СМИ: Дракон прилетел за сырьем

09 сентября 2013

3 сентября начался десятидневный визит председатель КНР Си Цзиньпина в Казахстан, Киргизию, Узбекистан и Туркменистан. Первым пунктом остановки китайского лидера стал главный поставщик газа в регионе – Ашхабад.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Игорь Ротарь:

"По итогам переговоров китайского лидера с туркменским президентом достигнуто соглашение о предоставлении Пекином кредита для дальнейшего освоения самого крупного газового месторождения Туркмени "Галкыныш". Его размер китайской стороной не разглашается. По словам туркменского лидера, сотрудничество стран вышло на "уровень стратегического партнерства", и в ближайшее время в КНР по действующему газопроводу Туркменистан-Китай будет поставляться около 40 миллиардов кубометров газа в год.

Следующий визит Си Цзиньпина в рамках среднеазиатского турне – в Казахстан – также тесно связан с поставками углеводородов. Ожидается, что там руководитель Китая в торжественной обстановке завершит сделку по участию в разработке Кашаганского месторождения нефти. В Киргизии в ходе визита Си Цзиньпина речь будет идти о строительстве железной дороги из Китая через эту страну в Узбекистан, а также участия китайской стороны в добыче золота и угля.

Сегодня торговый оборот пяти стран Средней Азии с Китаем составляет более 23 миллиардов евро — на два миллиарда евро больше, чем аналогичный показатель с европейскими странами. Более 10% нефти и газа Китай импортируется отсюда. При этом объемы поставок газа в Китай из Туркменистана больше чем в Россию, а Казахстан поставляет в Поднебесную уже 25% своей нефти. Все это позволяет многим экспертам предполагать, что в перспективе страны Центральной Азии могут полностью оказаться под влиянием Пекина.

Практически все товары на барахолках региона – китайского производства, а профессия "челнок", ездящий за товаром в Поднебесную стала одна из самых распространенных в регионе. Здесь даже распространена шутка: "Хочешь уехать – учи английский, хочешь остаться – китайский".

Влияние Поднебесной ощущается практически во всех сферах. "Куплю Медь, Алюминь, Бронз", – эту написанную с орфографическими ошибками надпись можно встретить в Киргизии и Казахстане повсюду. Спрос на цветные металлы объясняется просто. В соседнем Китае его стоимость в десятки раз больше. Ежедневно "КамАЗы", груженные цветными металлами, отправляются к китайской границе. Цветного металла в Киргизии и Казахстане уже практически не осталось, и его завозят сюда контрабандой из Узбекистана, а уж потом переправляют в Китай.

В основном челночная торговля происходит не с центральным Китаем, а с Синьцзян-Уйгурским Автономным Районом, заселенным родственными узбекам тюркоязычными уйгурами, а также казахами (около 1,5 миллионов), киргизами и таджиками.

По сути, эта та же Центральная Азия, только покоренная не русскими, а китайскими колонизаторами. Близость культуры и языка предопределяют, что большинство челноков ездят именно в этот регион. В Уйгурском городе Кашгар расположен крупнейший оптовый рынок скупки товаров. Вывески на этом рынке пишутся на трех языках: китайском, уйгурском и русском.

Уйгурский сепаратизм — одна из основных внутренних проблем Китая. В 90-х годах прошлого века в Казахстане и Киргизии, где существуют достаточно мощные уйгурские диаспоры, активно действовал целый ряд организаций, добивающихся "освобождения китайских уйгуров". Однако под давлением Пекина все эти организации были объявлены казахскими и киргизскими властями вне закона.

Сегодня в Поднебесной, напротив, надеются справиться с уйгурским сепаратизмом именно с помощью Центральной Азии. Пекин пытается справиться с уйгурским сепаратизмом, вкладывая огромные инвестиции в этот бедный – по китайским меркам — регион. "Для развития промышленности Синьцзяна нужно сырье и выход во внешний мир с готовой продукцией. Обе проблемы решаются путем экономического проникновения в Центральную Азию. Этот регион становится для КНР и источником сырья, и вторым выходом во внешний мир", - рассуждает в беседе с "Росбалтом" ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

Однако освоение Пекином Центральной Азии не обходится и без сложностей. Осмотрительные и осторожные китайцы не хотят рисковать своими инвестициями, и потому внимательно следят за развитием ситуации в регионе. В наиболее непростой ситуации китайские инвесторы оказались в Киргизии, где уже было несколько случаев нападения агрессивных толп на арендуемые китайцами шахты.

По мнению главы китайской торговой палаты в Киргизии Ли Деминга, вести бизнес в этой стране непросто. Как писал в октябре прошлого этот чиновник в англоязычной китайской газете "Глобал Таймс", "китайские инвесторы должны обращать больше внимания на политическую ситуацию в стране, на национализм в обществе, на надежность правительства и административных возможностей, на социальные конфликты, дисбаланс власти между различными заинтересованными группами". По мнению Ли Деминга, "если киргизское правительство не сумеет решить собственные проблемы, мы можем ожидать нежелательных результатов относительно иностранных проектов".

Учитывая китайскую специфику, можно с уверенностью считать, что такая статья не могла появиться без одобрения китайских властей. Ситуация за последний год в Киргизии отнюдь не стабилизировалась, а, следовательно, можно предположить, что у Пекина не исчезли сомнения по поводу безопасности вложений в Киргизию. Если же проект железной дороги из Узбекистана через Киргизию в Китай будет вновь отложен, это неминуемо отразиться и на масштабах сотрудничества между Пекином и Ташкентом.

Таким образом, можно заключить, что если увеличения масштабов торговли между Поднебесной и Средней Азией в целом не вызывает сомнений, то локально масштабные инвестиции Пекина в регион пока наиболее реальны в Казахстане и Туркмении".

РОСБАЛТ – для Фонда им.Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги