Посол Словакии в РФ: У нас очень привлекательная страна

06 декабря 2013

Небольшое европейское государство Словакия для многих россиян все еще остается в некоторой степени терра инкогнита. Если про ее соседку Чехию, ранее состоявшую с ней в едином государстве, объяснять не приходится, то "бренд" Словакия у нас все еще мало узнаваем, несмотря на то, что наши страны в этом году отмечают 20-летие установления дипломатических отношений. О том, что сегодня вкладывается в понятие "российско-словацкое партнерство" и почему за последний год более чем на треть вырос поток россиян в эту уютную центрально-европейскую страну, читателям "Росбалта" рассказал посол Словацкой Республики в России Йозеф Мигаш.

— Уважаемый господин Йозеф, собираясь на встречу с вами, я поинтересовалась статистикой – чем и как торгуют Россия и Словакия, и была удивлена. Оказывается, Россия находится на третьем месте среди торговых партнеров Братиславы – после Германии и Чехии. А Словакия входит в число 20 основных торговых контрагентов России. Что стоит за этим фактом?

— Ну, в таких случаях надежнее всего оперировать цифрами. Например, в 2011 году наш двусторонний товарооборот увеличился по сравнению с предыдущим почти на 42% и достиг рекордных 10 млрд долларов, почти на таком же уровне оставался он и в прошлом году. И у обеих сторон есть желание наращивать темпы.

— Наверное, Россия, в основном, "гонит" в Словакию газ и нефть…

— Да нет – почему же? Кроме природного газа и нефти это ядерное топливо, каменный уголь, железная руда. Можно сказать, что основу российско-словацких экономических отношений составляет взаимодействие в области топливно-энергетического комплекса.

Еще в ноябре 2008-го мы подписали долгосрочные контракты на десять лет о поставках газа – до 6,5 млрд куб. метров в год. Его транзит через Словакию в Западную Европу составляет в среднем 50 млрд куб. метров ежегодно. Объемы поставок на нефтеперерабатывающий завод – до 6 млн тонн в год. Российская нефть также идет транзитом в третьи страны – и это всем выгодно.

— Насколько мне известно, Словакия сотрудничает с Россией в такой чувствительной сфере, как атомная энергетика. Ведь на вашей территории работает несколько атомных станций – еще с советских времен.

— Да, сейчас в Словакии работают два энергоблока – третий и четвертый на АЭС "Богунице", а также первый и второй – на АЭС "Моховце".

— На "Богунице", что близ городка Ясловске-Богунице, насколько известно, три еще советских энергоблока, запущенные в 1972-1980 годах, были отключены по требованию Евросоюза.

— Это так. Закрытие блоков было условием нашего вступления в ЕС. Однако мы сейчас рассматриваем возможность строительства на этой АЭС нового блока – с 2014 г. В январе, кстати, атомщики подписали меморандум о возможном участии России в этом проекте. "Атомстройэкспорт" работает со словацкими компаниями – по достройке, модернизации и обеспечению эксплуатации атомных станций в нашей стране. Сейчас они строят 3-й и 4-й блоки АЭС "Моховце", поставляют туда спецоборудование.

— А кто поставляет вам твэлы для атомных станций? Когда к власти на Украине пришел Виктор Ющенко, то там отказались от российских твэлов на еще советской постройки АЭС и стали внедрять американские твэлы. Как утверждают специалисты, аварии избежать удалось чудом. Пришлось Украине возвращаться опять к поставкам российских "запчастей" для реакторов советского производства.

— Нет, мы не экспериментируем с ядерной техникой – это чревато. Мы сотрудничаем с российской компанией "Твэл", у нас с ними долгосрочные контракты на поставки ядерного топлива на все действующие блоки словацких АЭС.

— Куда же деваете тысячи тонн отработавшего ядерного топлива – этот всемирный и пока неизбежный бич атомной энергетики для экологии?

— Это очень чувствительная тема. В 2010-м мы подписали трехстороннее соглашение между Россией, Словакией и Украиной – по транспортировке ядерного топлива через территорию Украины. Отработавшее ядерное топливо, согласно договорам, возвращается в страну его производства – Россию – для дальнейшей переработки.

— А что Словакия поставляет России – видимо, ввозит уже готовые товары? Кстати, в России больше всего знают о Словакии, наверное, люди старшего поколения – они, чаще болея, покупают лекарства и словацкого производства.

— В Россию мы ввозим и лекарственные препараты в том числе. Но главным образом – автомобили (KIA Motors – "Росбалт"), электрические машины, оборудование, бумажную и полиграфическую продукцию, солод, товары широкого потребления.

А вообще в России сейчас работает более 60 предприятий с участием словацкого капитала. Наиболее крупные – "Матадор-Омскшина" по производству автошин и "Графобал-Дон", выпускающее упаковочные материалы. В Словакии зарегистрировано около 120 предприятий с российским капиталом. Объем словацких инвестиций в российскую экономику в прошлом году составил около 24 млн долларов, российских в словацкую экономику – около 33,8 млн.

— Словакия является полноценным членом ЕС. В связи с драматическими событиями на Украине, которую сотрясают протестные митинги из-за отказа властей подписать соглашение об ассоциации с ЕС, интересно, как вы входили в Евросоюз и не жалеют ли об этом сегодня словаки, как, например, болгары, которые считают, что членство в нем только ухудшило их положение?

— Нет, словаки не жалеют. В Евросоюз мы вступили в 2004-м – при поддержке населения около 77%. А как самостоятельное государство мы возникли в 1993-м. Ни у граждан, ни у власти не было ни тени сомнения, что мы хотим стать членом европейской семьи. Не было у нас никаких протестов, не было драк в парламенте. Эту идею поддерживали тогда и власть, и оппозиция. Вот все эти десять лет мы упорно трудились над задачами, прежде всего, гармонизации нашего законодательства с европейским. В то время я возглавлял парламент, и нам приходилось работать на евроинтеграцию днем и ночью и по выходным. Мы за четыре года приняли более 500 законов, чтобы соответствовать стандартам стран ЕС.

— А стало ли легче и лучше жить людям после вступления в ЕС?

— Конечно, но не на следующий день после подписания договора об ассоциации. В первые годы Словакия получила довольно приличную финансовую помощь из Европейского союза – по разным программам. Она пошла на развитие промышленности, инфраструктуры, в социальную сферу, науку, образование, охрану окружающей среды. Без этих "вливаний" трудно было бы достичь успеха. Кроме того, мы получили доступ на огромный рынок сбыта. Сейчас у нас товарооборот со странами Евросоюза составляет свыше 80%. Я себе не представляю, как бы мы обеспечивали свое экономическое развитие, если бы не были в ЕС.

— Обычно, людей интересует, прежде всего, свое личное благополучие. После вступления страны в ЕС выросли ли зарплаты и пенсии у словаков?

— Выросли, но не сразу. Сначала нам пришлось пройти через значительные трудности. Как раз в тот переходный период пенсии и зарплаты понизились, повысилась безработица. Это был естественный процесс, потому что происходила фундаментальная реструктуризация народного хозяйства. Одна структура была, когда мы находились в Совете экономической взаимопомощи, потом – когда жили вместе с Чехией. Все менялось, включая и отношение к частной собственности.

— У вас же была частная собственность всегда?

— Была, но не в такой степени, как в капиталистических странах. Она была у нас в мелком хозяйстве, фермерском, бытовых службах – это совсем незначительная часть. А когда Словакия стала независимым государством, для нас начался новый этап. Мы сами уже, без Чехии, должны были определять свою тактику и стратегию. Вот твое хозяйство, все бери на себя и сам себя спасай, как говорится. Прошел процесс приватизации – тоже не все было гладко и не все были довольны.

— Однако, судя по структуре экономики Словакии, видимо, это происходило не так, как в России. Словакию олигархи не растащили…

— Хоть и по-другому, но приватизация и у нас произошла. Теперь основная масса валового продукта выпускается на частных предприятиях. Но именно эта капитальная реструктуризация особенно негативно отразилась на рабочих местах. В конце девяностых годов безработица у нас составляла около 20%. Особенно много – среди молодежи. Собираясь в Евросоюз, мы в то время значительно отставали от Чехии, Польши, Венгрии в подготовке к вступлению. Тогда на самом деле вопрос уже стоял так: или мы как-то справимся, или мы не войдем в Евросоюз вместе с этими государствами центральной Европы (так называемой Вышеградской четверки).

Конечно, для того чтобы увидеть результаты реформ, которые мы провели – экономической, финансовой, банковской и других, - надо было определенное время. Упорным трудом и желанием быть в ЕС нам удалось догнать Чехию, Польшу и Венгрию. И мы вместе вошли в Евросоюз.

— А вот если сравнить безработицу того времени и сейчас?

— Ну, потом безработица пошла вниз, в 2007-м она составляла ниже 10%. А сейчас выросла – до 14% – из-за кризиса 2008-2010 годов. Поэтому сейчас у нашего правительства две ключевые задачи – рост экономики и снижение безработицы. Мы справляемся с глобальным кризисом во многом благодаря тому, что мы в ЕС. В 2009-м году мы ввели у себя евро – раньше была крона. И это тоже пошло на пользу.

— Цены, наверное, на все выросли?

— Ну да, сразу цены немного подросли, народ был недоволен, но в результате все стабилизировалось. Ведь мы, прежде чем перейти на евро, в свое время провели мощную банковскую реформу. Видимо, и поэтому нас Бог миловал и нам удалось избежать участи Греции, Португалии, Кипра. У нас и сейчас рост экономики где-то на уровне 2%, безработица медленно снижается, стабилизировались зарплаты. Словацкая экономика относится к здоровому ядру Евросоюза. У нас политическая и экономическая стабильность.

— А какие сегодня средняя зарплата и пенсия в Словакии?

— Средние зарплаты составляют около 800 евро ежемесячно, а пенсии – почти 400.

— В советское время русский язык был приоритетным для изучения в странах так называемого социалистического лагеря. А как сейчас обстоят с этим дела в Словакии?

— Сейчас все хотят говорить, в основном, на английском. У нас почти одна генерация уже выросла без обязательного изучения русского языка. Но мы понимаем, что если мы хотим развивать отношения с Россией и странами СНГ, то этот "перекос" надо исправлять. Язык важно знать, если работать в России и других странах бывшего СССР – в дипломатии, торговых представительствах, в бизнесе. Если ты имеешь отношения с любой страной, то нужно знать ее, а знание идет через язык, через слово. Мы сейчас исправляем эту ситуацию, и у нас есть специальная программа.

— А много ли в Словакии россиян?

— В Словакии проживают около 3 тысяч россиян, включая и тех, кто получил гражданство. Некоторая их часть объединена в общественную организацию "Союз русских в Словакии". С 2001-го в Братиславе работает Российский центр науки и культуры, есть различные программы научно-культурных связей, включая образовательные, в частности, студенческий обмен. Не так давно Россия поставила в Словакию на 200 тыс. долларов литературы на русском языке.

— А изучают ли россияне словацкий язык?

— Есть кафедра славистики в Московском и Петербургском университетах. Есть группа энтузиастов, которые изучают язык в нашем Институте культуры при посольстве. Есть общество российско-словацкой дружбы, которое тоже способствует нашим культурным взаимопроникновениям. Мы бы, конечно, хотели, чтобы словацкий язык изучали в России больше.

— Год назад Словакия удивила россиян, объявив о либерализации визового режима. Теперь получить словацкую визу значительно проще и при определенных условиях – на более длительный срок. С чем связаны такие послабления, чья эта идея и каковы результаты для туризма?

— Идея эта возникла у нас с министром иностранных дел Мирославом Лайчаком во время его визита в Москву. Мы думали над тем, что нового и интересного можем предложить российским партнерам. Популяризации "бренда" Словакия в России показалась взаимоинтересной. Ведь у нас очень привлекательная и разная страна – и для туризма, и для отдыха с лечением. Если сравнить наши природные источники, грязи, минеральные воды, то они – одни из самых эффективных и полезных в Европе. А катание в Татрах на лыжах? Уже сейчас видно, что либерализация въезда в страну дала нам приток российских туристов не менее чем на 40%. Так что идея оказалась правильной – и для россиян, и для словаков.

Беседовала Алла Ярошинская

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги