Стефано Фонтолан: Как НАТО милитаризирует Восточную Европу

17 декабря 2015

В прошлом месяце НАТО завершило операцию "Трайдент" (Operation Trident), свою четвертую крупную военную игру в Европе менее чем за 6 месяцев и самую масштабную за прошедшее десятилетие.

Об этом пишет бакалавр в сфере международных отношений (Католический университет Святого Сердца, Милан) Стефано Фонтолан специально для официального сайта Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова:

"Альянс задействовал 36 000 военнослужащих на отработку сценария вторжения условного противника, использующего гибридную тактику партизанской войны, в Португалии. В период с августа по сентябрь "Быстрое Реагирование 15" – крупнейшие союзнические авиационные учения на континенте после холодной войны – проходили в Болгарии, Румынии и Германии. В июне в совместных морских маневрах Baltops ("Мультинациональные тренировочные операции в Балтийском море") задействовали 49 судов и 6000 солдат, отрабатывавших высадку в Балтийском море около Калининграда. Всего лишь за месяц до этого колонна из 120 американских военных транспортных средств проехала по Германии, Эстонии, Латвии, Литве, Польше и Чехии. Операция, которую назвали "Драгунский рейд" (Dragoon Ride), стала самым длинным военным конвоем в Европе с 1944 года. В сентябре 6 новых баз НАТО были размещены в Эстонии, Литве, Латвии, Польше, Румынии и Болгарии. Это лишь недавние примеры милитаризации, реализуемой на территории Европейского союза, главным образом, вдоль ее восточной границы, - подготовительного мероприятия к предполагаемому грядущему нападению со стороны России.

Действительно, слухи о российской военной агрессии против Европы ходят в течение многих месяцев, начиная с присоединения Крыма и войны в Донбассе. Сообщения об увеличении численности войск и артиллерии Москвы вдоль границ балтийских государств заполнили новости, и угроза была воспринята столь реально, что Эстония дошла до распространения листовок населению о том, как пережить вторжение. Такие действия стали обоснованием процесса расширения на этом фронте и дальнейшей маргинализации местных русскоязычных сообществ, но никакие страшилки не сбылись. Надо признать, что Москва начала несколько военных учений и объявила о пересмотре соглашений со странами Балтии, но это произошло преимущественно после операций НАТО. В конечном счете, никакой секретный план не сработал, никакой тайной армии не обнаружили, и над Ригой или Таллином не пролетело ни одного реактивного истребителя.

Согласно недавней статье Института исследований безопасности Европейского союза, одной из причин, по которой НАТО так волнуется по поводу действий России на Востоке, является то, что потенциальный ущерб от "гибридной войны" мог повлиять на прочность союза. Действительно, эта выжидательная позиция и режим ограниченного конфликта мог поставить перед системой западной совместной обороны и потенциала средств сдерживания ряд вопросов. Реагировало бы НАТО коллективно в случае, если "маленькие зеленые человечки" захватили бы один из приграничных городов в Балтике? Было бы НАТО готово угрожать использованием своих ядерных активов, чтобы защитить небольшую, непричастную ни к чему страну? Дилемма основана на прецеденте: хоть Украина не является членом НАТО, Лондон и Вашингтон решили отправить сухопутные войска в страну согласно 5-й Статье Устава, в то время как Германия и Франция выбрали роль миротворцев в Минске. Кроме того, в мае 2015 года соцопрос подтвердил, что 73% граждан ЕС, в особенности жителей Италии и Германии, выступают против вмешательства НАТО.

Теория о российской агрессии однако содержит некоторые характерные недостатки. В сущности она исходит из логики западных действий, но не российских. Первый вопрос, на который стоит ответить, состоит в действительности в том, по какой причине Россия вторглась бы в Балтику или другие страны – члены ЕС? В интересах ли Москвы дальнейшее обострение отношений с Западом и провоцирование нового кризиса в кубинском стиле в нескольких сотнях километров от дома, или, еще хуже, - широкомасштабной войны? Более того, здесь сравниваются ситуации, которые по факту сильно отличаются. Анализируя доказательства и причины, стоящие за выработкой стратегий последних лет, можно утверждать, что вторжение в Балтику не стоит в списке "предсмертных желаний" Кремля, и то, что скрыто под милитаризацией ЕС, является большой проблемой, вызванной внутренней политикой, нежели серьезной иностранной угрозой.

Главное предположение в упомянутой теории заключается в том, что Россия якобы готовится к поглощению Восточной Европы. Это мнение было также озвучено бывшим секретарем НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном и подтверждено генералом американской армии Рэем Одиерно, заявившим, что "Россия – угроза Америке номер один в мире". Даже принимая тот факт, что российские действия на Украине были односторонним актом "агрессии", нельзя забыть, что корни крымской и донбасской войн зародились во время революции Евромайдана – беспорядка, который за несколько недель привел к свержению президента Януковича и резкому изменению состава украинского правительство и энергетических объектов путем открытой конфронтации с Российской Федерации после 25 лет партнерства. Этот сценарий не относится ни к каким странам Балтики, которые начиная с обретения независимости проводили аккуратную политику европеизации и в конечном счете вошли в состав ЕС и НАТО в 2004 году. Следовательно, страны Балтики действительно разделяют сегодня инструмент совместной обороны и действуют под зонтиком внешней политики Евросоюза, именуемой CFSP (Общая внешняя политика и политика безопасности). Это существенные рычаги и инструменты сдерживания, которые Киев не мог применить, полагаясь, таким образом, только на собственные слабеющие вооруженные силы.

Кроме того, как подчеркнул в своей статье генерал Российской армии Михаил Ходаренок, даже если Кремль был морально готов вторгнуться в Балтику, на данном этапе у него не было бы достаточных военных возможностей. Преднамеренная агрессия против члена ЕС спровоцировала бы реакцию всего Североатлантического альянса.

Таким образом, то, что происходит в Восточной Европе, фактически связано с внутренней конфронтацией. Несмотря на то, как все это выглядит, США и Брюссель придерживаются кардинально разных взглядов на вопросы внешней политики, и в ЕС по-своему смотрят на Россию. США и Великобритания используют "российскую угрозу", чтобы вновь подтвердить свою роль в качестве европейских защитников в тот момент, когда многие выступают против спорной демонстрации силы Вашингтона и Лондона. Дипломатические отношения между западными союзниками сползают по наклонной плоскости: шпионаж за европейскими главами правительств, уничижительные замечания Виктории Нуланд во время Майдана и интрига вокруг вопроса формирования нового правительства в Киеве в обход мнения ЕС, распространение влияния ИГИЛ и кризис беженцев вслед за сирийской и ливийской войнами, поддержанными англосаксами. В этих случаях НАТО уже несколько раз потерпело крах, и идея о создании альтернативной европейской армии вряд ли сможет принести успех. 

Балтика предоставляет американцам прекрасную возможность настроить континент против общего врага. Бывшие страны СССР и Варшавского договора, являющиеся известными русофобами и настаивающие на жестком курсе в отношении Москвы, также призывают к масштабному союзническому военному развертыванию на их землях. Министр обороны Великобритании Майкл Фэллон недвусмысленно высказался во время учений Baltops: "Это Россия напрямую пытается запугать восточных и северных членов НАТО. НАТО не ссорится с русскими, но у нас действительно есть споры с Путиным или Россией, пытающимися изменить границы силой". Напряженные отношения в союзе однако не остались незамеченными. В марте генерал-лейтенант Фредерик Ходжес, главнокомандующий армией США в Европев интервью The Telegraph заявил: "Великобритания – наш самый старый союзник и все еще лидер в НАТО (…), я уверен, что Путин хочет уничтожить наш союз, не нападая на него, а раскалывая его", - заявил он, продолжив предупреждать Европу об использовании гибридной войны против союзников НАТО на Востоке и хрупкости 5-й Статьи Устава. "Как только 5-й Статьи не станет, наш союз будет завершен", - сказал он. И снова, спустя несколько дней после атаки на Париж, когда Европа и Россия внезапно оказались в шаге от формирования общей оси борьбы с ИГИЛ, Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations) опубликовал статью армейского полковника Майкла Р. Фензеля, который напомнил, что, в конце концов, главная угроза европейской безопасности – "агрессия со стороны России" – и призывал НАТО закрепить совместные обязательства, чтобы "остановить российскую экспансию". Эти заявления, как упомянуто выше, противоречат действиям нескольких европейских членов-учредителей, таких как Италия, Франция, Греция и даже Германия, которые регулярно борются за ослабление экономических санкций, и продуктивный диалог с Кремлем. Они уверены, что Россия представляет намного меньшую угрозу, нежели ИГИЛ, она даже может быть союзником в решении сирийского конфликта.

Итак, основной целью проводимых НАТО операций в Восточной Европе является решение конфликта власти внутри союза, нежели противостояние "угрозе военного столкновения с Россией". На нынешней стадии эта угроза звучит абсурдно".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги