меры" в размере 3 миллиардов долларов. 6 июля 1993 года и 25 апреля 1994 года в рамках механизма финансирования системных преобразований Россией были получены два транша по 1078,3 миллиона СДР (около 1,5 миллиардов долларов). 11 апреля 1995 года предоставлен первый стандартный полномасштабный кредит стэнд-бай в объеме квоты страны в МВФ — 6,8 миллиарда долларов со сроком использования в течение 12 месяцев. В марте 1996 года МВФ через механизм расширенного финансирования предоставил России новый кредит в размере 10,1 миллиарда долларов. 20 июля 1998 года МВФ перевел транш в размере 675,02 миллиона СДР, но в связи с событиями 17 августа 1998 года (объявление дефолта по внутреннему государственному долгу, установление 90-дневного моратория на платежи по внешним обязательствам коммерческих банков и девальвация рубля) кредитный пакет помощи России был заморожен.

В июле 1999 года МВФ Россия получила первый и последний транш кредита в 640 миллионов долларов. С 2000 года Россия ни разу не обращалась за кредитами МВФ.

Заметим, что в качестве условий кредитования было выдвинута ликвидация экспортных пошлин на газ и нефть, отмена предтаможенной экспертизы экспортируемых товаров, отмена ограничений на импорт алкоголя. В 2003 году товарный обмен между РФ и Евросоюзом (с учётом новых его членов, вступивших в ЕС в 2004) достиг 92 млрд евро.

Из Европы в РФ поступают преимущественно машины и оборудование, готовая промышленная продукция, товары широкого потребления. ЕС — главный для России источник современных технологий. Россия в основном выступает в роли поставщика энергоресурсов. Доля "Газпрома" в поставках природного газа в Западную Европу составляет 25 %. Эстония, Литва, Латвия и Словакия практически полностью зависят от российского газа, а Венгрия, Польша и Чехия — на две трети и более. Что касается нефти, то Россия поставляет в ЕС 44 % от её общего импорта.

Что касается результативности кредитования российской экономики, то в России не была создана полноценная рыночная экономика. Созданная экономическая система скорее была "квазирыночной". Произошла ориентация всей экономики на финансово-торговые спекуляции и растаскивание ранее созданного богатства, хронический фискальный кризис, дефицит бюджета, спад производства и разрастание неплатежей.

Произошло заметное обеднение едва ли не большинства населения России в начале 90-х годов: жизненный уровень основной массы населения снизился по многим характеристикам в 1,5-2 раза — до показателей 60-70-х годов. Как отмечал в 2002 году академик Д. С. Львов, зарплата в реальном исчислении сократилась с 410 рублей (1990 г.) до 168 рублей (2000 г.).

Произошло снижение наукоемких производств, техническая деградация экономики, свертывание современных технологий. Падение производства в России по своим масштабам и длительности значительно превысило все известные в истории кризисы мирного времени. В машиностроении, промышленном строительстве, легкой, пищевой промышленности и во многих других важнейших отраслях производство сократилось в 4—5 раз, расходы на научные исследования и конструкторские разработки — в 10 раз, а по отдельным направлениям — в 15-20 раз. Главным источником экспортных доходов являлись сырьевые ресурсы.

Как полагает доктор экономики, профессор Гарвардского университета Янош Корнаи, в России, прошедшей через "шоковую терапию" Д.Сакса, произошло развитие "абсурдной, извращённой и крайне несправедливой формы олигархического капитализма". Руслан Гринберг, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН также отмечал, что в результате политики Ельцина и реформаторов сформировался "олигархический капитализм".

Однако на Польшу и другие государства Восточной Европы "шоковая терапия" повлияла ровно противоположно, и они достигли уровня экономического развития, соответствующего требованиям для вступления в Европейский союз.

Таким образом, экономическое сотрудничество ЕС с Китаем и ЕС с Россией носило настолько разный характер, что в итоге геополитическая концепция Китая "бороться совместно с ЕС против гегемонов мира СССР и США" реализовалась в форме превращения постсоветской России в сырьевой придаток ЕС и Китая, для которого Россия стала не более чем рынком сбыта.

Обращаясь к политическим противоречиям в рамках сотрудничества ЕС-Китай, отметим, что претензии ЕС к Китаю в политике сводятся к критике Пекина за нарушения прав человека. С 1989 по 1995 год руководство ЕС занимало крайне жёсткую позицию по вопросам соблюдения прав человека в Китае. После событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году экономические связи между ЕС и КНР были резко сокращены и Евросоюз инициировал ряд антикитайских резолюций в Комиссии ООН по правам человека и в подкомиссии по предотвращению дискриминации и защиты нацменьшинств. Когда в ЕС убедились в неэффективности такого воздействия на политику Китая, а также негативном влиянии на торговлю, было принято решение изменить тактику и начать прямой диалог с Китаем по этим проблемам. Первая такая встреча состоялась в Брюсселе в январе 1995 года. Однако после того как ЕС всё же инициировал в ООН новую резолюцию, осуждающую КНР за нарушение прав человека, Китай прервал вторую встречу, что фактически заставило европейских дипломатов отказаться от политики воздействия на Китай через ООН. Таким образом, Китаю удалось поставить европейскую политику в этой сфере под свой контроль.

Что касается претензий Китая к ЕС, то они в основном носят политический и достаточно общий характер, что свидетельствует об отсутствии глубоких противоречий между ними. В действительности Китай находится в уникальной ситуации. Что касается проблемы “прав человека”, то Китай научился сдержанно относиться к постоянным упрёкам Европарламента в нарушении этих прав. В свою очередь Китай продолжает напоминать ЕС о необходимости сохранения политики “одного Китая”.

В политическом поле взаимоотношений России и ЕС мы снова наблюдаем обратную картину. Начиная с 1999 года, Россия начинает подвергаться жесткой критике на международном уровне. В год, когда В.В.Путин стал премьер-министром России, претензии со стороны ЕС возникают и в области прав человека, и в области еще слабых попыток Евразийской интеграции, и даже в области внутри государственного переустройства. С 1999-2001 гг. Европарламент принял серию критических резолюций по положению в Чечне.

Что касается вопросов внутренней и внешней безопасности, то расширение ЕС, осуществлённое в 2004 году, вызвало к жизни новые проблемы, при этом отношения с Россией были низведены Евросоюзом до ранга отношений с так называемыми государствами "непосредственного соседства", куда также попали страны Северной Африки, Украина, Молдавия, Грузия и т. д. С присоединением 10 новых стран негативное отношение к России в штаб-квартире ЕС усиливается. Показательной стала проведённая 10 октября 2004 встреча глав МИД 11 стран — членов ЕС (Польша, Чехия, Венгрия, Словакия, Эстония, Латвия, Литва, Дания, Швеция, Финляндия и Австрия), на которой было выдвинуто требование поднять роль "малых стран" во внешней политике ЕС, а более конкретно — ужесточить политику ЕС в отношении России. Новым объектом критики с сентября 2004 стали предложения Президента России Владимира Путина по государственному переустройству России. ЕС предложил провести диалог с Россией в рамках программы "Новое партнерство" — единого плана сотрудничества ЕС с граничащими с ним государствами, что ставило Россию на уровень североафриканских государств. ЕС продолжал бездействовать против ущемления прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии, но реализовал ряд попыток противостоять сохранению внешнеполитического влияния России на постсоветском пространстве. Также ЕС выступал против сохранения российских военных баз в Приднестровье и Грузии, вмешательства России во внутригрузинские конфликты (Абхазия и Южная Осетия); заниженных внутрироссийских цен на энергоносители по сравнению с мировыми ценами; взимания Россией компенсационных выплат с европейских авиакомпаний за использование ими беспосадочного транссибирского маршрута.

Остается дискуссионным вопрос о том, почему политика ЕС в отношении Китая и России, казалось бы, по тем же самым вопросам, которые эквивалентный для всего мира (такие, например, как вопросы прав человека) не просто различна, а напоминает популярное сегодня выражение "политика двойных стандартов". Тем не менее, Россия неизбежно включается в политику ЕС и Китая, поскольку это ближайшие ее соседи. Учитывая сегодняшний политический кризис на Украине и последовавшие за ним "газовые противоречия", Россия может более гибко и рационально использовать свои запасы энергетического сырья, в которых активно заинтересованы и ЕС, и Китай, что и начал реализовывать Президент России В.В. Путин в мае 2014 года. В том случае, если Россия не найдет уникальную форму международного сотрудничества с Китаем и ЕС, то Россия может стать только транспортным мостом между ЕС и Китаем. Что касается общеполитических интересов, то очевидно, что и Китай, и ЕС, и Россия объективно выступают за многополюсный мир. Лавирование стран-лидеров ЕС между политикой России и США еще раз подчеркивает приверженность ЕС к многополярному миру, чему нельзя не симпатизировать в условиях многочисленных фактов нарушений международного права США в одностороннем порядке.

Также представляется закономерным разный подход в отношениях Китая к ЕС и России. Отношения между Брюсселем и Пекином в отличие от отношений Россия - ЕС не отягощены проблемой расширения НАТО. С другой стороны, Китай проявил глубокую озабоченность фактом переговоров о вступлении России в военно-политический блок, что приблизит сферу влияния США (идеологического оппонента Китая) прямо к границам КНР. Таким образом, геополитическая концепция Китая будет провалена, а позиция ЕС о многополярности также не будет соблюдена. Во всей сложной системе международных отношений между ЕС и Китаем, корни которых уходят в 1970-е годы в период апогея холодной войны между СССР и КНР, можно проследить четкую, последовательную, экономико-политическую заинтересованность Европы по взращиванию на Юго-востоке России мощного конкурента. Именно политический раздор Китая и СССР повлек целый комплекс международных мероприятий по признанию коммунистического Китая со стороны ООН, введением КНР в Совет безопасности ООН, установлением дипломатических отношений с Западом. Экономическая политика ЕС по отношению к Китаю отличалась прогрессивным инвестированием в наукоемкие технологии, а не сырьевой оплатой за готовые товары, как было в случае с Россией. Противоречия в области различных политических сферах по отношении к Китаю отличались не просто лояльностью, а бесчисленными уступками, в отличие от отношений с Россией, перечень политических претензий к которой, начиная с 1999 года превратился в серьезное международное давление и даже санкции".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги