СМИ об Иванишвили: Грузинский Король Лир

07 октября 2013

В октябре в Грузии пройдут президентские выборы. Бидзина Иванишвили, при котором в отношениях с Россией наступила оттепель, намерен в любом случае уйти. Каким путем пойдет Грузия после него?

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"В Грузии 27 октября состоятся президентские выборы. В первый раз за последние десять лет в них не будет участвовать действующий президент Михаил Саакашвили – местная Конституция запрещает баллотироваться на третий срок. Зато претендентов на президентство больше, чем здравого смысла – Центризбирком четырехмиллионной страны зарегистрировал 23 кандидатов из 55 желающих.

Выборы, по общему мнению политиков и наблюдателей в Тбилиси, ожидаются беспрецедентно конкурентными, и второй тур голосования вполне вероятен. Это подтверждают и результаты социологического опроса, проведенного Национально-демократическим институтом США (NDI) и охватившего во всех грузинских регионах около 3 840 респондентов.

По мнению 31% опрошенных, второй тур состоится, хотя столько же процентов полагает, что его не будет. Голоса между основными фигурантами президентской гонки распределятся, по опросу, так: за бывшего министра образования Гиоргия Маргвелашвили, являющегося ставленником лидера правящей коалиции "Грузинская мечта" премьера Бидзины Иванишвили, проголосует 39% опрошенных. Остальные голоса поделят бывшие спикеры парламента Давид Бакрадзе и Нино Бурджанадзе: 18% против 7%.

Первый является соратником Михаила Саакашвили, вторая – его экс-сподвижницей и одной из главных фигур "революции роз". В свое время она была едва ли не самым непримиримым критиком России, однако, уйдя в оппозицию, стала апологетом Москвы и даже встречалась с Владимиром Путиным.

По три процента голосов грузинский избиратель, отдаст, вероятно, еще двум оппозиционным кандидатам в президенты – лидеру "Лейбористской партии" Шалве Нателашвили и шефу "Христиан-демократического движения" Гиоргию Таргамадзе. Остальные кандидаты в сумме могут претендовать на 4%. Еще не определившийся электорат составил 16%.

Но если во втором туре соперником Маргвелашвили будет Бакрадзе, ставленнику Иванишвили отойдет 49% голосов, в то время как протеже Саакашвили – 24%. В случае, если во второй тур выйдут Маргвелашвили и Бурджанадзе, соотношение голосов составит 50% против 17%.

Таким образом, наибольшие шансы на президентство, даже при определенных погрешностях опроса, сохраняет Маргвелашвили. Но тут есть одна любопытная деталь: голоса он набирает, в основном, за счет авторитета Иванишвили, лоббирующего его кандидатуру. И если бы не постоянный рефрен премьера, по которому после выборов он уйдет в отставку и вообще распрощается с политикой, у Маргвелашвили был бы стопроцентный шанс избежать второго тура.

Иными словами, населению не пришлось бы сейчас задаваться вопросом, а за кого и за что голосуем, если ключевая фигура грузинской политики делает ручкой тем, кто всего год назад обеспечил ему победу на парламентских выборах. Ведь не за "старые" же лица из команды Саакашвили, которые, поссорившись с ним, либо пускались в свободное политическое плавание, либо прибивались к разным оппозиционным силам, а теперь вот сгруппировались вокруг Иванишвили.

И если для немалой части электората Иванишвили-Маргвелашвили вопрос будущего страны носит морально-бытовой характер (премьер-миллиардер пообещал со временем рай на земле грузинской), иные задаются вопросом: насколько вменяемой будет внешняя и внутренняя политика Грузии после ухода Иванишвили. А также: кто станет его преемником на посту главы правительства, и достаточно ли внятна личность Маргвелашвили для "самостоятельного" президентства. Правда, по новой Конституции Грузии президентская власть существенно ограничивается.

Вопрос этот крайне сложен, учитывая геополитическое положение Грузии, наличие конфликтных территорий, конкуренцию за военно-политическое доминирование на Южном Кавказе Москвы, Вашингтона, Брюсселя и Анкары, огромное количество нерешенных вопросов внутри страны, включая остро стоящие экономические и социальные.

В связи с этим весьма сомнительно утверждение Иванишвили, в соответствии с которым он спокойно может уйти из политики, так как начатое им дело до логического завершения доведет его окружение. А сам он будет активничать в гражданском секторе, и уже из него участвовать в процессе возрождения Грузии, обеспечения законности и строительства "истинно европейского государства".

Но что есть логическое завершение? Иванишвили, в частности, делал особый акцент на урегулировании с Россией, однако дальше выхода грузинской продукции на российский рынок, небольшого смягчения визового режима для граждан Грузии и изменения риторики новых властей в отношении РФ дело не пошло. Но при этом российская сторона, охраняющая административную границу Южной Осетии и Грузии, последовательно переносит ее вглубь грузинской территории.

Другой приоритет Иванишвили – плотная интеграция с НАТО, развитие стратегических отношений с США и Евросоюзом, и подписание с последним соглашения об ассоциации. Но насколько все это не противоречит радикальному улучшению отношений с Россией, которую 33% респондентов NDI считает "реальной и существенной" угрозой для Грузии, и еще 36% полагает, что угроза есть, но она "завышена". И только 25% убеждены в отсутствии какой-либо угрозы от северного соседа.

Уходя в гражданский сектор, Иванишвили оставляет во власти довольно разношерстную коалицию, имеющую противоположные мнения — как в отношении внешней политики страны, так и в смысле ее внутреннего обустройства. Весьма сомнительно, что у правящей силы будет воля к консенсусу, который сегодня, так или иначе, обеспечивает своим авторитетом Иванишвили.

Впрочем, по его словам, он остается ответственным за дальнейшие шаги своей команды, за выполнение предвыборных обещаний, хотя исключает давление на нее из гражданского общества, укреплять которое он намерен после отставки. То есть, он собирается курировать власть, которая, по логике властной вертикали, вполне может его игнорировать.

Остается вариант лоббирования тех или иных вопросов благодаря большим деньгам Иванишвили. Но премьер обещает и этого не делать, поскольку, полагает он, лоббирование, в итоге, порождает коррупцию. На вопрос, не грядет ли в стране хаос после его ухода из политики, Иванишвили уверенно отвечает: "Ни в коем случае".

Между тем хаос может стать самым худшим сценарием, и гарантий его недопущения после ухода Иванишвили практически нет. Таковыми не могут считаться то, что процесс пресловутой коабитации в Грузии закончится, президентом станет ставленник Иванишвили, и что вскоре вся власть, включая местную, будет подконтрольна правящей коалиции: власть-то разношерстная, а желающие дестабилизировать обстановку в Грузии найдутся.

Вернемся, однако, к российской проблематике. Едва ли не за две недели до выборов Саакашвили заявил, что Россия намерена перенести границу вглубь грузинской территории и на абхазском участке. Иванишвили утешил: "Большая агрессии со стороны России больше не планируется". По его мнению, сегодняшнее положение дел на границе является следствием многолетней ругани Саакашвили в адрес российских властей. А также – "провокаций" официального Тбилиси в августе 2008 года и в предшествующий войне период; нарушение бывшими властями всех норм дипломатии, и т.д.

Команда Саакашвили, подчеркнул он, "которая хуже всех повела себя в той критической ситуации", по сей день продолжает свою риторику. По словам премьера, он не вполне понимает, зачем России понадобилось переносить административную границу в районе Южной Осетии: "ведь это сильно вредит самой России", на которую оказывают давление и США, и Европа.

Словом, истерики на почве действий российской стороны у грузинской власти пока нет – тем более, учитывая возобновление торговых и гуманитарных отношений. Неизвестно, однако, сохранится ли "философский" подход к проблематичному фактору России после ухода Иванишвили.

Здесь же стоит отметить, что на этом фоне Иванишвили не обивал и не обивает пороги властных структур США, за что его частенько поклевывает оппозиция. То ли он стремится к проведению независимой политики и ни перед кем не желает оправдываться и гнуть спину, то ли Вашингтон не спешит его принимать. Во всяком случае, сам он заявил, что его официальный визит в США уже не состоится. Соответствующее приглашение получено, но – не успеется, ведь сразу после выборов он уходит из политики. "Я не считаю это трагедией. Я не посещал США, но мы многое сделали для улучшения отношений", - пояснил Иванишвили.

Переход нынешнего премьера в гражданский сектор порождает и множество других вопросов. В частности, он подтвердил свое намерение участвовать в формировании в Грузии Фонда частных инвестиций на 6 миллиардов долларов. Доля Иванишвили, состояние которого Forbes в 2013 году оценил в 5,3 млрд долларов, составит 1 млрд долларов.

А деньги – это влияние. Иванишвили хоть и пообещал, что не будет оказывать давления на грузинскую власть, но тут же сделал взаимоисключающее заявление: "… Я пользуюсь большим доверием, усилю свой контроль над правительством, и буду очень строго спрашивать с властей".

Заметим, что на уровне рядового члена гражданского общества сделать это невозможно. Но с позиции олигарха-НПОшника – вполне реально. Однако тогда напрашивается еще один вопрос – правда ли власти Грузии ориентированы на строительство "истинно европейского" государства, или с зимы грузинские граждане получат властный конгломерат, замешанный на, так сказать, олигархически-демократической интонации одного человека".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги