Русских нигде так не любят как в Сербии - посол

24 сентября 2013

Выступление посла Сербии в России Славянко Терзича в эфире "Русской службы новостей".

В.КАРПОВ: 10 часов 3 минуты. В студии "Русской службы новостей" у микрофона Владимир Карпов. В эфире программа "Русский дух". И с нами Посол республики Сербия в России Славянко Терзич. Доброе утро, господин посол.

С.ТЕРЗИЧ: Доброе утро! Привет всем вашим слушателям. Я очень рад, что здесь с вами и благодарю за приглашение.

В.КАРПОВ: Мы счастливы вас видеть, честно говоря. У нас сегодня серьезная беседа, масштабная. Да мы ее и не охватим, можно в самом начале признать, но попытаемся. Будем говорить о дружбе народов, если хотите, о панславизме, о том, не пустые ли это слова сегодня. Я честно говоря, очень сильно сомневался, что нечто подобное остается вообще на планете Земля. Почему? Если брать взаимоотношения с нашими соседями – с Украиной, с Белоруссией, то там то мы конфликтуем, выясняем отношения, потом дружим, потом опять ссоримся. Это вот здесь происходит на расстоянии вытянутой руки, на территории бывшей страны большой, огромной Советского Союза. Что происходит за границами, я даже представить мог с трудом, тем более что Польша, которая все время выговаривает России какие-то обиды. Про сербов говорили много мне, что они классные, что в Сербии русских до сих пор любят, что там братские народы – это не пустые слова. Я пока не доехал до Сербии, я в этом сильно сомневался. Когда приехал, я был поражен. Во-первых, потому что действительно, это не пустые слова для сербов. Братская республика Руссия звучало на каждом углу, сливовица на каждом углу. Спрашиваешь о помощи, мгновенно бросаются. Я не ожидал. За счет чего это о сих пор держится? Вот это и попытаемся выяснить. Вы как-то можете объяснить, почему сербы так не равнодушны до сих пор к русским, к России?

С.ТЕРЗИЧ: Попробуем, давайте. Вот как бы сказали отношения между сербами и русскими, между Сербией и Россией имеют очень широкую историческую основу. Это идет не от вчера – от начала ХХ века, это идет еще от раннего Средневековья. Основа наших отношений – это этническая, духовная и культурная близость наших народов. Кроме этого еще в Средневековье у нас – это очень известный факт – сербский выдающийся просветитель – первый архиепископ Сербской православной церкви постригался в русском монастыре Пантелеймона. С этого момента идут очень близкие духовные отношения. Во время монголо-татарского ига сербские края помогали русским. Потом когда мы попали под турецкое рабство в конце XV столетия, столетиями Российская империя демонстрировала, Русская православная церковь, вообще русские помогали нам. Это самосознание историческое сербов сложилось такое впечатление, что только Россия может нам помочь в этих трудных положениях во время Османского ига. Это было так. Но почти каждого четвертого года многие настоятели сербских монастырей, как например, Мелешево, Студеницы приходили в Россию, собирали здесь помощь, деньги, сосуды, иконы, книги. Это было столетиями так, и почти до XVIII столетия. А потом, с начала XVIII столетия идет новая эпоха. Это очень важно. Я не знаю, насколько это известно у русских, но одной из самых близких сподвижников Петра Великого был серб граф Владиславович, или граф Рагузинский. Он был очень богатый человек. Он был советник, даже официально был советником Петра I по вопросам православного Востока. Так это было.

В.КАРПОВ: Господин посол, я на что обращаю внимание. Вы перечисляете событие за событием, и я тоже знаком с историей взаимоотношений между Россией и Сербией – она, правда, богатая. Но все это дела как говорят давно минувших дней. А вот это чувство близости до сих пор остается. За счет чего – я не понимаю. Вот сейчас.

С.ТЕРЗИЧ: Я вам расскажу. В XVIII столетии многие сербы убежали в Россию. Граф Радиславович, или очень известная фамилия Милорадович – серб из Герцеговины. Потом один из директоров Харьковского университета физик Стойкович был серб и так многие. В середине XVIII столетия очень много сербов переселилось в Россию – сегодняшняя Украина. И тогда была основана так называемая Славяно-Сербия или новая Сербия. И много потомков этих сербов, может быть, и сегодня проживают. Но они быстро ассимилировались. Поэтому очень близкие народы. И они может быть через 50, может быть, через одно столетие ассимилировались в русскую нацию, в русский народ.

В.КАРПОВ: Попробуй отличи потом, идентифицируй себя как серб.

С.ТЕРЗИЧ: И потом в начале XIX столетия, когда началась борьба за освобождение - это известные первые сербские восстания - Россия нам помогала не только политически, не только культурно, но и военно. В начале XIX столетия, во время первого сербского восстания, известного нашего Георгия Петровича, Россия – это первый опыт совместного действия против Османской империи. С тех пор, до конца освобождения Сербии, до создания Югославии, Россия, Российская империя была одним надежным внешнеполитическим союзником Сербии.

В.КАРПОВ: С нами сегодня посол Республики Сербия Славянко Терзич. Сейчас короткая реклама, после этого продолжим. С нами сегодня Славянко Терзич, посол Республики Сербия в Российской Федерации. Я, кстати, нашим слушателям напомню, как с нами можно взаимодействовать. Мы ждем ваших звонков. Телефон прямого эфира 8-495-788-107-0, смс +7925-101-107-0, наш сайт rusnovosti.ru. Слушатели уже пишут. Роман обращает внимание вот на что: "История это классно, - говорит Роман, - но а что с перспективами? – и дальше начинает загибать пальцы. – Вы так стремились в обход России в Евросоюз. Там теперь вам лучше?" - интересуется Роман. Это критика, упрек. Дальше. "Сербия вступает в Евросоюз в 2014. Почему бы вам не вступить в Таможенный союз, если мы так вам дороги?" - опять же Роман с упреком как бы. Что вы можете ответить Роману?

С.ТЕРЗИЧ: Переход с одной темы на другую.

В.КАРПОВ: Мы будем перемежать.

С.ТЕРЗИЧ: Вы знаете, Сербия находится в очень сложной ситуации на Балканах. У нас были последние 20 и больше лет – это были эмбарго, санкции, войны гражданские, а потом бомбардировки – все это сложилось в трудную ситуацию. И сейчас правительство нашей страны абсолютно ориентировано на переговоры о вступлении в Евросоюз. Но это еще идут переговоры, еще точная дата не определена, это будет, наверное, я считаю, долго ждать, не будет так близко, как на долгой полке – как бы сказали русские. Но все равно ориентация на Евросоюз – это правда, это политика нашего правительства. Но все равно, мне кажется, это не может помешать нашим самым хорошим отношениям с братской Россией, с Российской Федерацией. Вот, например, Германия. Приведу такой пример. Вы воевали с Германией и в первой мировой войне, и во второй мировой войне. Сейчас у вас очень хорошие отношения. Насколько я знаю, экономический это около 80 млрд. евро. Это огромно. У вас, насколько я знаю, 6 тысяч немецких компаний работают здесь, в России. Почему бы Сербия не могла продолжать такие самые хорошие, лучшие политические, духовные? Тем более у нас всегда были такие братские отношения. Поэтому мне кажется, надо понять политическую позицию Сербии на Балканах, и в этом смысле наша…

В.КАРПОВ: Географическую, политическую?

С.ТЕРЗИЧ: Абсолютно. Наша дорога в Евросоюз, если это будет до конца, но это не так близко, как он сказал. В 2014 году пойдут первые переговоры. Наверное, это не будет так близко. Мы можем ждать не знаю сколько 5-10 лет. Но все равно это не будет мешать ни в каком смысле нашим очень хорошим и я бы сказал отличным отношениям с Российской Федерацией.

В.КАРПОВ: Еще из вопросов. Павел пишет: "Почему Сербия не захотела перед бомбардировками присоединиться к России – это лично Милошевич не захотел и не желаете ли сейчас присоединиться?" Опять же обращает внимание, может быть, сделать теснее наши взаимоотношения.

С.ТЕРЗИЧ: Я хочу подчеркнуть…

В.КАРПОВ: Кстати, в 99-м году – я хотел бы нашим слушателям напомнить – Серия обратилась к России с просьбой взять в Союз Россия-Белоруссия и тогда парламент сказал да, Ельцин сказал нет. Тогда это было.

С.ТЕРЗИЧ: Да, это правда. Да. Я бы сказал, все равно Сербия у нас на первом месте соглашение о стратегическом партнерстве – оно подписано в Сочи недавно президентом Путиным и президентом Николичем. Это первое. Второе – у нас соглашение о свободной торговле. Мне кажется, только с Сербия с 2000 года имеет это соглашение о свободной торговле. У нас когда был нашего премьера в апреле этого года, подписано 7 новых соглашений. У нас недавно был визит нашего патриарха 2 недели здесь. У нас здесь в университетах ваших очень много студентов. В Сербии тоже русские компании. Я хочу вам сказать, самая известная, самая хорошая наша компания – это нефтяная промышленность Сербии, "Газпром" покупал, 51% в руках "Газпрома". Потом, "Белпетроль" покупал "Лукойл". Я хочу обратить внимание ваше – Россия столетиями присутствовала на Балканах политически, культурно, духовно, военно, но экономически, мне кажется, первый раз в таком объеме, в таком количестве Россия присутствует экономически на Балканах, и я бы сказал, в Сербии. Поэтому, может быть. Ваши слушатели не знают. 
В.КАРПОВ: Есть одна тонкость просто. Многие в России воспринимают словосочетание "русский капитал" как ругательство. Потому что с этим связано много таких болезненных историй.

С.ТЕРЗИЧ: Я знаю.

В.КАРПОВ: Белоруссия – самый яркий пример.

С.ТЕРЗИЧ: Я-то знаю эту историю. Но у нас, мне кажется, нормальные отношения экономические. Все движется в рамках наших соглашений, нормально. Там есть открытые вопросы. Например, рабочие, которые работают здесь, это надо юридически какое-то соглашение сделать, или, например, русские, которые работают в России. Но все равно. Мне кажется, чтоб я сказал, до революции отношения Сербии и России, сербского и русского народа были, я бы сказал очень дружеские, очень братские, а потом отношения между Югославией и Советским Союзом – это было что-то другое. Сейчас после всех этих трагических событий - у вас развала СССР, у нас – развала Югославии – мы возвращаемся снова на русско-сербские отношения. И мне кажется, надо сделать все, чтобы наши отношения были как были до революции 17-го года.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, здравствуйте. Вы знаете, я так рада, что вы пригласили такого гостя. Я очень люблю сербов и вообще Югославию. Дело в том, что я в 74-м году работала в Югославии. Вы знаете, у меня осталось впечатление о людях, живущих там, даже более теплое, чем о своих соотечественниках. Я желаю вам всего самого доброго. Я столько слез пролила, когда была вся эта катавасия.

В.КАРПОВ: Про 99-й год.

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, Россия не помогла вам ничем. Вы простите нас, пожалуйста. Мы должны с вами дружить. Мы любим вас, удачи вам и всего самого хорошего. Спасибо.

С.ТЕРЗИЧ: Спасибо вам огромное. Я это понимаю. Но вы знаете, мы это понимаем. Сербский народ это понимает. Мы знаем, что русский народ был с нами. Но это политика высшего руководства. Вообще, Россия сама была в трудном положении, но все равно, мне кажется, нам надо смотреть в будущее. Слава Богу, что наши отношения сейчас развиваются очень хорошо. И как Владимир – вы сами это сказали, мне кажется, - я считаю, что я это ее преувеличиваю – русских, мне кажется, нигде так не любят как в Сербии. Если вы скажете, что вы русский, вам всегда будут помогать.

В.КАРПОВ: Абсолютная правда, подтверждаю. Эмпирическим путем проверено.

С.ТЕРЗИЧ: Надо несмотря на все эти наши трудности в наших отношениях сегодня, особенно в этом современном смысле, за нами стоит очень широкая основа нашего славянского православного взаимоотношения. И это надо развивать. Это надо в культурном смысле, в ученом смысле, в экономическом смысле. Ну вы знаете "Южный поток" - проходит через Сербию.

В.КАРПОВ: С нами сегодня Славянко Терзич – посол республики Сербия в Российской Федерации. Сейчас на несколько секунд расстанемся на время короткой рекламы, а после этого вернемся и продолжим. С нами сегодня посол республики Сербия в России Славянко Терзич. Ну еще о связях России и Сербии. Каждый второй серб в городе Ужице, с которым я разговаривал, с гордостью рассказывал мне о том, что он работал в Сочи. Каждый второй в городе Ужице работал в городе Сочи. Это о связях. Я вот о чем хотел уточнить: откуда уверенность, что наши отношения будут развиваться? Потому что я, честно говоря, кроме интересов бизнеса, никаких особо предпосылок для этого не вижу. Во время рекламы вы сами рассказывали о непростом положении Сербии, которая окружена странами Северо-Атлантического альянса, например. Это раз. Дальше, вступление в Евросоюз. Теоретически ничего не несет плохого для взаимоотношений, но отдалить может. Два. Таможенный Союз, который сейчас организует Россия - это тоже своя структура и возможно здесь мы станем конкурентами. Три. Пожалуйста, господин посол.

С.ТЕРЗИЧ: Я вижу оптимизм большой в развитии наших отношений. Есть реальные факты, на коем основывается мой оптимизм. Вы правы, когда – мы поедем в Россию там есть большие проблемы – Косово и так далее, но мы можем поговорить. Но все равно у нас есть широкая юридическая основа для развития наших экономических отношений. Вот, например, в понедельник в 13 часов в посольстве Сербии будет большая презентация сербского туризма. 30 октября в Торгово-промышленной палате российской Федерации будет большая деловая инвестиционная конференция Сербии. У нас нефтяная промышленность Сербии в руках "Газпрома", "Лукойл" купил "Белпетроль". "Южный поток" - это большой проект. Там около 1,7 млрд. стоит. Он проходит через Сербию. Еще военно-техническое сотрудничество. Очень близкие отношения между нашими церквями. Патриарх был здесь, я уже сказал. Патриарх Кирилл сейчас в начале октября едет в Сербию. Мы ожидаем потом министра обороны РФ, мы ожидаем в декабре, и если будет начат "Южный поток", Президента России. Насколько я вижу, наши отношения развиваются. Есть факты. Вы говорили о Таможенном союзе – это правда, да. Это может помешать нашим отношениям, но все равно. Мы стали наблюдателями ОДКБ.

В.КАРПОВ: Кстати, вы видите свою страну в Северо-Атлантическом альянсе?

С.ТЕРЗИЧ: Вы знаете, Сербия…

В.КАРПОВ: Понимаю, что сейчас это звучит абсурдно. Тот самый альянс, который бомбил страну.

С.ТЕРЗИЧ: Сербия провозгласила полную нейтральность. Это наша стратегическая ориентация – полная нейтральность. Если бы был референдум, например, завтра, огромный процент сербов был бы против поездки в НАТО. Мы это не хотим.

В.КАРПОВ: Поездки – это в данном случае вступление?

С.ТЕРЗИЧ: Да, вступление в НАТО. Абсолютно Сербия ориентирована на нейтралитет политический, военный. Это наша стратегическая ориентация. Мы будем держаться, мне кажется, до конца.

В.КАРПОВ: "Слушаю, и слезы наворачиваются – нас любят. Спасибо", - пишет Панчелло. Кстати, от себя должен заметить, что в Сербии есть еще одно важное преимущество по сравнению с другими странами, где можно отдохнуть – там мало русских. Вот действительно мало я там встречал соотечественников. Они не любят Сербию, но, может быть, и, слава Богу – еще не испортили впечатления о России и поэтому сербы до сих пор любят Россию.

С.ТЕРЗИЧ: Вы знаете в чем дело. Может быть молодые люди особенно не знают. Вот в начале, например, я как историк подчеркну, с 1876 года было 3 тыс. русских добровольцев приехало в Сербию на сербско-турецкую войну. Там погиб известный полковник Раевский, граф Вронский погиб, он был там похоронен. Там тоже большое кладбище русских. После Октябрьской революции очень много русских приехало в Сербию, Югославию тогда. Профессора, архитекторы, математики, ученые. Врангель был там. Врангель похоронен в Белграде, вы знаете.

В.КАРПОВ: Да.

С.ТЕРЗИЧ: Очень жалко, что так мало русских туристов приезжают в Сербию. Это процента где-то 2,8-3%, это очень мало.

В.КАРПОВ: У ваших соседей в Черногории там ступить некуда - везде наши.

С.ТЕРЗИЧ: Да, но Черногория собирается в НАТО. Мы это не хотим. У них там есть море. Вы сами видели – Сербия прекрасная страна – это в цивилизационном смысле встреча Востока и Запада. Это видно в архитектуре, в музыке, в костюмах. Потом у нас очень прекрасные курорты. У нас монастыри средневековые. Очень много монастырей, прекрасных, хороших, прекрасное искусство, там очень много русских икон. Все это, мне кажется, может послужить подталкиванию интересов русских. Мы ожидаем русских туристов в Сербии.

В.КАРПОВ: Я предлагаю сейчас принять телефонный звонок, а после этого у меня есть отдельный вопрос по поводу подрастающего поколения, ну чуть позже. Слушаем вас, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Алексей, Москва.

В.КАРПОВ: Да, Алексей, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Приветствую почетного гостя у нас, в Москве.

С.ТЕРЗИЧ: Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Небольшое мнение, что все-таки вступление Сербии в Евросоюз – это как ловушка для Сербии. Потому что Сербия православная страна, и абсолютно противоположная философия жизни у Евросоюза и у Сербии. Я считаю, что Сербии нужно все-таки больше сближаться не только в духовном плане с Россией и другими православными странами, а вот практически сливаться. Пускай будут разные страны, но чтобы…

В.КАРПОВ: Спасибо за ваше мнение.

С.ТЕРЗИЧ: Наши отношения с Евросоюзом – это не так просто. Вы знаете, нам навязывают почти каждый месяц новые условия, особенно Германия и некоторые страны Евросоюза. Но все равно идут переговоры. Такая четкая ориентация нашего правительства на поездку в Евросоюз. Там будут очень длинные переговоры. Я надеюсь, что будет положительный такой вывод из всех этих переговоров. Но все равно, я просто подчеркиваю, Сербия - э то православная, славянская страна. Она должна развивать самые лучшие отношения – нормальные со всеми остальными, - но прежде всего, с Российской Федерацией. У нас очень близкие такие цивилизационные ценности, которые происходят из нашего общего духовного и этнического корня и в этом смысле я могу сказать, может быть, ваши слушатели не знаю, что у нас переведены почти все русские известные богословы - отец Флоренский, Соловьёв, Данилевский, многие славянофилы. Русский дух – как называется ваша миссия – русская цивилизация очень так присутствует в Сербии – это видно для каждого вашего (…) когда поедете по Сербии.

В.КАРПОВ: Родным веет - это правда. С нами сегодня посол республики Сербия в Росси Славянко Терзич. Сейчас новости на РСН, после этого продолжим. С нами сегодня посол республики Сербия в России Славянко Терзич. В эфире "Русский дух". У микрофона Владимир Карпов. Я предлагаю двигаться дальше. Сейчас отдельно хотел бы спросить о перспективах. Почему? Обратил внимание на следующую возрастную градацию: чем старше человек, тем теплее он к тебе относится. Все-таки подрастающее поколение – люди, скажем так, моего возраста и моложе – они уже точно не говорят по-русски, они уже европейцы, они не представляют себе взаимоотношений тесных России и Сербии, и будущее за ними как раз. Как, господин посол здесь укреплять связи?

С.ТЕРЗИЧ: Я скажу. У нас молодые люди, например, вашего поколения, учили, прежде всего, английский или французский, английский, прежде всего, как во всем мире. Но я хочу обратить ваше внимание, что в последние несколько лет, или лучше сказать за последние 10 лет многие молодые сербы учат русский язык. Русский язык возвращается.

В.КАРПОВ: То есть такой ренессанс русского языка?

С.ТЕРЗИЧ: Абсолютно. Вы знаете в чем дело? Дело, может сложное – развал Югославии, восстановление прерванных русско-сербских отношений. А потом большое ожидание от Европы в широком смысле. Потом когда просто они увидели это эмбарго, санкции, бомбардировки в этом смысле они поняли, что не так просто эти отношения с Европой.

В.КАРПОВ: То Европа – это не только заработная плата и комфортная жизнь, но и. 

С.ТЕРЗИЧ: Абсолютно, ну и что-то другое. Вы знаете, как бы сказал, вечная дилемма наша или вообще славянский вопрос Россия и Европа.

В.КАРПОВ: Выбор сегодня есть Россия или Европа? Или можно и Россия и Европа? 
С.ТЕРЗИЧ: И Европа, и Россия, я бы сказал. Вы знаете, это может не известно вашим слушателям, в Сербии существует больше 50 обществ сербско-русской дружбы. В каждом большом городе есть общество сербско-русской дружбы. И они там организуют курсы русского языка, организуют встречи на этом уровне. Может это малоизвестно в вашей стране. Поэтому у нас много переводится с русского языка. У нас хорошее сотрудничество научное, культурное. Я хочу обратить ваше внимание, у нас очень хорошие отношения, например, с Институтом славяноведения Российской академии наук, с Институтом российской истории, с Фондом исторической перспективы, с Фондом Горчакова. Вообще, может быть, люди просто мало об этом знают. Сейчас идет годовщина 100 лет начала Первой мировой войны. Мы тоже собираемся вместе организовать годовщину Первой мировой. Вы знаете, известная такая пропаганда, что Сербия и Россия виноваты в начале Первой мировой войне. Я бы сказал, что у нас очень много общих ценностей, общих корней, чем это видно на первый взгляд. У нас, может быть, в эпоху Тито особенно было такое большое влияние – вообще эти сложные отношения между Варшавским договором и НАТО – Югославия была в этом движении необъединённой, но все равно у нас было большое влияние западной культуры, западных ценностей. Но сейчас после всех этих событий мы возвращаемся к историческим корням. Мне кажется, нужно объединить. Вот, например, Греция такой пример. Можно объединять и православные ценности, и православную традицию, и с другой стороны европейскую. Вот, например, как это было в России. Все русские славянофилы – Хомяков, братья Кириевские, Аксаковы, Ломанские – все они были очень образованные люди, все они ехали на Запад, и чем больше мне кажется, ехали в Европу, они больше любили свою страну. 
СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Меня зовут Дмитрий. Вы знаете, я хотел бы сказать такую вещь, что на самом деле не надо перемешивать православные ценности, которые существуют именно в Сербии и культуру с европейской. Мы совсем разные, совершенно разные.

В.КАРПОВ: Не надо перемешивать – это как? Не вступать в Евросоюз? Как вы себе это видите? СЛУШАТЕЛЬ: Если Евросоюз будет выдвигать, как выдвинули Молдавии некоторые условия типа того, чтобы дать послабления всяким геям, то, конечно, не надо. Я думаю, что идти на уступки только из-за этого, это же безумие совершенное. 
В.КАРПОВ: Вот интересно, на что готова пойти Сербия ради вступления в Евросоюз? 
С.ТЕРЗИЧ: Да. Сейчас идут переговоры. И я уже сказал, что там есть…

В.КАРПОВ: Сложный момент.

С.ТЕРЗИЧ: Условия, например. Вот одно условие - это проблема международного признания, вопрос признания так называемого Косово. Вы знаете, что Косово часть Сербии. 
В.КАРПОВ: Здесь уже пишут, что Косово – это часть Сербии.

С.ТЕРЗИЧ: Не только Сербии. Косово – это центр сербского государства старого.

В.КАРПОВ: Косово Поле.

С.ТЕРЗИЧ: Да, Косово Поле. Все наши старые, самые известные монастыри в Косово. Мы знаете, там в XIX столетии было два русских консульства – в Митровице и в Призрен. В Призрене жили и работали известный консул Иван Степанович Ястребов. Он написал прекрасные книги. Например, "Старая Сербия – Албания", "Обычаи и песни турецких сербов". Если, я просто цитирую нашего президента, который сказал: "Если Европа от нас будет ждать, что мы должны признать "независимое" Косово – мы это не будем никогда делать". Такая позиция Сербии, никогда не будет признано Косово как международное государство. Мы опираемся, прежде всего, на Конституцию Сербии, на резолюцию 1244 и на это, что Косово и Метохия – это часть Сербии.

В.КАРПОВ: Это позиция президента. Но как отреагирует на это большинство сербов, выбирая между Европой и Косово?

С.ТЕРЗИЧ: Это трудно сказать.

В.КАРПОВ: Власть меняется.

С.ТЕРЗИЧ: И самосознание меняется, понимаете. Но мне кажется, после всех событий, которые прошли в последние 10-20 лет, мне кажется, что большинство сербов все равно выбирают Косово. Косово – это не только территория, это не только ресурсы. Косово – это суть идентичности сербского народа, сербской поэзии, сербского искусства, художества, менталитета, быта. Косовская идея – это суть сербской национальной идеи.

В.КАРПОВ: С нами сегодня посол республики Сербии в России Славянко Терзич. Наш сайт rusnovosti.ru. Здесь критикуют Сербию за то, что "продают сербы свою идентичность за чечевичную похлебку, как и русские", - пишет 207-й. Ну, вот господин посол уверяет нас, что вопрос Косово, например, это вопрос принципиальный. Это, кстати, единственный принципиальный вопрос или есть и другие? 
С.ТЕРЗИЧ: Есть и другие. Это может, самый такой горячий.

В.КАРПОВ: Болезненный.

С.ТЕРЗИЧ: Болезненная проблема Сербии. Но вот мне кажется, что…. Я бы хотел один вопрос сказать, что в Сербии больше знают о России, русской культуре, русской цивилизации. Мы еще в начальной школе наизусть знали песни Есенина, Тютчева и т.д., чем русские знают о Сербии. Я просто кроме моих коллег, как специалистов по Балканам, по Сербии в широком смысле есть такие представление, что это наши браться славянские на Балканах, православные. Но где они живут, какая их история, культура, русские, к сожалению, мало знают.

В.КАРПОВ: Моря нет, зачем?

С.ТЕРЗИЧ: Я считаю, что нам надо работать в этом смысле, чтобы мы друг о друге больше знали. В этом смысле я хочу сказать, что это проблема православных ценностей. Мне кажется, что это большой вопрос всех русских философий. Есть Россия-Европа или нет, есть ли Европа без России? Некоторые люди считают, я тоже так считаю, что нет Европы в культурном цивилизационном смысле без России. Евросоюз – это другое дело, это политическое, экономическое объединение. Но Европа на цивилизационное понятие - это более широкое. Поэтому многие говорят, что одна вещь – это латинская или романо-германская Европа, и другое дело это восточно-христианская православная Европа, или греко-славянский мир. В этом смысле вы знаете, есть американский геополитик Хантингтон, он пишет о столкновении цивилизаций, мне кажется, надо больше говорить о встрече цивилизаций, о понимании цивилизаций. Поэтому мне кажется, что огромные моральные, антропологические, культурные ресурсы, которые есть у России и всей восточно-христианской Европы, могут быть основой для возрождения всей Европы. И мне кажется, если будут более хорошие отношения между Российской Федерацией и Евросоюзом, тем больше будет простора для свободного дыхания и Балкан и сербского народа.

В.КАРПОВ: Вы оптимист, господин посол, потому что с самоидентификацией у нас здесь проблема: никак не можем решить, кто мы есть.

С.ТЕРЗИЧ: Вы знаете, в чем дело? Посмотрите, может, мы думаем в старых категориях. Посмотрите сегодня, например. Что такое Европа без России? Есть много игроков на международной арене. Например, Китай – одна, исламский мир – вторая, американский мир…

В.КАРПОВ: Англо-саксонский мир.

С.ТЕРЗИЧ: Англо-саксонский мир – это третье. Вот Европа без России какую роль может играть в будущем?

В.КАРПОВ: Вопрос.

С.ТЕРЗИЧ: Надо об этом подумать. Тем более, что демографически она очень упадает. Это очень большой вопрос. Большой вызов Европе – это исламский радикализм. К сожалению, Европа этого не понимает. Она, например, поддерживала исламский радикализм в Боснии, в Косово. Он оказывается, может быть, очень большим вызовом в Европе. Только Европа с Россией может создать стабильный европейский мир. В этом смысле, мне кажется, есть какие-то признаки улучшения отношений, например, Германии и РФ – это тоже может проявлять стабильность. Прусско-русские отношения в XIX столетии – это была основа стабильности Европы в XIX столетии. Когда создан немецкий рейх, когда немцы пошли на Восток.

В.КАРПОВ: Дальше…. 330-й интересный вопрос задает: "Скажите, а вот для Сербии Косово это как для России что?" Вот если проводить аналогию, вы же, наверняка, очень хорошо знакомы с русской культурой и с восприятием действительности. 
С.ТЕРЗИЧ: Это как Куликово поле у вас. Косово Поле у вас – в сербской культуре, в сербской идентичности, это как бы сказал, моральный завет.

В.КАРПОВ: Это как если получается, у России взяли и попытались изъять Тульскую область, где как раз располагается Куликово поле. Получается так?

С.ТЕРЗИЧ: Приблизительно так. Но я бы сказал нет ни одного сербского поэта, ни одного сербского художника, который не пел или не писал, не рисовал мотивы Косово, наши монастыри. Надо читать об этом. Я просто рекомендую. Надо читать русские источники. Например, Ивана Степановича Ястребова на русском языке "Старая Сербия – Албания" и "Обычаи и песни турецких сербов". Я хочу сказать, что сербы проживают и в Черногории и в Боснии и Герцеговине, и тоже в окольных районах.

В.КАРПОВ: Вопрос, который повторяется многократно. Наши слушатели пишут об одном и том же. "Можно сравнить, сегодня, например, Ставрополье и то, что было в Косово в 90-е годы?" - интересуется 484-й и не только он. Наверняка вы интересуетесь теми событиями, которые в России.

С.ТЕРЗИЧ: Абсолютно.

В.КАРПОВ: Проблемы, которые у нас возникают на культурном, я не знаю, столкновения происходят на межконфессиональной, межнациональной и здесь не так, и это не то – не получается наладить отношения. И вот сравнивают. Ставрополье и Косово можно сравнить? Вот ваша оценка?

С.ТЕРЗИЧ: Абсолютно можно. Я читаю просто, что там… Например, Ставрополье в нашем самосознании - это как исторически русская земля.

В.КАРПОВ: Вы говорите и другом. Проблема Ставрополья. Что туда приходят люди. 
С.ТЕРЗИЧ: Я вижу это, я читаю об этом. Вы знаете, что Российская империя всегда была мультиэтническая, мультикультурная страна. И вот в Российской империи проживали многие нации и многие народы, и все они сохранили свою идентичность, религию. Но с другой стороны проблемы нет ислам как цивилизация, как религия, но радикальный ислам, политический ислам он имеет, мне кажется, очень большие амбиции и в Средней Азии, и на Кавказе, и на Ставрополье, и в Крыму я вижу там, и на Балканах. И я боюсь, что Европа, в том числе, я не знаю, Россия недостаточно видит, что мы можем от этого. Например, Косово, например, Босния.

В.КАРПОВ: То есть, пока сравнивать не совсем корректно, но слишком много вопрос возникает, что может произойти?

С.ТЕРЗИЧ: Абсолютно да. Проникновение радикального ислама на Балканах, например, как Ставрополье – в этом смысле я понимаю – это огромный вызов не только для нас, это вызов для всей Европы. Я боюсь, что Европа это не видит просто, этого не понимает, или понимает, а есть какие-то другие интересы.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Максим. Я из Москвы. Я вы знаете, я много общался с сербами. Люблю их, этих людей. Люблю за то, что они любят православие. Но, собственно говоря, к православию они сейчас имеют такое же отношение, как и наша Россия.

В.КАРПОВ: Отлично, то есть угасает.

СЛУШАТЕЛЬ: Собственно наша православная церковь не то, что православие живо, оно всегда живо, а такое же отношение наше православие, как их, имеет к истинному православию.

В.КАРПОВ: Сложный вопрос вы задаете.

СЛУШАТЕЛЬ: Потребительски относятся к России и к нашему союзу.

В.КАРПОВ: Отлично. Принято. Вот насчет веры не готов вступать в дискуссию и я предлагаю вам тоже.

С.ТЕРЗИЧ: Ну, хорошо. Я бы сказал, что у нас православные ценности просто основа для жизни серба. Если потребительски – я не согласен. Это часто просто прозвучит вот…

В.КАРПОВ: Сербам что-то нужно от России, поэтому…

С.ТЕРЗИЧ: Вот Запад столетиями считает сербов на Балканах рукой России и русского влияния. Поэтому мы страдаем помимо этого. Они видят, что мы православные, что мы славяне. А сербы на Балканах всегда были самыми надежными союзниками России. Я уважаю, спасибо за хорошие слова, но мне кажется, что в этом смысле он не прав.

В.КАРПОВ: Федор Михайлович Достоевский, помнится, критиковал всех на Балканах. 
С.ТЕРЗИЧ: Знаю. Око восточного кризиса.

В.КАРПОВ: Да. Вы как вообще можете ответить Федору Михайловичу. Если коротко? 
С.ТЕРЗИЧ: Вы знаете, у нас Федора Михайловича мальчики еще в начальной школе читают. Он как славянофил, как не только писатель, но как философ православный, я бы сказал, что это точно, что надо может быть понять. Эти балканские славяне, которые далеко от России, которые проживают между очень сильным западным влиянием и восточным. Сейчас, например, между Турцией и между Западом. Это очень сложная ситуация. Это вопрос не такой простой. Что касается отношения к России, я просто хочу сказать. Что там нет потребительского. Как бы сказал, что всегда в истории было так, что были какие трудности, Россия была только одной внешнеполитической союзницей Сербией и сербского народа. И только Россия помогала в освобождении и объединении сербов в истории. В этом смысле мне кажется эти отношения положительные, они многовековые. И я считаю, что перед нами – я очень большой оптимист – очень хорошие отношения, между нами очень интенсивный политический диалог, политические встречи на высоком уровне, развиваются экономические отношения, культурные, духовные, и мне кажется, надо работать. Вообще народы не развиваются автоматически, надо работать над этим, надо работать между молодежью, познакомить друг с другом, с культурой, с цивилизацией, встречаться, организовать встречи культурные, концерты и так далее.

В.КАРПОВ: Но для начала, поскольку можем сейчас обратиться к аудитории "Русской службы новостей", которая слушает нас преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге, для начала не плохо было, уважаемые слушатели, приехать в Сербию, посмотреть своими глазами. Великолепная страна. Я в этом году побывал и точно могу вас казать, я еще вернусь в Сербию. Это вот на 100%

С.ТЕРЗИЧ: Владимир, спасибо вас огромное.

В.КАРПОВ: Спасибо вам, господин посол. С нами сегодня был Славянко Терзич – посол республики Сербия в Российской Федерации. Приходите еще.

С.ТЕРЗИЧ: Спасибо вам огромное за приглашение.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги