Роман Гришенин: Мы все с болью и тревогой наблюдаем за развитием армяно-азербайджанского кризиса

20 июля 2016

Собеседник газеты "Иравунк" – заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова, известный российский политолог Роман Гришенин. В ходе беседы были затронуты вопросы, касающиеся нынешнего этапа урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, а также взаимоотношения России с Турцией, России с ЕС.

- Американский сопредседатель Минской группы (МГ) ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил, что США, Россия и Франция привержены организации в скором времени очередной встречи президентов Армении и Азербайджана по вопросу Нагорного Карабаха. По вашему, можно ожидать шаг вперед от этой встречи?

- На мой взгляд, какими бы напряженными ни были отношения между Арменией и Азербайджаном сейчас, очень ценен сам факт формирования заново постоянно действующего механизма реализации переговорного процесса. Уверен, что данный процесс должен быть "многослойным": это и работа в рамках Минской группы, и встречи лидеров государств, а также встречи экспертов и представителей гражданского общества. В данном контексте хочу отметить, что Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, в котором я работаю, в случае необходимости готов оказать любую помощь в организации экспертных встреч как в двухстороннем формате Ереван – Баку, так и с участием представителей других государств, по-настоящему заинтересованных в скорейшем урегулировании.

Вместе с тем, прорыва в решении конфликта на очередной встрече лидеров не жду, хотя, по-человечески, очень на него надеюсь: все еще очень сильны нанесенные сторонами друг другу раны и обиды.

- После апрельского обострения ситуации как может решиться Карабахский вопрос?

- Скажу банальность: когда на улице 21-й век, ни один конфликт не должен решаться военным путем – только переговоры, переговоры и еще раз переговоры, в ходе которых стороны просто обязаны найти "золотую середину". Это возможно только в том случае, когда у сторон будет достаточно политической зрелости и мудрости для взаимных компромиссов.

- Кажется, русско-турецкие отношения опять налаживаются. Насколько далеко пойдет это и, по вашему, хватит ли извинения в полслова Эрдогана?

- С высокой степенью вероятности могу предположить, то, что вы назвали "извинением в полслова", - это лишь очень небольшая, "надводная" часть айсберга громадного количества шагов и усилий, предпринятых дипломатами двух стран и направленных на снижение "градуса напряженности" в отношениях между Турцией и Россией. Если в конфликте между государствами есть возможность незамедлительной деэскалации, которая могла бы оказать серьезное позитивное влияние на положение дел на региональном и мировом уровнях, способствовала бы сохранению человеческих жизней, в конце концов, то, безусловно, ответственные политические лидеры должны сделать максимум возможного для ее достижения.

- А лидер российской партии ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что Карабахский вопрос решит Россия вместе с Турцией. Насколько это логично, может ли это быть позицией России?

- Хочу отметить, что здесь, в России, мы все с болью и тревогой наблюдаем за развитием армяно-азербайджанского кризиса, считаем его великой трагедией двух некогда воистину братских народов, бедой, затрагивающей нас всех. Продолжаем ощущать потребность предпринять максимум возможного для урегулирования конфликта. Искреннее стремление, участие любого государства в этом процессе, в том числе Турции, можно только приветствовать.

- Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Европа свою безопасность может сохранить только с помощью России. Можно сказать, что это эффект Брехта?

- Между "эффектом отчуждения" Брехта и более распространенным в общественно-политическом лексиконе термином "эмпатия" много общего. Думаю, пока еще рано говорить, что лидеры Запада основывают свою политическую позицию и риторику в отношении России, сперва ответив для себя на вопрос "Чтобы я сделал, если бы я был Владимиром Путиным?" Но, безусловно, если бы они чаще этот вопрос задавали, их последующие дела и их слова, скорее всего, были бы иными.

- И вообще, куда идет Европейский союз, раз оттуда даже Британия бежит?

- Не открою тайны, сказав, что Евросоюз переживает глубокий кризис. Он лежит не только и не сколько в экономической плоскости и, хотя мне представляется, что он носит системный характер, все равно я бы относил это к "болезни роста". Хотелось бы предложить новую формулу, по созвучию со словом "Брексит": “Exit or fix it” (уходи или исправляй). То естьне должно быть нейтральной, промежуточной позиции: либо ты выходишь, либо остаешься, но прикладываешь усилия для трансформации союза таким образом, чтобы твое участие максимально соответствовало твоим национальным интересам, в первую очередь, экономическим. На примере отдельных государств бывшего "социалистического лагеря" мы видим, что вступление в ЕС было, скорей, политическим решением, нежели продиктовано вопросами экономической целесообразности.

Одновременно представляется важным внесение соответствующих изменений в основополагающие документы ЕС для того, чтобы т.н. "евробюрократия" была менее "оторвана от народа", в большей степени осознавала и несла ответственность за принятые решения.

Российская Федерация, и даже не столько она, взятая отдельно, сколько ЕАЭС, заинтересованы в ЕС как в стабильном самостоятельном партнере, еще одном полюсе финансовой и политической силы в мире.

- Что вы скажете об отношениях России и НАТО: они готовятся к войне или долгому миру?

- Думаю, что в современном мире человеку, чтобы всерьез думать о возможности прямого военного столкновения между Россией и Североатлантическим альянсом, нужно иметь достаточно серьезные отклонения в психике. Истерия о якобы существующей "российской военной угрозе", развязанная и подогреваемая на Западе, в основном, представителями руководства стран-неофитов НАТО, свидетельствует как об их "попытках быть святее Папы Римского", так и о том, что беспрецедентное политическое и экономическое давление, оказываемое на Российскую Федерацию, не привело к ранее запланированному результату: российская экономика отнюдь "не порвана в клочья", население в подавляющем большинстве мобилизовалось вокруг национального лидера и поддерживает реализуемый курс как внутри России, так и за ее пределами.

Вместе с тем, говоря биржевым языком, "постоянная игра на повышение", предпринимаемая Альянсом, в настоящий момент бессмысленна, "красные линии" давно понятны и четко очерчены, на какие-либо уступки, подрывающие основы безопасности России и ее союзников по ОДКБ, мы не пойдем.

Беседовал Грант Сафарян

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги