The Wall Street Journal: Россия набирает вес со своей инициативой по Сирии

17 сентября 2013

Договоренность об отказе Запада от военной интервенции усиливает влияние Кремля на дипломатической сцене.

Об этом пишет Грегори Уайт на страницах американского издания The Wall Street Journal:

"Прозвучавшая буквально в последний момент инициатива Кремля, предупредившая западную военную интервенцию против его сателлита сирийского президента Башара аль-Асада, поставила Кремль в самый центр мировой политической сцены и стала самой значимой дипломатической победой Москвы за много лет.

Для президента Владимира Путина, который с момента прихода к власти в 2000 году публично сокрушается по поводу снижения российского влияния, а также тех бед и несчастий, которые несет, как ему это видится, опасная глобальная гегемония США, такой разворот событий особенно приятен и сладостен, ведь еще две недели тому назад казалось, что у Москвы закончились все доводы и варианты действий. Но в инициативе по Сирии, предусматривающей установление международного контроля над арсеналом химического оружия, для Москвы таятся немалые риски, поскольку теперь она обязана сделать так, чтобы ее зачастую непослушный союзник шел на сотрудничество и не саботировал начавшийся процесс.

Воспользовавшись подсказкой из триумфальной статьи Путина в New York Times, написанной на прошлой неделе, в которой он читает американскому народу нотацию о провалах политики США на Ближнем Востоке, российские официальные лица уже несколько дней торжествуют.

"Путин получает аплодисменты за предотвращение войны, — пишет в своем воскресном комментарии в Twitter высокопоставленный член правящей партии и руководитель парламентского комитета по международным делам Алексей Пушков. — Обама убедил немногих. Половина мира стоит на стороне России в этом перетягивании каната".

Путин постарался подчеркнуть это в пятницу, встретившись в Киргизии с руководителями Китая, Ирана и ряда центральноазиатских государств на регулярно проводимом саммите Шанхайской организации сотрудничества, являющейся органом обеспечения безопасности, и действующей под руководством Китая и России. Все руководители как один приветствовали действия Москвы в условиях кризиса. Президент Ирана Хасан Роухани предложил Путину попробовать свои силы и в другом деле — в снижении противостояния между Тегераном и Западом по вопросу иранской ядерной программы.

"Сейчас возникла оптимальная возможность для новых шагов с вашей стороны", — сказал Роухани в начале встречи.

Несдержанное славословие со всех концов мира повторяют и контролируемые Кремлем средства массовой информации. Будучи сателлитом Москвы еще с советских времен, Сирия, тем не менее, не является в России важной темой, что подтверждают опросы общественного мнения. Но ностальгия по статусу великой державы, которым страна обладала в советскую эпоху, является здесь мощной силой, влияющей на весь политический спектр.

Вернувшись в 2012 году на пост президента, Путин постарался воспользоваться бытующими в обществе настроениями, начав последовательную антизападную кампанию внутри России. Он все чаще представляет Москву в качестве центра консервативной цивилизации, находящегося в конфликте с США и Европой.

Но до сих пор почти все попытки Кремля самоутвердиться на международной арене ограничивались отношениями с бывшими соседями России по СССР. Инициативы по прочим вопросам, скажем, предложения о снижении напряженности, связанной с ядерной программой Ирана, и грандиозные планы общеевропейской безопасности не находили особого отклика.

"Россия в лучшем случае являлась периферийным актером", — заявил один европейский дипломат.

"Ничего подобного раньше не было, — сказал специалист по Ближнему Востоку из государственного московского Института мировой экономики и международных отношений Георгий Мирский. "Россия победила, — добавил он. — Америка не настолько проиграла, как была унижена".

По словам Мирского, Кремль, похоже, увидел благоприятную возможность в двойственном отношении Запада к военным действиям и застал администрацию Обамы врасплох. За несколько дней до выдвижения российской инициативы Путин в пух и прах разнес Соединенные Штаты в весьма недипломатичных выражениях даже по его меркам. Госсекретаря Джона Керри он обвинил во лжи конгрессу по поводу влияния "Аль-Каиды" на сирийскую оппозицию.

В субботу Керри публично поблагодарил Путина за "его готовность воспользоваться возможностью по проведению переговоров, чтобы добиться от Сирии отказа от оружия массового уничтожения".

"Путин может теперь представлять себя в качестве великого миротворца. Его приспешники в России уже призывают вручить ему Нобелевскую премию мира. Он также может выступать в роли лидера страны, которая вновь утвердилась в статусе великой державы, находящейся на одном уровне с США", — сказал профессор Гарвардского университета Марк Крамер, занимающийся исследованиями холодной войны. По его словам, Москва по-прежнему твердо намерена защищать режим Асада от ответственности за применение химического оружия и за гибель ста с лишним тысяч человек в ходе гражданской войны.

Хотя напористость Москвы выбила из колеи некоторых американских дипломатов, официальные лица в Вашингтоне говорят о том, что Кремль перестал быть частью сирийской проблемы, по крайней мере, временно, и стал частью ее возможного решения. Как отмечают дипломаты, американские и российские представители как минимум год обсуждали идею о принуждении Дамаска к отказу от химического оружия, но Москва видимо была не готова либо не могла заставить режим Асада пойти на такую меру. Последняя договоренность все изменила.

"Достигнутое [в субботу] соглашение это победа и для Москвы, и для Вашингтона при условии его реализации, перспективы которой пока далеки от определенности, — сказал старший научный сотрудник Института Брукингса (Brookings Institution) и бывший посол Стивен Пайфер. — Для реализации соглашения русским понадобится давить на Дамаск, если сирийцы будут медлить и затягивать процесс. Готова ли к этому Москва?"

Пока Кремль получил драгоценный запас времени, чтобы режим Асада продолжил военное наступление на оппозицию и вновь продемонстрировал преданность своему заступнику. Москва осуждает поставки оружия повстанцам, но сама тем временем неизменно поставляет режиму самые современные системы вооружений.

"Даже если в итоге Башар Асад проиграет, покинет страну или будет убит, Путин не будет казаться проигравшим, — сказал Мирский. — Линия пропаганды будет состоять в том, что мы защищали не его, что мы защищали принцип невмешательства и нормы международного права".

Продемонстрировав ограниченность глобальной власти и влияния США, Кремль стремится показать остальным странам региона, что он может выступать там в качестве влиятельного игрока, говорят официальные представители. Сдерживание сирийского конфликта — даже если он в этом случае будет длиться долгие годы — это также важный приоритет, учитывая обеспокоенность России по поводу распространения исламского экстремизма, с чем Москва сталкивается на своей собственной территории".

Источник – ИноСМИ.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги