Режим отложенного спроса – мнение

05 декабря 2013

Европе не удалось получить Большой постсоветский приз: Украина отказалась от подписания соглашения об Ассоциации с ЕС в пользу развития отношений с Россией и СНГ. Брюсселю пришлось довольствоваться утешительной наградой – Грузией и Молдовой: эти две республики парафировали документ с Европейским Союзом в расчете подписать его уже через год.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"Сейчас грузины и молдаване гордятся тем, что не испугались России, и, в отличие от Украины и Армении, не отвернулись от интеграции с Европой. Но очень ли старалась Россия "запугать" Тбилиси и Кишинев? Вероятно, не слишком: Москва бросила все силы на Украину, чтобы удержать ее в сфере собственного влияния, и между делом оставила себе и Армению.

Это, однако, не означает, что Москва с легкостью помахала вслед Грузии и Молдове, и баталии в зоне европейской программе Восточного партнерства завершились. Скорее, наоборот: Грузия и Молдова открыли новую линию фронта между Россией и Евросоюзом с вероятностью еще большего геополитического противостояния Восток – Запад.

Надо думать, что после фиаско с Украиной и Арменией с Брюсселя слетела некоторая спесь, и в рекордные сроки, то есть в течение года, он подготовит к подписанию соглашение об Ассоциации с Грузией и Молдовой. Но далеко не факт, что за это время Тбилиси и Кишинев не сойдут с дистанции, то есть благополучно добегут до подписания соглашения с ЕС и не дадут в решающий момент задний ход.

В Кишиневе говорят, что отсчет времени для России уже пошел, и, помимо торгово-экономического давления, она начнет кампанию по свержению проевропейского правительства Молдовы при помощи "пятой колонны" — местных коммунистов и близких к ним оппозиционных кругов.

Что же касается Грузии, здесь тоже наличествуют пророссийские силы, две конфликтные территории – Абхазия и Южная Осетия, а также острый дефицит рынка для экспорта местной продукции. Рынок этот после некоторого потепления грузино-российских отношений в 2012 году расширился за счет снятия Россией эмбарго с импорта грузинских вин и продовольствия.

То есть Россия может повторно закрыть свой рынок для всей номенклатуры грузинских товаров, снова прервать транспортное сообщение с Грузией, и перестать выдавать визы местному населению. Но испугают ли такие действия грузинскую власть? Ведь Тбилиси все это уже проходил, и неоднократно.

Пожалуй, единственным, ради чего Грузия может отказаться от прозападного курса, является возможность получить обратно Абхазию и Южную Осетию. Однако вероятность того, что это случится по воле России, практически нулевая.

Мало того, в Тбилиси опасаются, что в предстоящем году Россия может продолжить передвигать границу между Грузией и Южной Осетией вглубь грузинской территории, что весьма отрицательно отразится на имидже новой власти страны. Москва также может найти предлог и для перекройки грузино-абхазской границы. Маловероятно, что Тбилиси ответит на это военной силой, однако вооруженную провокацию на границе исключить нельзя.

Вообще же получилось так, что Грузия и Молдова, парафировав соглашение с ЕС, фактически узаконили себя в урезанном периметре, поскольку Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье вступать в Ассоциацию с ЕС не собираются, что только углубляет пропасть между ними и бывшими метрополиями.

Зато они рвутся в Таможенный союз, и, хотя независимость этих трех отколовшихся территорий не признана двумя членами ТС – Белоруссией и Казахстаном, а суверенитет Приднестровья – еще и Россией, формат взаимодействия в новом постсоветском сообществе при желании может быть найден.

Заметим, что из шести стран "Восточного партнерства", за исключением Армении, в подписании или парафировании соглашения об Ассоциации не стали участвовать наиболее самодостаточные постсоветские республики – Украина и Азербайджан. То есть на сближение с ЕС идут слабые экономики – Грузия и Молдова, пытающиеся уверить свое население в том, что без Европы им не прожить. Почему?

Вероятно, властям самых проевропейских государств нечего предложить своему народу, кроме мифической панацеи, своего рода энергетического напитка в лице ЕС, эффект которого испаряется очень быстро. Другое дело, если бы Евросоюз посадил Грузию и Молдову себе за пазуху, устроив им, за свой счет, сытую и комфортную жизнь.

Но этого не будет по определению. Максимум, на что может пойти Европа в перспективе – это облегчить визовый режим для грузин и молдаван, подкинуть им кредиты и небольшие гранты, приоткрыть свои рынки и обласкать вербально. Но взамен она потребует полного идеологического и законодательного подчинения, а также максимального размежевания с Россией во всех сферах жизнедеятельности.

То есть, руками своих неполноценных филиалов – Тбилиси и Кишинева – Запад попытается укрепить свое влияние на постсоветском пространстве, непосредственно на границах России, постепенно оголяя ее политическую орбиту. А это означает очередной конфликт интересов и открытие новой линии фронта: грузинского и молдавского. Впрочем, произойдет это не сразу, а, так сказать, в режиме отложенного спроса.

В случае с Грузией сближение с Европой может вызвать и весьма опасные внутриполитические процессы. По неофициальной информации, темпы грузино-европейской интеграции будут зависеть от степени лояльности новой власти Грузии к представителям прежней власти, обласканной в свое время Западом и находящейся сейчас в оппозиции.

Говорят, Запад посоветовал руководству Грузии не идти по стопам Януковича и не преследовать команду Саакашвили и лично экс-президента. В противном случае через год ЕС не подпишет с Тбилиси Соглашение об Ассоциации.

Судя по изменившейся риторике грузинских властей и их планам в отношении команды Саакашвили, они вняли советам, но столкнулись с ожесточенной критикой части грузинских политиков и населения. Последние настаивают на наказании экс-президента и лиц из его ближайшего окружения за превышение должностных полномочий, коррупционные сделки, нарушение прав человека, войну с Южной Осетией и прочее.

Где же обещанное новыми властями восстановление справедливости, вопрошают они. Но, как это часто бывает в Грузии, народ и политики от вопросов переходят к делу, то есть свергают тех, кто не оправдал их ожиданий, и приводят к власти тех, кто тоже не оправдывает надежд.

Таким образом, в обозримом будущем в Грузии не исключены новые политические волнения, вряд ли подогреваемые только изнутри. И тут уж точно грузинам будет не до Европы, которая, видимо, уже второй раз наступает на одни и те же грабли: перегнула палку в отношении Украины, настаивая на освобождении Тимошенко, проморгала выверенные ходы России и загнанного в угол Януковича, оставшегося без европейской поддержки.

Но абстрагируемся от украинского прецедента и болезненного отношения Москвы к евроинтеграции постсоветских государств – вернемся к интересам Грузии. Соглашение об Ассоциации с ЕС не принесет стране никакой экономической пользы, поскольку Европа не отказывается от дискриминационной торговой и промышленной политики в отношении государств, ожидающих вступления в ЕС в очень отдаленном будущем.

Вкладывать в Грузию крупные и стратегически важные инвестиции Европа не станет: инвестирование в нестабильные страны остается прерогативой России и Китая. И, тем более, Европа не станет воевать за возвращение Абхазии и Южной Осетии в состав Грузии.

Подписав ассоциацию с ЕС и не получив ощутимого улова в Европе, Грузия ухудшит и так не блестящие отношения с Россией. При новой власти они только начали налаживаться, и их дальнейшее потепление может привести к еще большей открытости российского рынка для грузинской продукции, не выдерживающей конкуренции на рынке европейском. Достаточно сказать, что снятие Россией эмбарго с винной продукции из Грузии позволило последней в кратчайшие сроки занять минимум 2-процентный сегмент российского винного рынка. Для России это пустяки, а для грузинской винной индустрии и занятых в ней – не так уж мало.

И еще: неизвестно, сколько времени Грузии придется маяться в ожидании формально полноценного членства в ЕС (Турция, являющаяся, к тому же, членом НАТО, подпирает европейские косяки уже не первое десятилетие), и какие серьезные неприятности она может нажить за это время на почве геополитического противостояния России и ЕС. Тем более – в условиях, когда в самой Европе начинаются дезинтеграционные процессы, и когда Франция и Германия не желают расширения Евросоюза даже в отдаленной перспективе.

Таким образом, с парафированием соглашения об Ассоциации Европа поставила Грузию и Молдову на своеобразный счетчик, каждая следующая цифра которого может обернуться миной, на которую они рано или поздно наступят".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги