Стратегическое сотрудничество России со странами СВА. Экспертная встреча в Фонде Горчакова

16 марта 2016

Пожалуй, не было в последнее время ни одной крупной экспертной конференции, на которой не говорилось бы, что международная ситуация ухудшается как в стратегическом, так и в региональном измерении. Отмечается это, как правило, в той связи, что странам мира приходится выстраивать внешнюю политику в условиях турбулентности.

Насколько справедливо вышесказанное в применении к Москве и Пекину, например? По утверждению премьера госсовета КНР Ли Кэцяна, Китай не испытывает никакого давления извне в продолжении сотрудничества с Россией.

"Россия и Китай – крупнейшие соседи. Между нами существует устроенное стратегическое партнерство. Китай развивает отношения с Россией на принципах взаимного уважения и взаимной выгодны. Российско-китайские отношения не будут подвержены изменению обстоятельств на международной арене", – передает РИА "Новости" заявление политика.

А что думают эксперты двух стран? Для обсуждения наиболее актуальных проблем безопасности в Северо-Восточной Азии (СВА), перспектив экономического сотрудничества Москвы и Пекина, увеличения товарооборота 15 марта Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова и Институт Дальнего Востока Российской академии наук собрали авторитетных ученых, аналитиков, представителей федеральных органов власти. В экспертной встрече "Стратегическое сотрудничество России со странами СВА: международные и региональные аспекты" приняли участие и специалисты из Китая и Японии.

Собравшиеся в зале констатировали, что в российских вузах растет интерес к СВА. Да и аналитики обсуждают поворот РФ к этому региону. Радует, что эксперты России и Китая настроены на плодотворный диалог.

Во встрече на площадке Фонда Горчакова им было что обсудить. Действительно ли мы наблюдаем, как на планете усиливается разорванность регионов, происходит фрагментация конфликтов? Не показывает ли реанимация старых споров, что мир идет к третьей мировой? Насколько эффективно стратегическое сдерживание? Такие вопросы поставил перед коллегами и.о. директора ИДВ РАН, профессор Сергей Лузянин, открывая дискуссию.

За круглым столом говорили о глобальных вызовах безопасности и их проекции в Северо-Восточной Азии. Отмечалось, что на фоне трансформации военной активности Китая Москва и Вашингтон не могут проявлять необходимой активности в регионе.

Подходы КНР и РФ к региональной безопасности в АТР сформулировал замдиректора Института международных стратегических исследований при Пекинском университете Гуань Гуйхай. По его словам, лидеры двух стран высоко ценят сложившееся партнерство, но обсуждать, в первую очередь, надо те моменты, что мешают тесным отношениям.

Москва и Пекин выступают против блоковой системы, превращающей СВА в территорию с разделительными линиями. Страны поддерживают разработку и создание механизмов всеобщей коллективной безопасности, но отвергают размещение ПРО, какой бы причиной это не объясняли. КНР и Россия против появления ядерного оружия в любой части Корейского полуострова, против каких-либо военных действий здесь.

Особенно важно то, что Москва и Пекин совместно противостоят попыткам фальсифицировать историю Второй мировой войны, оспорить ее итоги.

Однако в ряде вопросов китайские эксперты имеют свою точку зрения. Это касается, к примеру, отношений России с государствами, имеющими с КНР территориальные споры.

За Амуром считают, что российские эксперты сравнительно недавно начали на серьезном уровне заниматься Китаем. Этим порой и объясняются некоторое недопонимание, отдельные домыслы. Китайцам, уверен профессор Гуань Гуйхай, надо прозрачно и убедительно изложить россиянам свою стратегию. "Разногласия объективны, но они не должны играть на руку третьей стороне", - резюмировал ученый.

Обсуждать вопросы безопасности в СВА невозможно в отрыве от ситуации на 38-й параллели. Экспертам очевидно, что ядерные возможности КНДР как раз и обеспечивают сдерживание, гарантируют Пхеньяну целостность страны, ее суверенитет. Многие игроки, признают специалисты, заинтересованы в том, чтобы сложная ситуация на Корейском полуострове оставалась далекой от разрешения. Ведь без этой напряженности сложно объяснить необходимость в размещении американского контингента к югу от демаркационной линии. Ну а у экспертов и СМИ здесь своя задача – не нагнетать обстановку, быть осторожными в выводах и оценках.

Поговорив о глобальной безопасности, перешли к актуальным проблемам торгово-экономического сотрудничества в регионе. И в этой секции аналитики, отдавая должное достижениям, призывали обсуждать проблемы.

Формирование Транстихоокеанского партнерства поставило нас в условия новой реальности, считает директор Российского центра исследований АТЭС при РАНХиГС Наталья Стапран. РФ и КНР оказались в так называемом пуле неприсоединившихся. США, поясняет эксперт, успели первыми продиктовать правила экономической игры в регионе. Пекин на это прореагировал сдержанно, но не негативно, не стал уверять мир, что соглашение достигнуто ради изоляции Поднебесной.

Наталья Стапран полагает, что Китай может занять в сложившейся ситуации выжидательную позицию. А может и сформулировать альтернативную повестку. Пекин, в частности, планирует начать переговоры об азиатской зоне свободной торговли (ЗСТ). И Москва в этом Пекин поддерживает, ведь в вышеназванном направлении идти интересно, выходит более широкий формат, нежели Транстихоокеанское партнерство.

Китай, ориентируясь на развитие, видит в США не только соперника, но и перспективного партнера. Наталья Стапран призывает осознать это, чтобы России не остаться в своеобразной экономической изоляции – с точки зрения интеграционного взаимодействия.

Директор Департамента поддержки проектов в АТР Минэкономразвития РФ Артем Аникьев согласен с тем, что будущее за Азиатско-Тихоокеанским регионом – там основные потребители, ведущие рынки, появляются основные инновации. Вышеизложенное требует изменения отношения Москвы к региону. У нашей страны лет десять назад толком и не было бизнес-интересов в Азии, и мы – увы – немного запаздываем здесь, не успеваем адаптироваться к меняющимся условиям. Ведя бизнес по принципу "как всегда", мы будем проигрывать конкурентам.

Вот почему сейчас нужно понять, куда двигаться дальше, необходимо исследовать растущие рынки в рамках ШОС или АСЕАН, изучать целесообразность создания ЗСТ с теми или иными странами. Может быть, перейти к свободной торговле сразу – не совсем реалистично, но смотреть в эту сторону нужно, уверен чиновник.

Одним из самых часто употребляемых слов на встрече в Фонде Горчакова стало "сопряжение". Как признает директор Института изучения России, Восточной Европы и Центральной Азии АОН КНР Лю Юнцюань, в его стране многие спорят, как на практике осуществить сопряжение ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути, если первое – это организация, а второе – проект.

Ученый констатирует, что наши страны располагают целой сетью механизмов сотрудничества на разных уровнях, но в нынешних экономических условиях этого не хватает. С одной стороны, считает он, структуры экономики Китая и ЕАЭС взаимодополняемы. С другой стороны, Пекин на первое место ставит вопрос развития, а Москва – вопрос безопасности. И интересы сторон согласуются не всегда.

Лю Юнцюань призвал с самого начала избегать конкуренции ЭПШП с ЕАЭС, ведь такое соперничество мешает и китайскому проекту. "Если есть проблемы, их надо решать совместно – менять форму сотрудничества, формат диалога", - резюмировал ученый.

Всесторонне обсудив перспективы такого сопряжения, возможные преимущества и риски, наметив первоочередные задачи, эксперты пришли к выводу, что одним из наиболее важных шагов станет расширение экспертного сотрудничества, откровенный обмен мнениями по тем направлениям, где тесные отношения еще только предстоит наладить. 

Теги