Профессор Гаджиев: Американская мотивация и интересы союзников в сирийской проблеме

04 сентября 2013

Всё человеческое сообщество, затаив дыхание, с трудом перемалывает "императивы" обоснования планируемой США военной компании. Судя по многократным заявлениям госсекретаря Джона Керри, именно Сирия в лице режима Башара Асада является волком в овечьей шкуре, забывая о народной мудрости, повествующей, что порой овечка в волчьей шкуре бывает гораздо страшнее волка в овечьей!

Об этом пишет доктор исторических наук, профессор Архангельского международного института управления Айдын Гаджиев:

"Предчувствие трансформации сирийского конфликта в некое подобие третьей мировой войны не покидает большинство здравомыслящих людей во всем мире. И, по мнению ряда ведущих аналитиков, третья мировая война уже обретает свой зловещий облик в форме локальных войн, инициируемых ведущими мировыми силами и являющихся своеобразной ареной их конфронтационного противостояния. И отнюдь не обязательно ожидать применение оружия пятого поколения — нейтринного, чтобы изменить весь ход истории развития человеческого общества и отбросить его в пещерную эру троглодитов. Перманентная серия локальных войн, где бы они не происходили, вполне способна выполнить эту задачу, во всяком случае, в психологии, сознании человечества, которые и являются отражением действительности.

Обострение ситуации в Сирии произошло 21 августа, когда ряд СМИ сообщил о масштабном применении войсками правительства химического оружия в окрестностях Дамаска. После этой неподтверждённой информации на Западе открыто заговорили о возможности военного вмешательства в сирийский конфликт. В Конгресс США был направлен проект резолюции, санкционирующей использование вооруженных сил США против Сирии. Как сообщили в Белом доме, резолюция прилагается к письму, в котором сообщается о намерении провести подобную военную операцию. В документе содержится ссылка на Закон о военных полномочиях от 1973 года, в соответствии с которым президент США имеет право по своему усмотрению использовать американские войска за рубежом в течение 60 дней. Обама выступил со специальным заявлением, объявив о своем решении нанести удар по Сирии, заручившись предварительно поддержкой Конгресса. По словам американского президента, предполагаемое использование химического оружия в Сирии "представляет серьезную угрозу" для национальной безопасности США и их союзников на Ближнем Востоке.

И вполне естественно возникает сакраментальный вопрос: а не напоминает ли эта угроза ту, что была декларирована ещё в 2003 году в преддверие американского вторжения в Ирак?! Ровно десять лет тому назад, одной из трех основных причин военной компании в Ираке, наряду с обвинениями поддержки Саддамом Хусейном "Аль-Каиды" и попрания в стране демократии, фигурировало инкриминирование режиму активного производства ядерного и химического орудия. Но уже спустя 18 месяцев после самого вторжения, инспекция ЦРУ по проверке возможного производства оружия массового поражения в Ираке, представила окончательный доклад о результатах поиска, содержащего выводы об отсутствии такового. В докладе, подписанном руководителем комиссии сотрудником ЦРУ Чарльзом Дюльфером, говорится, что за 18 месяцев самых тщательных поисков на территории всей страны и допросов большого числа специалистов, никаких следов оружия массового поражения в Ираке обнаружить не удалось. И весьма характерными в этом отношении явились откровения тогдашнего заместителя министра обороны США Вулфовица о том, что оружие массового поражения, уверенность в существовании которого в Ираке выражали американский президент Буш и премьер Великобритании Блэр, - лишь "бюрократический" предлог. Реальным мотивом войны было то, что Ирак буквально "утопает" в нефти. При этом, отвечая в те годы на вопрос о том, почему с ядерными державами вроде Северной Кореи США обращаются иначе, чем с Ираком, где вообще до сих пор не обнаружилось ОМУ, Вулфовиц заявил: "Давайте посмотрим на это проще. Главное различие между Северной Кореей и Ираком в том, что в экономическом смысле в Ираке у нас не было выбора. Страна утопает в море нефти... Мы не столько заинтересованы в контроле над ОМУ, сколько в контроле над нефтью", - не преминул заметить Вулфовиц.

Кстати, вышеприведенный аргумент рефреном прозвучал во время семичасового парламентского обсуждения возможности участия Великобритании в этой военной экспедиции. Итоги голосования парламента Великобритании - самого авторитетного демократического законодательного института Запада, история которого уходит в глубь веков, в 1258 год, оказались неоднозначны для многих и способны существенно затруднить намерения президента Барака Обамы и других западных союзников Великобритании по НАТО. Безусловно, итоги голосования в британском парламенте против военного вмешательства в Сирии, являются жестким ударом по внутриполитическому положению премьер-министра Дэвида Кэмерона.

Несмотря на это, по окончании заседания Кэмерон без каких-либо обиняков заявил, что британский парламент, отражающий взгляды британских избирателей, не желает ввязывания Великобритании в военные действия, и "правительство будет действовать соответствующим образом".

Вопреки довольно последовательной позиции президента Франции Франсуа Олланда, выражающую абсолютную поддержку американским намерениям показательного наказания "неугомонного" сирийского руководства, по статистическим данным, приведенным французской газетой Le Parisien-Aujourd'hui, 64% французов выступают против военного вторжения страны в Сирию. При этом 58% респондентов заявили, что не доверяют президенту Франсуа Олланду, ответственному за проведение военной операции. Почти 40% опрошенных опасаются, что вторжение в Сирию может привести к хаосу на Ближнем Востоке.

Невозможно не задуматься над тем, к каким последствиям приведет французская поддержка военной операции в Сирии для самой Франции, которая в течение десятилетий имела свой взгляд на различного рода силовых вмешательств во внутриполитические процессы других стран, в основном объективный и непредвзятый! Понимание этого, похоже, обретает реальные формы и в военных кругах страны. Французские военные источники сообщили той же газете Le Parisien-Aujourd'hui, что нападение на Сирию поставит Ливан на передний край войны с Сирией, ибо в случае начала военной операции против Сирии запуски ракет по целям в стране могут осуществляться через воздушное пространство Ливана. Другие военные источники выразили опасения, что поддерживаемое Парижем нападение на Сирию спровоцирует акты возмездия против французских интересов в Ливане, в частности против французских военных в составе Временных сил ООН в Ливане.

К этим опасениям можно присовокупить и факт того, что 10% всего населения Франции составляют арабы, семьи которых появились там еще в середине 60-х годов прошлого столетия во время индустриального подъема для работы на промышленных предприятиях, причем по приглашению самих французов. Вполне естественно, что участие в военной акции против любой арабской страны вызовет в их среде неадекватную реакцию, что грозит ещё одной волной социально-политической дестабилизации государства.

Касаясь резкой однозначной позиции активной поддержки американской военной операции Турцией, следует заметить, что её не впервые за последние 50-60 лет принуждают играть роль таскающего для другого из огня жареные каштаны. Для турок, руководство которых все больше отходит от принципов Мустафы Кемаля Ататюрка, подобная активность может дорого обойтись, ибо все ещё опасное тление курдской проблемы способно обернуться ярким пламенем и свести на нет все усилия по дезавуированию её конфронтационных сегментов.

Курдское население Сирии, составляющее более 2,5 млн человек, представляет собой одно из основных национальных меньшинств (около 9% населения страны). Не секрет, что внешние силы во главе с США стараются вписать действия курдов в общий фон военного функционирования оппозиции. По меньшей мере, десять курдских партий провели встречу в Эрбиле, где призвали к созданию в Сирии Курдского федеративного государства. На съезде рельефно обозначились мотивы поддержки оппозиционного Сирийского национального совета, и была выражена надежда, что сирийские курды будут бороться против Башара Асада и алавитов именно как курды, а не как граждане Сирии. При рассмотрении подобного сценария даже в гипотетическом ракурсе, становится ясно, что создание на сирийской территории "буферных зон" и "коридоров безопасности", предложенных Анкарой при поддержке Франции, потерпит полное фиаско. Получив больше свободы и признания, курдская территория будет более удобным местом для тренировки боевиков, которые исторически враждуют с Турцией, а не с Сирией. И контролировать свою границу с Сирией на предмет локализации совместной детальности сирийских курдов с турецкими будет значительно сложней.

И это не говоря уже о недовольстве шиитского населения самой Турции, составляющего 20%, падении авторитета Турции на арабском Востоке и ухудшении отношений с Ираном.

К слову, Турция при поддержке Франции и Великобритании уже не впервые в истории открыто вмешивается во внутренние дела Сирии. При совершении даже поверхностного экскурса в историю прошлого века нашему взору предстает панорама того же по своему характеру "примерного" наказания Сирии со стороны Франции и Великобритании за прорыв к истинному суверенитету руками Турции. Так, в декабре 1937 года, ссылаясь на предстоящую отмену французского мандата над Сирией, Турция предъявила претензии на пограничный Александреттский санджак, населенный на 40% турками. Великобритания поддержала турецкие притязания в Лиге Наций и правительство Франции пошло на уступки. По решению Лиги Наций Александретский санджак был передан под совместный франко-турецкий контроль. 3 июля 1938 года в Антиохии было подписано соглашение генеральных штабов Франции и Турции, разрешавшее ввести в санджак "для поддержания порядка" турецкие и французские войска, равные по численности. Их вмешательство в избирательную кампанию обеспечило турецкому населению большинство мест в парламенте санджака. В то же самое время по соглашению между Турцией и Францией на территории Александретского санджака было провозглашено создание "государства Хатай", формально находящегося под суверенитетом Сирии. И уже 23 июня 1939 года в Анкаре подписывается соглашение Турции с Францией о присоединении к ней Александретского санджака. Одновременно в Париже провозглашается франко-турецкая декларация о взаимной помощи. А 5 декабря 1939 года в Анкаре заключается прелиминарный договор о взаимопомощи между Турцией и Великобританией, фактически ознаменовавший британскую поддержку действиям Турции в Александреттском санджаке.

Вопреки тому, что этот исторический прецедент остается весьма опасным образцом для климата международных отношений, подобный сценарий во втором десятилетии XXI века вряд ли способен обрести реальные геополитические черты. И у главных игроков акценты смещены, и Турции не позволят испытывать судьбу, ставя перед собой столь радикальные цели, да и Сирия уже не та, что семь с половиной десятка лет тому назад и пользуется куда большей международной поддержкой, нежели в те далекие времена!

В этом отношении весьма симптоматично заявление генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена в интервью датскому изданию Politiken от 30 августа: "Предполагаемое применение химического оружия в Сирии требует международной реакции, но НАТО не будет принимать в ней участие".

Исламская Республика Иран, поддерживая режим Башара Асада, имеет в отношении Дамаска свою политическую стратегию, основанную на консолидации шиитской общины во всем регионе. Этот вариант предполагает объединение шиитов Ирака, Ливана, Кувейта, Бахрейна, ОАЭ, Саудовской Аравии, Йемена вокруг основного шиитского политического центра – Ирана. В целом численность шиитов на Ближнем Востоке от Афганистана до Синайского полуострова составляет, по последним оценкам, более 130 млн человек из общей численности населения приблизительно в 310 млн (примерно 43-45% от населения стран региона). Это территории нынешних Афганистана, Ирана, Ирака, Турции, Сирии, Ливана, Палестины, Иордании, Саудовской Аравии, Йемена, Омана, Катара, Кувейта, ОАЭ и Бахрейна. Следует заметить, что и в Пакистане довольно большая шиитская община – 43-44 млн, а в Индии – более 10 млн, однако они не могут рассматриваться в качестве фактора, влияющего на ситуацию в регионе Ближнего Востока.

Помимо этого, Иран обладает потенциалом блокирования Ормузского пролива, через который транспортируется до 85% добываемой в странах Персидского залива нефти, в случае осуществления планов по военному вмешательству во внутренние дела Сирии, привлекая к этому Оман. В сентябре 2012 года Военно-морские силы Ирана и Омана договорились о сотрудничестве. Соглашение призвано обеспечить "мир и стабильность" в регионе, говорилось в заявлении главкомов ВМФ двух государств. В соответствии с этим соглашением, северную часть Ормузского пролива контролирует Иран, а южную – Оман.

И не случайно, что с учетом всех противовесов, образовавшихся вокруг сирийской проблемы, именно Президент России Владимир Путин предложил обсудить сирийскую проблему на полях саммита G20 в Санкт-Петербурге. "В ближайшее время у нас предстоит встреча в Санкт-Петербурге. Надеюсь, что президент США будет там среди участников. Безусловно, у нас будет возможность в таком широком составе поговорить, в том числе, и в отношении сирийской проблемы", - отметил глава государства.

Подобная постановка вопроса находит понимание у ещё одного из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН – Китайской Народной Республики. Министр иностранных дел Китая Ван И сообщил агентству Xinhua, что китайская сторона уделяет повышенное внимание развитию обстановки в Сирии и решительно выступает против использования любыми лицами химического оружия там. Но при этом подчеркнул, что единственным реальным решением сирийской проблемы неизменно остается политическое урегулирование, не преминув акцентировать внимание на том, что внешнее военное вмешательство противоречит Уставу ООН, а также базовым принципам международных отношений, обостряет хаос на Среднем Востоке. В итоге китайская сторона призывает все стороны сохранять сдержанность и спокойствие, придерживаться верного русла политического урегулирования.

Анализируя все факторы механизма, сложившегося в контексте международных событий, происходящих вокруг внутреннего сирийского противостояния, можно прийти к определенным выводам. Во-первых, американская цель тотального подчинения Сирии своим интересам заключается, естественно, не в топливно-энергетической мотивации, как это было с Ираком, а в стремлении устранить непокорный им режим Башара Асада всеми правдами и неправдами, насадить слабый, вассальный для себя режим, посеяв там хаос и неразбериху, разгул сил международного терроризма, как это происходит в самом Ираке, Египте, Тунисе, Афганистане. Во-вторых, в случае военной операции против Сирии Иран непременно в том или ином виде окажет поддержку правительству Асада, и это приведет к обострению суннитско-шиитских противоречий в исламском мире. В этом случае Штаты смогут в более жесткой и бескомпромиссной форме продолжать следовать древнему, как мир принципу: "Divide et impera" - "Разделяй и властвуй". Стремиться к тому, чтобы лишить Россию традиционного плацдарма сохранения своего влияния на ближневосточные процессы, воспрепятствовав укреплению имиджа нашего государства в качестве державы мирового значения в ином, нежели ранее понимании. А именно носительницы демократических, миролюбивых форм и методов разрешения всех международных противоречий при сохранении современного мощного военно-технологического потенциала и наращивании своей экономической мощи".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги