Швейцарский вариант для Альбиона

09 сентября 2014

Сообщение о том, что уже 51 процент шотландцев, согласно опросу, проведенному службой YouGov и газетой Sunday Times 5-6 сентября, выступают на независимость Шотландии от Великобритании, вызвала заметное оживление комментаторов в российских СМИ. Развал традиционного противника, каковым у нас традиционно воспринимают Соединенное Королевство, будоражит воображение проимперски настроенных россиян.

Напомним, что результаты опроса опубликованы меньше чем за две недели до намеченного на 18 сентября референдума о независимости Шотландии и это придает им особый смысл. Вообще, тот факт, что вопрос о шотландской независимости был официально вынесен на референдум, уже сам по себе является большим комплиментом состоянию нынешней британской демократии и символом решительного прощания с имперским прошлым Великобритании.

Еще больше об этом говорит то, что результаты этого референдума будут иметь законную силу, и если большинство жителей Шотландии и вправду выскажутся за независимость, она ее получит — впервые за три с лишним века.

Какова же цена вопроса? Шотландия — достаточно холодный северный малонаселенный гористый регион Соединенного Королевства, по территории лишь немного уступающий Англии. Численность его населения составляет всего 5,2 млн человек при общей численности населения Великобритании 63 млн (данные 2011 года). Существенным экономическим фактором Шотландии является добыча нефти на ее континентальном шельфе.

Главный вопрос, который задают сегодня многие: если шотландцы и вправду проголосуют за независимость, не пойдет ли раскол Великобритании по украинскому (он же, югославский) сценарию, или же "развод" произойдет мирно и цивилизовано, как это было, например, у Чехии и Словакии?

По мнению ведущего научного сотрудника института Европы РАН Виктора Мироненко, расставание Шотландии с Великобританией, если таковое все-таки случится, произойдет мирно. "Я уверен почти на сто процентов, что даже если шотландцы проголосуют за отделение, этот вопрос будет решаться в течение довольно длительного времени и исключительно политическими и экономическими методами. В Западной и Центральной Европе уже сложились определенные политические реалии. Здесь научились решать такие старые больные проблемы, как североирландская и шотландская в Великобритании, баскская и каталонская в Испании, без перехода к эксцессам, которые мы сейчас наблюдаем в Восточной Европе", — сказал Мироненко.

По его мнению, нет никаких оснований предполагать, что в ходе процесса отделения Шотландии от Великобритании, если таковой все же будет запущен, могут возникнуть какие-либо вооруженные конфликты.

При этом вероятность исхода референдума 18 сентября в пользу сторонников независимости Шотландии или сохранения единой Великобритании эксперт оценил как 50 на 50.

Соединенное Королевство сегодня оказалось в ситуации близкой к той, в которой оно находилось во времена североирландского конфликта 1972-1998 годов, когда на северо-западе страны шла вялотекущая гражданская война. Такое мнение "Росбалту" высказал заместитель гендиректора Информационно-аналитического центра МГУ Александр Караваев.

В то же время он подчеркнул, что нынешняя шотландская проблема "даже близко не идет ни в какое сравнение" с североирландскими событиями конца XX века. Эксперт отмечает, что в сегодняшней Шотландии нет такой радикальной силы, какой в то время в Ольстере была Ирландская республиканская армия (ИРА), и которая сегодня боролась бы за независимость с оружием в руках.

"Сегодня мы не можем делать вывод, что шотландцы пойдут так далеко в деле отстаивания своих политических прав, как когда-то ирландцы. Из этого следует, что выходом из этой коллизии станет диалог между Лондоном и Эдинбургом по линии неполитических прав, или политических, но связанных с местным самоуправлением на уровне общин, плюс экономические льготы, которые бы позволили шотландцам применять свои экономические модели, в частности, по вопросам налогообложения", — полагает эксперт.

"Ставки в нынешнем шотландском движении за независимость не столь уж велики. При всех имеющихся информационных возможностях мы сегодня не слышим радикальных призывов со стороны тех, кто выступает за выход Шотландии из состава Великобритании", — отметил Караваев.

По мнению политолога, процесс, в котором участвуют Шотландия и Англия, скорее похож на размежевание швейцарских кантонов, где местные органы власти могут решать большой круг вопросов без компетенции политического центра. В связи с этим, если Шотландия на предстоящем 18 сентября референдуме проголосует за свою независимость, то между ней и оставшейся Великобританией вполне возможно установление некоего конфедеративного союза по швейцарскому образцу, прогнозирует Караваев.

Александр Желенин

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова.

Теги