Петр Александров-Деркаченко: У всех своя правда о Первой мировой войне

07 августа 2013

Почему отношение к Первой мировой войне в СССР было пренебрежительным, как роль России в конфликте оценивают зарубежные историки и реально ли создать единую концепцию преподавания истории для всей страны, "Голосу России" рассказал председатель Международного русского исторического общества Петр Александров-Деркаченко.

Гость в студии "Голоса России" - Петр Петрович Александров-Деркаченко, председатель Международного русского исторического общества, член совета Российского исторического общества, директор Фонда сохранения духовного наследия преподобного Сергия Радонежского.

Программу ведет руководитель Россотрудничества, член Правления Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Константин Косачев.

- Добрый день, утро или вечер, уважаемые слушатели радиостанции "Голос России". С вами, как всегда, я, Константин Косачев, руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству, спецпредставитель президента России по связям с государствами-участниками СНГ.

По доброй традиции наша передача, наш разговор с компетентным собеседником, которого я сейчас представлю, привязаны к актуальной дате, актуальному событию - как кому больше нравится.

1 августа в Москве состоялось заседание рабочей группы, организационного комитета по подготовке к предстоящему в 2014 году юбилею - не поворачивается язык сказать "празднованию", потому что юбилей не самый праздничный.

Речь идет о подготовке к 100-летию с начала Первой мировой войны, которое произошло 1 августа 1914 года. В России 1 августа впервые отмечалось как памятный день, день исторической памяти, памятная дата. Это произошло после того, как в силу вступил соответствующий закон, утвержденный президентом Российской Федерации.

Так что не только через год, теперь мы, слава Богу, ежегодно 1 августа будем возвращаться в своей памяти к событиям тех времен, вспоминать героев и вновь осмысливать уроки той войны, чего в нашей стране, наверное, в последние годы, десятилетия, в последнее столетие вообще не происходило, либо происходило гораздо реже, чем должно было бы.

Мой компетентный собеседник, с которым я с удовольствием буду обсуждать уроки Первой мировой войны и другие события в российской, русской истории - Петр Петрович Александров-Деркаченко, председатель Международного русского исторического общества, член совета Российского исторического общества, директор Фонда сохранения духовного наследия преподобного Сергия Радонежского.

- Здравствуйте, очень приятно.

- Спасибо, что вы нашли время прийти. Первый вопрос - о Первой мировой войне: что это было для России? Что это было для Европы, для мира? Почему в нашей стране так долго эту историю не вспоминали?

- Спасибо вам за приглашение, спасибо, что обращаете внимание на крайне важную для нас всех тему Первой мировой войны.

Я бы начал отвечать на ваш вопрос с напоминания нашим слушателям слов Владимира Владимировича Путина. На мой взгляд, он блестяще сформулировал ситуацию с Первой мировой войной во время своего выступления в Совете Федерации в прошлом году. Он сказал, что Россия, по сути дела, проиграла проигравшей стороне. На мой взгляд, в этом ответе отчасти заложено объяснение того, почему отношение к этой войне в нашей стране было подчеркнуто пренебрежительным.

Вы, наверное, помните, как в советских учебниках истории она именовалась "империалистической", "позорной", "проигранной", хотя на самом деле Россия, на мой взгляд, выступила в ней очень достойно, очень квалифицированно, и, по сути дела, изменила ход истории.

Сейчас указом президента у нас появилась возможность сделать 1 августа днем памяти начала Первой мировой войны. Он для нас очень важен, поскольку это день памяти жертв, усилий, которые были принесены нашей родиной для спасения человечества. Я говорю "спасение человечества", поскольку все памятные медали, выпускавшиеся в Европе в память о Первой мировой войне до 1934 года, на лицевой стороне содержали надпись: "За спасение цивилизации". Я думаю, это очень правильно.

- Я вспоминаю собственные уроки истории, хотя они были еще советскими и в силу этого несколько урезанными, могу напомнить нашим радиослушателям, что накануне Первой мировой войны Россия была либо одной из немногих, либо чуть ли не единственной державой, которая действительно пыталась предотвратить эту войну.

- Совершенно верно.

- Она была нужна другим, России она совершено точно не была нужна.

- Ваше замечание говорит о том, что не такими уж обрезанными были эти уроки истории.

- Где-то я читал, что наш последний император, Николай II, был первым разоруженцем в мировой истории. Накануне войны он выступал с инициативой всеобщего полного разоружения, хотя, наверно, так это не именовалось в те годы. Это так и есть, да?

- Да, вы совершено правильно заметили. Дело в том, что не только война и память о ней, но и вообще отношение России к мировому порядку очень характерно для всего XX века.

Еще задолго до катастрофы, до начала Первой мировой войны, именно Россия выступила с инициативой, которая сейчас нам кажется очевидной, но тогда она была революционной - ограничение гонки вооружений, именно так это и звучало. Шла бешеная гонка вооружений. Россия выступила с призывом свести ее в разумное русло, а Германия и Англия расценили это как слабость, отсталость нашей промышленности.

Николай II пошел дальше, он созвал международную конференцию, опять-таки по инициативе России все съезжаются, но ни до чего не договариваются. Последняя попытка Николая II хоть как-то сохранить мир в Европе - это инициатива по созданию Гаагского международного суда, который существует и по сей день.

Россия как никакая другая держава стремилась предотвратить Первую мировую войну, точно так же, как потом Советский Союз будет пытаться предотвратить начало Второй мировой войны. Однако на то она и мировая война, что не случается сама по себе, она была кому-то выгодна, кому-то необходима. Но вы совершено точно заметили: Россия была миротворческой державой, и Николая II заслуженно называли в Европе миротворцем.

- И, наверное, не требует каких-то серьезных доказательств то, что отрицание этой роли России через отрицание роли императора - одна из большевистских задумок, переписывание истории под новые планы "осчастливливания" всего человечества через идеологию, а не через строительство мирной объединенной Европы.

- Большевикам было невыгодно любое справедливое, объективное рассуждение о причинах, и, самое главное, итогах Первой мировой войны. У большевиков была вполне конкретная задача - не остановить войну, не приблизить возможность мира, а ее проиграть.

Именно так была поставлена ими задача, именно поэтому они назывались в то время пораженцами, и эту задачу они выполнили. Потом им было выгоднее увековечивать память о Великой Отечественной, о Второй мировой войне, в которой они выступили как защитники, патриоты.

В общем, здесь, к сожалению, надо признать, что мы были несправедливы по отношению к собственной памяти, и сейчас перед нами стоит задача освежить свою историческую память.

- Если я не ошибаюсь, сразу после Первой мировой войны в России существовали памятники, мемориалы, братские могилы, их уничтожали уже в 1920-1930 годы, в том числе в Москве, в районе метро "Сокол", "Аэропорт".

- Первые кладбища появились в 1915 году, насколько мне известно, на территории нынешних прибалтийских стран, в 1914 году появилось первое кладбище на территории Царства Польского. Позже, конечно, эти кладбища появлялись.

Первый памятник был поставлен в 1916 году в Санкт-Петербурге, он потом был безжалостно снесен, и на сегодняшний день я могу сказать: на территории России в законченном, оформленном виде существует только кладбище в Москве на территории района "Сокол", и существует несколько объектов в Белоруссии и на Украине.

В Белоруссии существует уникальное кладбище, оно находится в непосредственной близости от Дома Москвы, два года назад оно было приведено в надлежащий вид и сейчас может служить образцом для подобных объектов как на территории России, так и за ее пределами.

- Вы, наверное, участвуете в мероприятиях, связанных с подготовкой к 100-летию?

- Стараюсь.

- На ваш взгляд, за оставшийся год отношение к той войне может быть изменено радикально? Мы сможем сказать друг другу и всем, кто этим интересуется, что Россия восстановила историческую справедливость?

- Конечно, за год нельзя сотворить чудо, но сделать можно многое. И, на мой взгляд, задача показать достойную роль России в Первой мировой войне одинаково важна как для нас самих, так и для подтверждения своего присутствия в европейской истории для наших европейских соседей и коллег.

Вы совершенно точно заметили, что в Советском Союзе существовало искаженное восприятие истории Первой мировой войны, но, начиная с первых послевоенных лет, в Европе тоже пересматривалась роль России.

Если тогда, в 1920-е годы, оно сводилось к замалчиванию, к такому позиционированию, будто России вовсе не существовало, то в наши дни - я уже могу предсказать, что в следующем году будут очень интересные публикации в иностранной печати о том, что Россия стала одним из агрессоров и инициаторов начала Первой мировой войны.

- Здесь точно так же, как до этого происходило и происходит каждый год со Второй мировой, Великой Отечественной.

- Когда я впервые выступил с подобным "предсказанием" на конференции, со мной поспорил немецкий профессор. Он сказал: "Это невозможно". Я предложил ему дружеский спор и сказал, что даже могу назвать аргумент, с которого начнется эта фальсификация.

Мы поспорили, после чего он вынужден был сказать, что я предвидел логическое развитие событий. Действительно, Россия сейчас может быть названа агрессором некоторыми авторами, горе-историками на основании того, что мы были первой страной, официально начавшей мобилизацию.

Это обычная схема фальсификаторов: берется отдельный факт, не связанный ни с чем. На его основании выстраивается целая история, концепция. Вот с этим надо бороться.

- Если я не ошибаюсь, около 20 государств сейчас имеют собственные программы подготовки к 100-летнему юбилею. По вашим данным, помимо личных встреч с историками из Германии и других стран, на системном уровне делается что-то к юбилею 1 августа, что можно будет считать совместной антивоенной манифестацией объединенной Европы, помнящей уроки Первой мировой войны? Или мы опять разойдемся по национальным "квартирам", и у каждой страны будет своя правда о Первой мировой?

- Чудес ждать не стоит. Системная работа ведется, но эта система вполне конкретна и предсказуема. В конце января 2013 года было проведено совместное заседание российского и французского оргкомитетов. Это было в Париже, в Доме инвалидов, мы сделали ряд предложений о том, что хорошо было бы наметить совместное участие в юбилейных мероприятиях.

Была высказана заинтересованность, но сказать, что была видна горячая готовность сотрудничать, я не могу. Наиболее прохладное отношение к нам наблюдается со стороны английских коллег. Готовы к сотрудничеству, как ни странно, Австрия и Германия, то есть наши противники в Первой мировой войне.

Я могу привести пример. Существует один из наших культурных исторических объектов на территории Италии, в провинции Южный Тироль, до 1918 года она входила в состав Австро-Венгрии. Именно туда сгонялись русские военнопленные. У нас получилось прекрасное трехстороннее сотрудничество между Россией, Италией - союзниками в Первой мировой войне - и Австрией, их противником, по возрождению нашего присутствия, приведению в порядок этого кладбища. Это прекрасный пример.

- К этому с удовольствием добавлю еще один пример, которым занимается Россотрудничество, это восстановление Русского некрополя в Белграде. Это кладбище тех, кто нашел свой вечный покой в 1920-1930-е годы. Королевство сербов, хорватов и словенцев было одним из мест массового исхода людей, которые бежали из России от Октябрьской революции.

Там, на территории этого кладбища, как мне рассказывали, находится чуть ли не самый крупный по своим размерам памятник Первой мировой войне. Это стела, на которой написано: "1914. Николай II".

- Может быть, самый крупный из наших памятников?

- Возможно, я не имел случая проверить. В некрополе около 800 могил, они находятся, увы, не в самом лучшем состоянии, во всяком случае, большая часть из них. В планы Россотрудничества совместно с недавно созданным фондом "Русский некрополь в Белграде" входит полное восстановление этого некрополя к 100-летию начала Первой мировой войны.

Добавлю как участник заседания 1 августа рабочей группы Российского исторического общества, что планируется достаточно много мероприятий, будет запущен специальный сайт. На нем, как предполагается, будут собраны в том числе и до этого не публиковавшиеся фотографии, рукописные свидетельства той истории.

Есть много других проектов, вплоть до создания могилы Неизвестного солдата по образу того, что сделано в Александровском саду с героем Великой Отечественной войны, наверное, этот памятник будет сооружен на Поклонной горе.

Сейчас в Музее Отечественной войны 1812 года на площади Революции в Москве развернута экспозиция проектов мемориала, посвященного Первой мировой войне. Это конкурс, его итоги еще не подведены, и любой желающий может ознакомиться с предложениями либо лично, либо на сайте музея.

Ладно, это касалось Первой мировой войны. Теперь возьмем чуть шире: Российское историческое общество в нынешнем своем виде было создано чуть более года назад, в июне 2012 года. Прошлый год, напомню, был объявлен в России Годом российской истории.

Понятно, что идея создания общественного собрания вокруг темы российской, русской истории значительно старше. Вы являетесь председателем Международного русского историчного общества. Что это за общество? Когда оно возникло? Какое отношение оно имеет к созданному в прошлом году Российскому историческому обществу?

- Здесь никакой тайны нет. Международное русское историческое общество, которое я возглавляю, это Русское историчное общество за границей. Оно является организацией, созданной нашими соотечественниками, эмигрантами, после того, как в 1918 году было разгромлено Императорское русское историческое общество.

В 1925 году в Праге было создано Русское историческое общество за границей. После вхождения немецких войск в Чехословакию оно переместилось в США. Моими усилиями оно было зарегистрировано в России в 2004 году.

- Почему оно было изгнано из постреволюционной России? Потому что оно отстаивало ту правду, которую знали настоящие историки?

- Если бы оно было просто изгнано, это было бы полбеды, оно было разгромлено. Его председатель, великий князь, был расстрелян, а библиотека сожжена, здание разорено.

- До основания, а затем…

- А с "затем" у нас проблемы, польку с историей у большевиков всегда был очень сложные отношения, и на примере Первой мировой войны это полностью проявилось. Чего стоит одна катавасия, другого слова не подберу, которая у них сложилась с учебником истории, который в 1930-е годы они решили написать - сам товарищ Сталин был вынужден защищать учебник от излишне революционно настроенных профессоров. Это же уму не постижимая ситуация.

Большевикам это историческое общество было абсолютно не нужно, оно был как бельмо на глазу, поскольку Императорское русское историческое общество было обществом единомышленников, изучающих русскую историю. Само словосочетание "русская история" в РСФСР не употреблялось.

Учебник, который я упомянул, назвался "Краткий курс истории ВКП(б)" Была история партии, потом - очень интересная "История СССР с древнейших времен до XVIII века" - был такой учебник, но термин "русская история" не употреблялся, тогда как для наших соотечественников она была почти как молитва "Отче наш", своеобразной системой самоидентификации.

Все мои друзья, коллеги-эмигранты, потомки эмигрантов первой волны учили русскую историю по учебнику Сергея Федоровича Платонова. Есть изумительная книга - я не знал, что об этом зайдет разговор, я бы захватил ее с собой. Она примечательна вот чем: надпись "Учебник по русской истории", иллюстрация - известная картина "Три богатыря", и внизу адрес издательства - Буэнос-Айрес. Вот по такой книжке учились все европейские соотечественники.

- В советское время?

- Да. В прошлом году произошло, я считаю, знаменательное событие, было воссоздано Российское историческое общество как ассоциация организаций, поскольку время диктует свои правила. Председателем был избран Сергей Евгеньевич Нарышкин, который и возглавляет оргкомитет по подготовке мероприятий к празднованию Первой мировой войны.

- Я следил за созданием общества, на начальном этапе было сформулировано несколько не терпящих отлагательства задач. Это подготовка к 100-летию Первой мировой, 400-летие дома Романовых и более прикладная задача - подготовка единого современного учебника русской, российской - как кому угодно - истории.

Понятно, что многое делается к юбилеям, историческим датам. На ваш взгляд, что происходит с учебником? Возможно ли его создать? Я видел информацию о том, что выделено определенное число спорных сюжетов, которые предстоит обсудить, разобрать "по косточкам", а потом собрать вновь для того, чтобы не возникало соблазна интерпретировать их как-то по-другому. Вы в курсе этой работы? Что делается, каковы темпы продвижения вперед?

- Вы очень точно подметили, что выделили сложные вопросы, их около 30, именно для того, чтобы исключить всякую возможность их неправильной интерпретации.

- Можно в качестве примера упомянуть один, два или три? Что такое сложный вопрос в понимании Российского исторического общества?

- Практически все вопросы, которые мы знаем, - революция, коллективизация, формирование сталинского типа управления государством.

Я бы хотел подчеркнуть, что речь идет не просто об одном учебнике, это, наверное, в нынешних условиях невозможно, а о единой концепции. Сформулирован историко-культурный стандарт преподавания истории, и сложные вопросы, названные мной, как раз относятся к этому стандарту.

Речь идет о том, что какими бы разными ни были учебники, какими бы ни были формы изложения, авторская подача материала, они бы не нарушали историко-культурный стандарт, чтобы мы избежали ситуации, когда в разных школах, в разных частях одной большой страны дети учат совершенно разную историю.

Я могу привести пример, меня это поразило в свое время: в Италии совершенно разные учебники на севере страны и на юге. Такой видный деятель, герой Италии Гарибальди совершенно по-разному интерпретируется на юге и на севере. В результате мы имеем региональный сепаратизм, который в Европейском союзе считается зашкаливающим. Север и юг разговаривают о разных историях, хотя живут в одной стране.

В России это недопустимо. Я говорил о том, что вся наша эмиграция училась по учебнику Платонова, до революции во всех школах Российской империи учили историю по учебнику Елпатьевского.

Конечно, была революция, страшные потрясения. Но в течение всего императорского периода России, за исключением Польши, не наблюдалось вспышек сепаратизма, у нас не было оголтелого национализма. Польша - это отдельный случай. Но история, я убежден, как вера, как культура - это объединяющее начало, без которого единый народ невозможен.

- Когда мы сможем решить эту задачу? Когда появятся эти основы, единые учебники?

- Основы должны появиться уже этой осенью.

- А кто их вырабатывает? Это политики, научные деятели, эксперты?

- Есть группа в Российском историческом обществе, которая работает над этим под руководством Сергея Евгеньевича Нарышкина. А ведет эту проблематику Министерство образования. Именно на их сайте Ливанов вывесил эти сложные вопросы.

- То есть общество организует эту работу, но последнее слово все-таки остается за государством в лице Министерства образования?

- Конечно. В том-то и призвание Российского исторического общества. Это общественная организация. Она необходима именно потому, что научные учреждения по своему статусу не могут вести общественную работу, а органы государственной власти не могут заниматься общественной деятельностью. Российское историческое общество здесь на своем месте. А последнее слово будет за президентом - примет он или нет.

- А будут ли окончательно интерпретированы сложные вопросы, вызывающие международную дискуссию? Скажем, пакт Молотова-Риббентропа или события в Чехословакии 1968 года? Это те самые спорные вопросы, по которым тоже предстоит определиться в нашей внутрироссийской интерпретации, предложив ее окружающему миру?

- Я понимаю ваш вопрос, его логику. Но мы пишем учебник, который более всего необходим внутри страны, а не снаружи. А то, что он будет откомментирован, я не сомневаюсь. Уже начались комментарии о нашей агрессивной роли в развязывании Первой мировой войны.

- Я не сомневаюсь в том, что такой учебник нужен. Я могу утверждать, что аналогичная работа проделана большинством государств, которые понимают, какую роль играет история в современной политике. И в ряде случаев это сделано достаточно недобросовестно, историю подтягивали под определенную политическую теорию.

Надеюсь, что нам удастся избежать соблазна, которого не избежали большевики, о которых мы так много говорили, которого, может быть, не избежали авторы многих существующих сегодня учебников истории. Но весь этот бедлам, простите меня за это слово, должен рано или поздно уйти в историю, хватит нам об этом спорить.

Я хотел бы напомнить нашим слушателям, что моим гостем в студии был Петр Петрович Александров-Деркаченко, председатель Международного русского исторического общества и член совета Российского исторического общества. Мы говорили о подготовке России к 100-летию с начала Первой мировой войны и о том, какую роль играет история в событиях, происходящих в нашей стране и вокруг нее. Спасибо, Петр Петрович.

С вами, как всегда, был я, Константин Косачев, руководитель Россотрудничества и спецпредставитель президента России. Смотрите нас, слушайте нас, спорьте с нами, но самое главное - будьте с нами. До новых встреч в эфире!

Источник – "Голос России".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги