Сергей Правосудов: Прямая выгода для Сербии - в сотрудничестве с Россией. К итогам мероприятий Фонда Горчакова в Белграде и Баня-Луке

21 ноября 2014

На минувшей неделе при участии Фонда Горчакова прошли два крупных мероприятия на Балканах. 11-13 ноября в Белграде состоялась международная научная конференция "Влияние России в Сербии – исторический обзор и перспективы мягкой силы".13-14 ноября в Баня-Луке – административном центре Республики Сербской – прошел международный круглый стол "Россия и Балканы: исторические союзники и экономические партнеры".

О том, почему энергетика является фундаментом отношений России и Сербии и о перспективах развития отношений в этой сфере в интервью "Росбалту" рассказал директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов, принявший участие в мероприятиях Фонд Горчакова.

- Предыдущий посол РФ в Сербии Александр Конузин назвал энергетику фундаментом отношений России и Сербии. Вы согласны с этим утверждением? Если да, то на чем конкретно оно основывается?

– Да, это так. Главным российским активом в Сербии является компания "Нефтяная индустрия Сербии" (NIS) в которую ОАО «Газпром нефть» инвестировало более 1 млрд евро. Кроме того, "Газпром" совместно с сербской государственной компанией "Сербиягаз" планирует построить сербский участок газопровода "Южный поток". В октябре 2009 года "Газпром" и "Сербиягаз" подписали соглашение о создании совместного предприятия ПХГ "Банатски двор". Хранилище расположено в одноименном истощенном месторождении в 60 км от Нови-Сада. 21 ноября 2011 года состоялся торжественный ввод в эксплуатацию ПХГ "Банатски Двор". Подземное хранилище является одним из крупнейших объектов хранения газа в Юго-Восточной Европе. Активный объем хранения ПХГ составляет 450 млн куб. м газа, максимальная производительность на отбор – 5 млн куб. м в сутки.

- Какие основные энергетические проекты России в Сербии? Насколько успешно они реализуются?

– Нефтеперерабатывающие заводы NIS в Панчево и Нови-Саде в 1999 году были сильно повреждены в результате бомбардировок авиации НАТО. Когда правительство Сербии решило приватизировать NIS, то западные компании не проявили интереса к модернизации этих заводов. Дело в том, что в Европе очень много нефтеперерабатывающих заводов, которые загружены не на 100%. Западные компании рассчитывали, что сербские заводы будут закрыты, так как их топливо не соответствовало нормам ЕС, и они стали бы продавать в Сербии топливо, привезенное из других стран. У "Газпрома" не было своих НПЗ в Европе, поэтому "Газпром нефть" согласилась заняться модернизацией сербских заводов. В результате компания начала выпускать топливо качества Евро-5, объемов которого теперь вполне достаточно не только для удовлетворения потребностей самой Сербии, но и для экспорта в соседние страны. Стремительно расширяется за пределы Сербии и сеть АЗС NIS. До прихода "Газпрома" заправки NIS работали под тремя разными брендами, и их доля на рынке постоянно снижалась. После прихода "Газпрома" доля NIS на сербском розничном рынке топлива выросла с 31% до 42%, а на оптовом рынке с 68 до 78%.

С 2009 года добыча NIS увеличилась на 82% (с 0,9 млн до 1,64 млн тонн нефтяного эквивалента к 2014 году), а подтверждённые запасы углеводородного сырья у компании почти удвоились. Хотя до прихода "Газпрома" эти показатели неуклонно снижались. Концепция развития NIS до 2030 года предполагает увеличение ежегодной добычи компании как минимум до 4,5 млн т нефти и газа (в нефтяном эквиваленте).

Необходимо подчеркнуть, что до прихода "Газпрома" NIS демонстрировала убытки. На момент прихода "Газпром нефти" убытки прошлых лет и долги превышали 1 млрд евро, поэтому их нужно было погасить, что и было сделано. В 2013 году NIS впервые за много лет выплатила дивиденды, по итогам 2012 года, в размере 25% чистой прибыли, то же самое произошло и в текущем году. Чистая прибыль NIS по итогам 2012 года выросла на 22% и составила 438 млн долларов США. Как известно, "Газпром нефти" принадлежит 56% акций NIS, а остальной пакет – правительству и гражданам Сербии. Кстати, стоимость акций NIS на бирже с 2010 года практически удвоилась.

У NIS большие планы по развитию бизнеса. Компания ведёт геологоразведку не только в Сербии, но и Боснии, Румынии и Венгрии. Особенно большие надежды возлагаются на завод в Нови-Саде, где сейчас идёт масштабная реконструкция, направленная на организацию производства уникальных моторных масел. Ожидается, что уникальность обеспечит этой продукции широкий рынок сбыта: 25-30% будет продаваться в Балканском регионе, остальное – в других государствах Европы, СНГ, на Ближнем Востоке, в Африке, Турции и т.д.

- А с какими проблемами приходится сталкиваться?

- Руководитель компании Кирилл Кравченко постоянно выступает за вступление Сербии в ЕС. Он не политик, а бизнесмен и явно рассчитывает на укрепление позиций своей компании на рынках стран Европейского Союза. Но европейские корпорации не испытывают восторга от успехов NIS. В связи с этим лидеры ЕС давят на руководителей Сербии, чтобы они вынудили русских уйти из NIS и передали компанию в руки какой-то крупной европейской корпорации. Тогда Сербию возможно и примут в ЕС.

В этой связи нет ничего удивительного в том, что сербское правительство неуклонно повышает налоги для NIS. В 2013 году NIS выплатила в бюджет Сербии 120 млрд динар (около 1 млрд евро) прямых и косвенных налогов (на 32% больше, чем в 2012 г.). За 9 месяцев текущего года налогов было начислено на 10% больше, чем за тот же период прошлого года. В результате чистая прибыль NIS по итогам 9 месяцев снизилась на 33%. После победы на парламентских выборах Александр Вучич сразу стал требовать от руководства NIS, чтобы они направляли больше средств на дивиденды, а не на инвестиции в развитие. Инвестиционное соглашение, которое подписали "Газпром нефть" и правительство Сербии подразумевает, что на дивиденды NIS обязана направлять 15% от чистой прибыли, а в реальности на эти цели идёт 25%. Казалось бы, "Газпром нефть" как владелец контрольного пакета акций должна быть заинтересована в увеличении собственных дивидендов, но россияне сделали ставку не на выжимание из NIS средств, а на развитие компании. Ведь если компания не будет инвестировать в развитие, то она быстро деградирует и станет приносить убытки, что автоматически означает прекращение выплаты дивидендов.

В текущем году правительство Сербии инициировало пересмотр межправительственного соглашения с Россией и начало расследовать процесс приватизации NIS. Итог этого разбирательства не сложно предсказать. Окажется, что "Газпром нефть" заплатила за NIS мало денег и ей нужно доплатить. Таким образом, "Газпром нефть" пытаются выдавить из бизнеса. При этом задолженность сербских государственных предприятий перед NIS превышает 640 млн долларов и правительство не спешит гасить этот долг.

"Газпром нефть" стала первым по-настоящему крупным инвестором, который успешно провел в Сербии приватизацию убыточной госкомпании. У американской US Steel, например, этого не получилось – несмотря на полученные от правительства Сербии преференции, после нескольких лет работы они были вынуждены отказаться от сербских активов. А ведь условия их работы были гораздо более выгодными, чем у "Газпром нефти". US Steel получила предприятие по остаточной стоимости, государство взяло на себя долги компании в размере более 300 млн долларов. Сейчас, в условиях экономического кризиса, Сербии очень важно сохранить имидж предсказуемой, лояльной к инвесторам страны.

- В начале года вы высказали опасения, что смена правительства Сербии негативно отразится на строительстве "Южного потока". Можно ли сегодня говорить о том, оправдались ваши опасения, или же нет?

– В своём прогнозе я исходил из того, что политическая элита Сербии ориентируется на мнение руководителей США и в меньшей степени ЕС, а не на интересы своего народа. Американцы всегда выступали против проекта "Южный поток". Они хотят, чтобы Россия продолжала зависеть от транзита газа по территории Украины. А поскольку власти Украины, также ориентируются на США, то американцы имеют возможность влиять на энергетическое сотрудничество России и Европы.

Как известно, Россия является крупнейшим поставщиком газа в Европу. При этом, только наша страна в последнее время увеличивает поставки, а все остальные страны (Норвегия, Алжир, Катар, Ливия – сокращают). Консенсус-прогноз, подготовленный на основании обобщения наиболее авторитетных в мире аналитических центров, показывает, что в Европе разрыв между спросом и собственной добычей газа будет только расти. Потребности в дополнительном импортном газе составят к 2025 году 168 млрд куб. м, а к 2035 году – 225 млрд куб. м. Это говорит о том, что объём поставок российского газа в Европу будет возрастать и газопровод "Южный поток" будет востребован.

Все понимают, что он этот проект очень выгоден и Сербии, и Болгарии, и всем остальным странам южной и центральной Европы. Ведь в случае его реализации удастся избавиться от зависимости от транзита газа по территории Украины. Как известно, эта страна неоднократно забирала из транзитной трубы газ, который предназначался потребителям в других странах. Кроме того, ситуацию на Украине сложно назвать стабильной, ведь там продолжается гражданская война.

В процессе строительства газопровода Сербия получит новые рабочие места. При этом, платить за строительство будет "Газпром", а "Сербиягаз" возместит свою долю после того как по газопроводу пойдёт газ из транзитных платежей. Руководители и Сербии, и Болгарии говорят о том, что им запрещает строить "Южный поток" Европейская комиссия (ЕК). Но согласно законам ЕС Европейская комиссия не может вмешиваться в строительство газопроводов, это право принадлежит национальным правительствам. ЕК имеет право определять правила эксплуатации газопроводов, когда они уже построены. Причем это касается Болгарии, которая входит в ЕС, а Сербия, как известно вообще не является членом Европейского Союза.

При этом Еврокомиссия не предлагает Сербии и Болгарии никаких альтернативных источников поставок газа. В последнее время много говорят об импорте в Европу сжиженного природного газа (LNG). Для его приёма были построены специальные терминалы. Правда, загружены они оказались на 20-30%, так как производители LNG предпочли поставлять свою продукцию в страны Азии (Японию, Корею, Китай), где за газ платят на 40-50%, а иногда и на 100% больше чем в Европе. Так что заместить российский газ LNG европейские потребители смогут, только если согласятся платить за него более высокие цены.

Надежды на поставки газа из США не оправдаются, так как американский газ будет существенно дороже российского. Именно поэтому американские компании предпочитают подписывать контракты на поставку газа со странами Азии, где газ стоит существенно дороже, чем в Европе. Кроме того, объём добычи газа в США в последнее время практически не растёт, следовательно, ожидать, что у американцев появится много свободного газа для экспорта, не приходится.

- Каков ваш прогноз относительно развития российско-сербского сотрудничества в энергетической сфере?

– Я надеюсь, что сербский народ поймет, в чём заключается его прямая выгода и заставит свою политическую элиту сохранить сотрудничество с Россией. Пример Болгарии наглядно показывает, что вхождение в НАТО и ЕС не означает автоматическое повышение качества жизни. Болгарию буквально "доят" более богатые страны ЕС. Положение болгар было бы ещё более плачевным, если бы не 400 тыс. российских семей, которые приобрели недвижимость в Болгарии. Кроме того, российская компания "ЛУКОЙЛ" приобрела нефтеперерабатывающий завод в Бургасе и теперь уровень зарплат в этом городе в два раза выше средней зарплаты в Болгарии. Очевидно, что Сербии было бы гораздо выгоднее сохранить нейтралитет и получать выгоду от торговли, как с ЕС, так и с Россией. Пока же Сербия идёт в сторону ЕС и НАТО и мало беспокоится о собственных национальных интересах.

В условиях снижения добычи нефти и газа страны ЕС сделали ставку на использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ). В первую очередь это касается Германии, Испании, Италии и Дании. Однако солнечной и ветряной энергетике так и не удалось обойти по эффективности традиционную. В результате цены на электроэнергию в тех странах, которые активно используют ВИЭ, являются самыми высокими в ЕС и продолжают расти. Не секрет, что в Болгарии рост цен на электричество привел к народным волнениям. По словам министра финансов федеральной земли Саксония Георга Унланда, в настоящее время затраты на альтернативную энергетику в Германии составляют около 1,5% ВВП. "Если этот показатель достигнет 2%, то в ФРГ могут начаться массовые протесты, подобные тем, которые были в Болгарии". Характерно, что в ФРГ повышенный "зелёный" тариф, платит население и малый бизнес, а промышленные предприятия получают электроэнергию по более низкой цене. В ФРГ на поддержку возобновляемой энергетики уже тратится 24 млрд евро ежегодно это в два раза больше, чем на закупки газа в России. Всё это подаётся как забота об экологии, чтобы снизить выбросы углекислого газа. Однако, когда произошло снижение цен на уголь европейские страны стали увеличивать объём сжигания этого "грязного" топлива, перечеркнув свою заботу об экологии. В первую очередь это касается Великобритании, Испании, Франции и Германии.

Кризисные явления в экономике Евросоюза заставили многие страны снизить объём дотаций возобновляемой энергетики. В результате произошло резкое снижение инвестиций в этот сектор. В минувшем году инвестиции в развитие ВИЭ в Европе снизились на 44%. Без дотаций ВИЭ не могут конкурировать с газовой электроэнергетикой. Тем более, что выбросы углекислого газа при сжигании природного газа минимальны.

Когда европейские страны вводили меры поддержки альтернативной энергетики, они явно рассчитывали наладить собственное производство солнечных панелей и ветрогенераторов и таким образом стимулировать развитие своей промышленности. Этот план также не удалось осуществить в полном объеме. Дело в том, что при изготовлении солнечных панелей и особенно ветрогенераторов используется более 20 редких и редкоземельных металлов (самарий, лантан, иттрий, ванадий, литий, неодим, диспрозий и др.). Почти 90% мировых поставок редкоземельных металлов контролирует Китай. Поскольку эта страна решила сама производить ветрогенераторы и солнечные панели, экспорт редкоземельных металлов из КНР резко сократился. В результате страны ЕС были вынуждены увеличить импорт солнечных панелей и ветряков из Китая. Оказалось, что меры по стимулированию альтернативной энергетики в ЕС принесли пользу не столько европейской, сколько китайской промышленности. А европейские компании начали переговоры об увеличении добычи редкоземельных металлов в России. Доля России в мировых запасах данного вида сырья составляет 17%, а в добыче – всего 2%.

В настоящий момент в Китае производится 63% всех солнечных панелей в мире. К 2013 году китайские компании захватили почти 80% европейского рынка солнечных панелей, в то время как европейские производители либо обанкротились, либо перевели производство в Китай. В настоящее время газовая генерация во многих странах ЕС не выгодна, так как закон предоставляет приоритетный доступ к потребителям дорогой энергии, полученной из возобновляемых источников. Но производство энергии из солнца и ветра нестабильно. Не всегда дует ветер и светит солнце. Теперь страны ЕС задумались о том, что газовую генерацию нужно сохранить в качестве резервных мощностей, которые нужно запускать тогда, когда снижается производство возобновляемой энергии. Но за содержание резервной мощности придется платить потребителям. Таким образом, потребителя оплатят производство возобновляемой энергии дважды.

Сербия ещё не стала членом ЕС, но уже активно проводит европейскую политику в сфере энергетики. Прежде чем использовать чей-то опыт, нужно посмотреть к каким результатам он привел в других странах, чтобы потом не удивляться, видя на улицах многотысячные демонстрации недовольных граждан.

Природный газ – экологически чистое и достаточно дешевое топливо. Именно на него и нужно делать ставку, чтобы рассчитывать на успех в глобальной конкуренции. Россия – мировой лидер по запасам природного газа, поэтому России и Европе нужно укреплять сотрудничество, а не конфликтовать.

Беседовала Татьяна Хрулёва

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги