Стефано Фонтолан: Кризис беженцев подорвал позиции Меркель в качестве европейского лидера

06 мая 2016

Европейские страны возвращают стены на своих рубежах. Австрия уже возвела барьеры на границе со Словенией и теперь строит их со стороны Италии. Словения в свою очередь уже отгородилась от Хорватии. Венгрия решила продлить стену, выстроенную вдоль ее южной границы, а Македония и Болгария построили преграды с Грецией и Турцией.

Об этом пишет бакалавр в сфере международных отношений (Католический университет Святого Сердца, Милан) Стефано Фонтолан специально для официального сайта Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова:

"По всему континенту – от Швеции до Германии, от Франции до Словакии – страны восстанавливают пограничный контроль, практически замораживая функционирование Шенгенской зоны. Таковы меры, предпринимаемые странами ЕС для борьбы с новой волной массовой миграции, которая направляется в сторону Европы. Последние события, связанные с кризисом беженцев, в сочетании с террористической угрозой, украинским кризисом и разногласием стран ЕС по экономическим вопросам вполне могут привести к развалу Европейского союза.

Однако эти защитные меры, разочаровывающие и, скорее всего, бесполезные, всего лишь следствие, а не причина проблемы, несмотря на мнение некоторых комментаторов. На самом деле, односторонние решения, боязнь жесткого противостояния и глубинная слабость европейских институтов спровоцировали неспособность ЕС управлять миграционными потоками, которые превратились в одну из самых больших угроз для культуры и безопасности, когда-либо встававшими перед Европой.

В этом контексте Германия несет на себе наибольшую ответственность. После нескольких лет игнорирования просьб о помощи от средиземноморских стран в августе 2015 года канцлер Ангела Меркель внезапно объявила "политику открытых границ" по отношению к беженцам. По ее словам, она была бы рада оставить в Германии всех претендентов на получение статуса беженца, невзирая на правила Дублинской Конвенции. А через несколько дней немецкий вице-канцлер добавил, что страна готова "принимать около полумиллиона беженцев в год в течение нескольких лет". На это решение соседние страны отреагировали с большим скептицизмом, и бóльшая часть традиционных союзников Германии, таких как Австрия, Польша и Чехия, отдалились от нее. Они не только испугались последствий транзита беженцев через их территории, но и подверглись давлению со стороны Берлина для принятия у себя больше претендентов на получение статуса беженца.

Политика "открытых дверей" и ее последствия впервые показали, что Меркель неспособна вести Европу за собой, несмотря на то, что она по-прежнему считается сильнейшим лидером Евросоюза. Другими словами, Меркель, может быть, и обрела статус "морального лидера", но потеряла статус лидера политического. Президент Венгрии Виктор Орбан, чья политика по отношению к беженцам была жестко раскритикована западными лидерами, обвинил Меркель в "моральном империализме". Чешский премьер-министр Богуслав Соботка заявил что "Германия послала сигнал, который увидели и услышали во многих регионах Ближнего Востока и Северной Африки и который подхлестнул незаконную миграцию в страны ЕС". Бывший президент Чехии Вацлав Клаус назвал слова Меркель "наивными и абсолютно иррациональными". Итальянский премьер Маттео Ренци вначале одобрил готовность Меркель помогать беженцам, однако позже, в феврале 2016 г., в интервью для Frankfurter Allgemeine пожаловался на немецкую манеру принимать решения в одностороннем порядке: "Того, что Ангела Меркель сначала звонит Франсуа Олланду, а затем президенту Европейской комиссии Жан-Клоду Юнкеру, а я узнаю о результатах из прессы – недостаточно". Кроме того, другие страны, такие как Австрия и Швеция, негласно выразили свое недовольство политикой Германии ужесточением политики по принятию беженцев и усилением пограничного контроля.

Действительно, односторонняя политика "открытых дверей" стала причиной ухудшения ситуации во всех странах, соседствующих с Германией, которые прикладывали усилия к тому, чтобы не пустить на свои территории нелегальных мигрантов, или к тому, чтобы собрать их в специальных лагерях и провести идентификацию. Сотни тысяч мужчин и женщин, претендующих на статус беженца или ищущих экономического благополучия, вырвались из Венгрии, Хорватии, Чехии, Словении, Словакии и Южных балканских стран и, вопреки законам и правилам, начали марш на Германию и Австрию. Ситуация накалилась настолько, что, в конце концов, Меркель прибегла к снаряжению специальных поездов из Будапешта в Мюнхен, а после сама ужесточила условие получения статуса беженца. Кроме того, сотни тысяч новых беженцев, воодушевленных распростертыми объятиями Германии, отправились в Европу из Турции по морю. Согласно данным Международной Организации по Миграции, за первые четыре месяца 2016 г. 184 000 мигрантов прибыли в Грецию, против 48 636 человек за тот же период в 2015 г. Если раньше границы со скрипом и по капле пропускали беженцев, то в течение нескольких недель границы оказались распахнуты настежь перед потоком людей через территорию ЕС. Анархия длилась недолго, и в скором времени страны "Балканского пути в Европу" приняли защитные меры, еще более жесткие, чем раньше, тем самым практически положив конец функционированию Шенгенской зоны и восстановив пограничный контроль.

По условиям Дублинской конвенции мигранты, которые начали массово прибывать в Италию в 2011 г., должны подавать запрос на получение статуса беженца в первой же стране, в которую они прибыли. Однако, учитывая, что Италия и Греция – первые страны на пути мигрантов, эти правила оказались крайне несправедливыми. В одном только 2014 г. Италия приняла 170 000 мигрантов, претендующих на статус беженцев, а к середине 2015 г., после ухудшения конфликтов на Ближнем Востоке, ситуация усугубилась. Призывы к пересмотру договора и введению системы квот были проигнорированы, а Европейская комиссия показала свою несостоятельность, когда не смогла обратить внимание стран ЕС на эту проблему.

Дела приняли неожиданный оборот, когда в конце августа Германия изменила свою политику. Изменение произошло под давлением СМИ и общественного мнения после того, как затонула лодка с беженцами, в которой находились десятки сирийских детей. Согласно немецкой газете Der Spiegel, это решение было принято из сочувствия к беженцам, но без оценки стратегических последствий. Такой шаг – нечто новое для Железного Канцлера Ангелы Меркель, которая в течение трех лет активно противилась любым изменениям Дублинского договора. В сентябре под моральным влиянием Берлина другие страны тоже согласились принять систему квот и перераспределить часть мигрантов, уже прибывших в Италию и Грецию. К сегодняшнему дню план полностью провалился – к январю всего лишь 272 человека были перемещены против запланированных 160 000 человек за два года.

Под давлением постоянно увеличивающегося числа прибывающих, при возвращении границ и контроля, а также при высоких экономических затратах внимание стран ЕС в конце концов сместилось с того, куда переселять беженцев, к тому, как предотвратить их появление на европейских границах. Такая постановка вопроса куда более цинична, но и более реалистична. На деле, новая стратегия полностью дезавуировала изначальный немецкий оптимизм, что Германия могла бы принимать миллионы беженцев в течение "нескольких лет". Прогноз, по которому к 2017 г. в ЕС должны прибыть дополнительно три миллиона беженцев, а также укрепление внутренней оппозиции заставили Берлин вернуться за стол переговоров с другими странами и попытаться найти новое решение проблемы.

В октябре при поддержке Агентства ООН по делам беженцев и Европейской комиссии страны "Балканского пути" смогли выработать общую стратегию, состоящую из 15 пунктов и призванную сформировать более простой и целостный подход к управлению потоков мигрантов. На самом деле наплыв каждый день нескольких тысяч новых мигрантов сделал невозможным их эффективную проверку даже на территории одной лишь Греции.

В то же время происходили политические интриги и на гораздо более высоком уровне. Германия лоббировала в Европейской Комиссии сделку с Турцией, из которой сотни тысяч беженцев направляются в Европу. Целью сделки было принять условия, при которых мигрантов, не получивших статус беженца, отсылали бы обратно в Турцию. Турция, в свою очередь, ужесточила бы контроль выезда беженцев в Европу. Таким образом, "Балканский путь" может в конце концов закрыться, блокируя беженцев в Греции в ожидании перераспределения. Однако применить все детали соглашения на практике в лучшем случае сложно, в худшем – невозможно. Все, прибывшие на континентальную часть Греции, должны будут депортированы в Турцию, а те, кто прибыл морским путем и остановился в "горячих точках" на греческих островах, останутся на местах и будут ожидать результатов рассмотрения заявок на статус беженца. Взамен ЕС должен принять по одному сирийскому беженцу на каждого депортированного обратно в Турцию. Более того, всего через несколько дней после подписания первого договора, по которому Турция получила 3 миллиарда евро, отмену визового режима для турецких граждан и возобновление обсуждения о принятии Турции в ЕС, Анкара уже призывает к внесению изменений и выплате дополнительных 3 миллиардов, тестируя таким образом силу своего влияния.

Одним словом, Эрдоган, один из главных сторонников сирийского восстания и даже сторонник запрещенного в России ИГ, согласно утечке некоторых разведывательных данных, после нескольких месяцев непрерывной западной критики его религиозного радикализма и давления на гражданское общество Турции в итоге получил рычаг давления на Европу в виде сложновыполнимого многомиллиардного соглашения. Эта сделка, направленная на приостановление потока мигрантов в краткосрочной перспективе, совершенно бессмысленна в более широком контексте общеевропейской внешней политики. На сегодняшний день поток мигрантов нисколько не снизился и по-прежнему остается на уровне 2000 человек в день в одной только Греции. Кроме того, сделка с Турцией вновь была заключена исключительно тандемом Берлин-Брюссель, вызвав скептицизм не только других членов ЕС, но и средств массовой информации, окрестивших договор "поблажкой тирану".

Сегодня очевидно, что окончательное решение проблемы беженцев найдется не скоро. Даже если сделка с Турцией окажется успешной, что маловероятно, поток мигрантов морским путем в Италию из другого крупного средиземноморского источника беженцев – Ливии – беспрепятственно продолжается. В то же время страны – члены ЕС продолжают изменять или вовсе отменять квоты на принятие беженцев, как это недавно сделали Польша и Венгрия. Этот затянувшийся процесс многочисленных проб и ошибок обнажил несколько важных факторов: полное отсутствие власти и авторитета институтов ЕС даже в принципиальном вопросе для будущего Союза; неспособность Германии предложить всеобъемлющую и эффективную стратегию; неспособность идентифицировать долгосрочные задачи, а значит и решения проблемы. Если ЕС действительно хочет пережить этот кризис и выстоять против новых вызовов, то европейцам нужно искать новые пути для сотрудничества, а также лидеров, способных смотреть далеко в будущее".

Перевод – (с) Екатерина Царегородцева.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги