Таможенный Карабах – мнение

25 ноября 2013

Президенты Армении и Азербайджана договорились "придать импульс" переговорам по Нагорному Карабаху. Эту информацию можно расценить как дежурно-дипломатическую, если бы ей не предшествовало заявление Армении о вступлении в Таможенный союз.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"Президенты Армении и Азербайджана встретились в Вене после длительного перерыва и обсудили проблему урегулирования армяно-азербайджанского и Нагорно-Карабахского конфликтов. Серж Саргсян и Ильхам Алиев ушли из отеля Palais Coburg, где проходили переговоры, не сделав никаких комментариев для прессы. Вместо них далекое от конкретики заявление распространили сопредседатели Минской группы ОБСЕ, организовавшие встречу президентов. В соответствии с ним, стороны "согласились придать импульс дальнейшим переговорам, направленным на достижение мирного урегулирования", и дали поручения своим министрам иностранных дел по "интенсификации мирного процесса". Ожидается, что теперь Саргсян и Алиев будут встречаться довольно часто.

В переводе с дипломатического языка это означает, что Ереван и Баку не начнут воевать завтра, и попытаются продолжить переговоры. Вероятно, для таковых появилось некоторое основание. Наблюдатели, однако, ожидали, что по окончании встречи будут сделаны сенсационные заявления: в Турции и Азербайджане многие предсказывали, что Армения дрогнет, отступится от Нагорного Карабаха, и вернет Азербайджану оккупированные территории.

При этом одни полагали, что к отступлению армян принудят Вашингтон и Анкара; другие в этом политическом "тотализаторе" ставили на "вероломность" Москвы; третьи утверждали, что Армения, в итоге, испугалась мощи азербайджанской армии и ее союзников. Сейчас эксперты в Баку и в Анкаре не скрывают своего разочарования. В частности, азербайджанский политолог Фикрет Садыхов заявил, что ему, в связи со встречей Саргсяна и Алиева, "не понятны радостные эмоции" некоторых дипломатов и политиков, в том числе, из Минской группы ОБСЕ, поскольку, несмотря на продолжение переговорного процесса, вопрос по-прежнему не решен.

Он подверг критике международное сообщество за его "индифферентные позиции". По мнению политолога, если международное сообщество и впрямь заинтересовано в урегулировании армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов, оно должно "оказать определенное давление на Ереван". "Мы не намерены идти на новые компромиссы. Все лимиты иссякли. На какие еще уступки должен пойти Азербайджан? Может быть, Армении отдать еще один район?" - задался вопросом Садыхов.

Между тем, член комитета по обороне и безопасности парламента Азербайджана Захид Орудж сообщил, что Саргсян и Алиев обсудили в Вене проект нового документа по армяно-азербайджанскому и карабахскому урегулированию. Он напомнил, что президенты встречались и раньше под патронажем российского руководства, однако безрезультатно. А вот теперь, цитирует политика агентство "Новости-Азербайджан", "звонок госсекретаря США Джона Керри накануне встречи президентов обеих стран доказывает, что в урегулировании этого конфликта у официального Вашингтона есть интересы, и эти интересы будут выяснены во время обсуждений в ближайшее время".

Надо сказать, что США и Турция действительно активизировались. Керри до венской встречи президентов обсудил карабахскую проблематику и с Саргсяном, и с Алиевым. На недавней пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Турции Ахметом Давутоглу шеф американского внешнеполитического ведомства сообщил, что говорил о Карабахе со своим турецким коллегой, и выразил надежду на "продвижение в переговорах". В свою очередь Давутоглу уверенно заявил: "Этот замороженный конфликт скоро завершится, и это принесет мир на Кавказ и за его пределы".

Кроме того, состоялась встреча Алиева и президента Турции Абдуллы Гюля. По данным Trend, турецкий президент особо выделил проблематику территориальной целостности Азербайджана и освобождения оккупированных азербайджанских земель, заявив, что для Турции это является "национальным вопросом".

Кстати, за посредничеством в решении Карабахского конфликта Турция обратилась к Швейцарии, хотя не вполне понятно, какую действенную помощь может оказать эта страна при теперь уже активном подключении к карабахской проблематики США и России. Скорее всего, имитацией продуктивной активности Турция всего лишь пытается усилить собственные ослабевающие позиции в региональной политике и еще раз напомнить о себе Москве и Вашингтону, отношения с которыми у Анкары в последнее время не вполне внятные.

Что же до России, она перед рандеву Саргсяна и Алиева явно не дремала. В частности, глава российского МИД Сергей Лавров встретился со своим армянским коллегой Эдвардом Налбандяном и обсудил с ним карабахскую проблематику. По окончании встречи Сергей Лавров сообщил журналистам, что Россия готова оказать содействие мирному переговорному процессу для достижения урегулирования на основе, "приемлемой для сторон". И, что симптоматично, практически одновременно Россия заявила о своем намерении сформировать единую систему ПВО с Арменией. Как пояснил Президент РФ Владимир Путин, это повысит оборонный потенциал России и ее партнеров, послужит укреплению мира и стабильности на евразийском пространстве.

Вообще же В.Путин в начале декабря собирается посетить Ереван. Время для этого выбрано довольно благостное – как мы знаем, Армения заявила, что рассчитывает присоединиться к Таможенному союзу в начале будущего года. А 22 ноября В.Путин встретился, уже на своей площадке в Петербурге, с президентом Турции. СМИ анонсировали обсуждение, в том числе, карабахской проблематики.

Что же послужило толчком к явному ажиотажу вокруг армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов? Скорее всего, намерение Армении присоединиться к Таможенному союзу и укрепление военной мощи России и ОДКБ на Южном Кавказе. Грубо говоря, сейчас Россия находится на стадии набирания военно-политических оборотов на Южном Кавказе (Армения) и в Центральной Азии, что вызывает серьезный конфликт интересов между Москвой и Вашингтоном.

Пока ситуация, судя по всему, благоприятствует России, которая, в случае конфликта Еревана с Баку, будет вынуждена прикрыть своего стратегического военно-политического союзника Армению. Ведь недаром же Ереван пожертвовал интеграционными процессами с Европейским Союзом, заявив о своем вступлении в союз Таможенный и вызвав гнев ЕС.

Впрочем, России вряд ли хочется вступать в серьезную конфронтацию с Западом на почве Армении, равно как Западу не с руки еще большие осложнения с РФ. Тем более, что они вряд ли в состоянии урегулировать армяно-азербайджанский и карабахский конфликты так, чтобы удовлетворить все стороны. И вряд ли США и Россия рвутся к быстрому решению южно-кавказских проблем – ведь исчезни они, исчезнет и часть рычагов их влияния на региональные процессы. А это означает, что пока и Москва, и Вашингтон будут прикрываться переговорами, генерацией новых идей и планов по урегулированию, то есть работать на оттягивание вооруженного столкновения между Арменией и Азербайджаном.

Словом, решение Армении присоединиться к Таможенному союзу стимулировало активность тяжеловесов мировой политики в южно-кавказском регионе, остающемся для конкурирующих мировых держав полигоном борьбы за влияние и решения собственных геополитических задач. В контексте Армении и Азербайджана разделительные линии здесь проведены очень четко: Баку будет опираться на поддержку США и Турции, а Ереван – на Россию и Иран.

Правда, в среднесрочной перспективе политическая колода на Южном Кавказе еще вполне может перетасоваться. Такое произойдет, если Турция не дождется евроинтеграции и обратит свои взоры к евразийскому пространству. И в одном, и в другом случае она, несмотря на свою угрожающую риторику в адрес Еревана, вряд ли предварительно вступит в военные действия против Армении: в этом Анкару не поддержат ни Москва, ни Брюссель. Кроме того, вооруженное столкновение в южно-кавказском регионе и Прикаспии, исход которого спрогнозировать практически невозможно, может серьезно ударить по энергетической безопасности Турции.

Не поддержат военное решение и американцы. Достаточно вспомнить заявление помощника Госсекретаря США Виктории Нуланд, занимающейся европейским и евразийским направлением, по которому США продолжат усилия по сближению Армении с НАТО и Евросоюзом. А это означает, что Турция, являющаяся активным членом Североатлантического альянса и претендующая на вступление в ЕС, не станет радикально портить свою репутацию из-за армяно-азербайджанских дрязг: она, вероятно, ограничится симуляцией политической активности.

И все же, что означает фраза главы турецкого МИД: "Этот замороженный конфликт скоро завершится"? И к чему было параллельное заявлением Анкары, что азербайджанские земли будут освобождены, даже если это придется сделать военным путем? Только ли это имитация политической активности на фоне взаимоисключающих обещаний? Или Турция действительно анонсирует уже решенное мирное урегулирование, не уточняя его цены для заинтересованных сторон?

Вполне возможно, что официальная Анкара занимается обычным политическим трюкачеством, рассчитанным на электорат разных предпочтений: ведь в Турции грядут президентские, местные и парламентские выборы, а обещания в этот период недорого стоят".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги