Турция: между выбором и идеей фикс

24 июля 2014

В Турции 10 августа состоятся первые всенародные выборы президента – до сих пор его избирал парламент.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"Окончательный список кандидатов в президенты выглядит так: премьер-министр и выдвиженец правящей Партии справедливости и развития (ПСР) Реджеп Тайип Эрдоган; ставленник прокурдской Народно-демократической партии (НДП) Селахаттин Демирташ; баллотирующийся от пяти оппозиционных партий бывший генеральный секретарь Организации исламского сотрудничества Экмеледдин Ихсаноглу.

Победит кандидат, набравший 50 процентов плюс один голос. Если в первом туре одному из кандидатов не удастся получить необходимое количества голосов, через две недели состоится второй тур голосования.

Ожидалось, что в выборах примет участие действующий президент Турции Абулла Гюль, однако он отказался это делать. О его планах ходят самые разноречивые слухи – от окончательного ухода из политики до получения кресла премьер-министра. Напомним, Гюль, несмотря на всю сложность внутриполитической ситуации в Турции, Эрдогана не подвел, и помог ему одержать победу над политическими оппонентами.

Прогнозировать исход президентской гонки пока сложно, хотя многие турецкие эксперты считают, что Эрдоган, несмотря на периодические политические волнения в стране с требованием его отставки, обойдет своих конкурентов уже в первом туре. Основание для оптимизма им дает успех правящей партии на состоявшихся весной муниципальных выборах, подтвердивших, что правящая партия Турции пока остается безальтернативной политической силой. Впрочем, многое будет зависеть от курдского населения страны, большинство которого, вероятно, отдаст свои голоса НДП.

С другой стороны, не стоит сбрасывать со счетов и единого кандидата от оппозиции – Исханоглу: он слывет опытным дипломатом и интеллектуалом. Однако этого недостаточно для высокого авторитета в многомиллионной и противоречивой мусульманской среде. Но то, что оппозиция не разругалась и сумела договориться о выдвижении единой кандидатуры, говорит в пользу ее мобилизационных и прагматичных способностей.

Сейчас она, в основном, налегает на "авторитаризм, мстительность и жестокость" Эрдогана, хотя электорат премьера воспринимает эти его "характеристики" как мужество и умение постоять за свою страну и свой народ. Есть и те, кто обвиняют Эрдогана в "антизападничестве", и в этом контексте сравнивают его и всю правящую партию с Президентом России Владимиром Путиным.

В частности, турецкое издание Zaman (его цитирует ИноСМИ) пишет: "Конечно, между Россией и Турцией существуют важные различия в историческом, политическом и экономическом отношении. Тем не менее, при анализе антизападной риторики Путина трудно не согласиться с тем, что схожие темы весьма агрессивно и настойчиво озвучивались в последние месяцы лидерами Партии справедливости и развития".

Приводятся и общие "тирады" Путина и партии Эрдогана, в том числе "… теории заговора, согласно которым Запад и его приспешники внутри страны пытаются саботировать славный подъем и воскрешение мощной, самостоятельной и антизападной России и Турции". Высказывается также мнение, в соответствии с которым "… успех тактики запугивания Путина в результате немощности Украины и Запада будет подстегивать Эрдогана и его небольшой круг советников … к подражанию антизападной политике российского президента".

Турецкая пресса также пишет о нахождении Эрдогана "в тени Путина". Впрочем, "подражательство", в свете последних событий, весьма сомнительное: на днях Эрдоган, выступая на митинге своих сторонников в Бурсе, заявил, что пассажирский самолет "Боинг-777" был сбит ракетой, выпущенной россиянами. "Что было в том самолете? Сбивается самолет, летящий из Голландии в Малайзию. Что за подход? Что за понятия? А ведь собирались строить мир во всем мире?", — сказал он. "Получается, если я сильный, то как я хочу, так стреляю… Свою силу вы можете использовать, но помните, что на ловушки есть еще большие ловушки. Однажды можно в нее самому попасть", — предупредил кандидат в президенты Турции.

Под это заявление Эрдогана можно подвести самые разные мотивы. В частности, разочарование тем, что Крым отошел России, а это означает претензию Москвы на доминирование в Черноморском регионе, в котором Турция чувствовала себя достаточно уверенно. Хотя, отметим, крымские события – внешне, во всяком случае, — на турецко-российские отношения не повлияли.

Но из-за нестабильности на Украине Турция лишилась еще одной "буферной зоны" на Черном море — первая была утрачена с признанием Россией независимости Абхазии. А между крымскими и абхазскими событиями Анкара "пролетела" с Сирией – и тоже по милости России. Таким образом, несмотря на признаки тяготения Турции к евразийскому пространству и явный антагонизм к Западу, Анкара, в геополитическом плане, может на каком-то этапе оказаться по разные стороны баррикад с Россией. И это при том, что у Турции сегодня более чем натянутые отношения с государствами Ближнего Востока.

Кстати, на днях Эрдоган обрушился на Тель-Авив в связи с проводимой им военной операцией в секторе Газа и заявил, что Израиль "превзошел в варварстве Гитлера". Он также обвинил США в поддержке Израиля, оказывающего на ХАМАС непропорциональное силовое воздействие.

Словом, похоже на то, что Эрдоган сейчас ссорится со всеми (если это не предвыборный трюк), что в среднесрочной перспективе видится гораздо большим вызовом для Турции, нежели вопрос, кто станет следующим президентом этой страны. То есть, для Турции на данном этапе главным вопросом является ее местонахождение в стремительно меняющемся балансе сил в мире и принадлежность к одному из мировых политических "клубов". В условиях конкурентной борьбы этих самых "клубов" за Турцию страна либо сильно ослабнет и утратит свою мощь, либо (второй вариант) примкнет к сильнейшему и останется на плаву. Вопрос в том, кто есть сильнейший в ее понимании.

Но существует еще одна возможность, не вполне исключающая второй вариант – это создание системы коллективной безопасности государств Ближнего Востока, переживающих один кризис за другим, и ставших разменной картой в крупных политических играх мировых держав. Примером в этом плане может послужить сближение Турции и Ирана.

В противном случае напряженность и войны на Ближнем Востоке, отличающемся высокой террористической турбулентностью и религиозной междоусобицей, не прекратятся, и государства региона либо будут уничтожаться с течением времени, либо превращаться в покорные придатки ведущих мировых "клубов" без надежд на внутриполитическую стабильность.

Словом, Ближнему Востоку вообще, а Турции — в частности, сейчас необходимы нестандартные решения. Несмотря на политическую вспыльчивость Эрдогана, именно он способен к принятию таких решений, даже если на первый взгляд они могут показаться противоречивыми и непоследовательными.

Продолжая тему внешнеполитических предпочтений Турции и "клубов", отметим: и Анкара, и Москва, вероятно, покончили с западными иллюзиями, и будут активно осваивать евразийское интеграционное поле. Строго говоря, к соответствующему вектору их подтолкнул сам Запад.

Как подметило цитируемое ИноСМИ турецкое издание Sabah, "… попытки США и ЕС "экспортировать режим" не ведут ни к чему, кроме как к созданию основ для перехода антидемократических сил в контрнаступление. После терактов 11 сентября США выбрали в качестве мишени Афганистан и Ирак, и последствия нам известны". И далее: "…идея фикс насильственного "экспорта режима" в западном мире стала походить на наваждение, волновавшее Францию и Великобританию на закате их колониальных систем. … Пока внутренняя динамика какой-либо страны не способствуют возникновению демократии, этого нельзя достичь посредством мелких внутриполитических расчетов и военных операций".

Эрдоган это прекрасно понимает. Соответственно, он будет всеми доступными способами пресекать экспорт в Турцию навязчивой идеи Запада. Вероятно, в этом деле, несмотря на несдержанность турецкого лидера, ему может помочь Россия. "Не думаю, что отношения Турции с Россией испортятся. Российско-турецкие отношения переживали и не такое. Достаточно вспомнить заявления Эрдогана по Сирии. Больше всего, на мой взгляд, данное заявление рассчитано на внутреннего пользователя", — сказал в Vesti.Az доцент факультета международных отношений Университета экономики и технологий (Анкара) Тогруп Исмаил.

А тут еще распространилась информация, что Турция инициировала создание зоны свободной торговли с Таможенным союзом, и соответствующие переговоры начнутся осенью. Так что если Эрдоган выиграет выборы, а премьером станет его политический соратник, внешняя политика Турции будет в меру зигзагообразной, но далеко не ординарной".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги