Персидский поход. Перспективы сближения Москвы и Тегерана

17 декабря 2014

США пригрозили России очередными санкциями – на сей раз не на почве не позабытой ими Украины, а в связи с предполагаемыми поставками российского зерна и промышленной продукции в Иран в обмен на нефть. При этом нельзя утверждать, что Иран является истинным стратегическим партнером России, поскольку с приходом к власти Хасана Роухани (на фото), считавшегося сначала умеренным, а теперь прозападным политиком, от Тегерана можно ждать неприятных неожиданностей – его внешняя политика стала довольно "вертлявой".

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"В Иране при новом президенте взяли за правило списывать экономические неудачи страны на просчеты прежнего правительства и на западные санкции. И навязывать населению мысль, что для расцвета страны необходимо добиться полного снятия санкций, то есть "задружить" с Америкой и идти ей на новые уступки. Что ж, в некотором роде, последнее было сделано. Но для того, чтобы сблизиться с Западом, договоренности по одной только ядерной программе недостаточно – надо избавиться и от других раздражителей. К примеру, более или менее близких отношений Ирана с Россией, которая, напомним, очень выручила Тегеран в ситуации вокруг Сирии, да и во многих других случаях – тоже. Напомним, что Москва "работала" на Иран в условиях, когда его готовы были стереть с лица земли и Израиль, и Саудовская Аравия.

Как повел себя Запад после того, как Иран пошел на уступки по ядерной программе? Он несколько облегчил санкции против Ирана, но полностью игнорировал его позицию по Сирии и Афганистану, и вдобавок обвинил Тегеран в поддержке международного терроризма. К тому же Запад не сделал ничего для прекращения противостояния между суннитами и шиитами. Словом, похоже на то, что и Роухани, сделавший очень много для сближения с Западом и вызвавший этим недовольство в определенных политических и религиозных кругах Ирана, все же не удовлетворил "запросам" Вашингтона, желающего большего "прилежания" Тегерана, достичь которого можно (на некоторое время) назначением американцами нового иранского режима.

То есть, речь идет о мечте США включить Иран в свой "лагерь", чего не допустят иранское духовенство и простой народ, не имеющий отношения к "светской" правительственной верхушке и либеральным прозападным группировкам, представленным, в основном, людьми состоятельными. А это означает, что угроза завоеваниям Исламской революции и, соответственно, ослаблению влияния страны на Ближнем Востоке вызовет серьезный отпор со стороны населения Ирана.

Вашингтон в подобных случаях не смущается, а, напротив, еще более активно подталкивает избранную им "жертву" к "цветной революции", запустив соответствующую и многоплановую пропагандистскую машину. Разумеется, ставка здесь делается на помощь Саудовской Аравии. Словом, Вашингтон крайне заинтересован в "американизации" и "атлантизации" Ирана, и от своих планов он не откажется, поскольку это, как минимум, равносильно отказу от контроля над Ближним Востоком и утечке иранских энергоресурсов в "неправильном" направлении. И, что самое "худшее", созданию оси Москва-Тегеран.

Если такая ось сформируется, США потерпят неудачу на главном своем фронте. А именно: Россию нелегко будет выжить с мирового газового рынка и понизить цены на нефть до уровня, окончательно разорительного для российского государства. Кроме того, Иран необходим Америке для создания углеводородного противовеса арабским странам и ослабления роли Турции в регионе. Тем более, что последняя все больше посматривает в сторону Евразии. И еще: "овладев" Ираном, у США появятся большие шансы решить сирийскую проблему себе на пользу. А не "завоеванный" Иран, как и Турция, может стать потенциальным участником ЕАЭС.

Тут возникает вопрос, что выиграет и что проиграет Иран, заглотав американскую наживку? Вернее, корректнее задаться вопросом, что он проиграет, ибо выиграть не удастся ничего. Если США сумеют оторвать Иран от России и "подмять" его под себя, он, во-первых, лишится реального суверенитета и независимости в проведении не только внешней, но и внутренней политики, и превратится в оружие, направленное, в первую очередь, против России. Разумеется, последняя найдет способ ответить на такой вызов.

Но что выиграет Иран от стратегического партнерства с Россией? Во-первых, Москва не станет устраивать в Иране "персидскую весну", и будет поддерживать влияние Тегерана (а вместе с ним, и свое собственное) в регионе всеми доступными средствами, включая укрепление вооруженных сил ИРИ поставками ей современного вооружения.

Кроме того, Иран может стать ключевым игроком в создании новой системы безопасности с участием России, государств Центральной Азии и других заинтересованных регионов. А если Россия не будет долго "запрягать", и ее не опередят другие международные игроки, она сможет заполнить в Иране самые разные ниши: от технологических до энергетических и транспортных, работающих на развитие иранской экономики и независимости.

И, что самое главное, Россия и Иран могут составить самый настоящий газовый альянс и привлечь к нему возможности Турции, которая, как видно, обещает стать колоссальным газовым хабом. То есть, при таком развитии событий выиграют обе страны, сильно пострадавшие от западных санкций и от диктата Вашингтона — кому как себя вести, с кем дружить и по какому признаку.

Так что Москва должна спешить развивать отношения с Ираном во всех направлениях, однако соответствующей активности пока не видно. Причина ее инертности не вполне понятна – не все же силы и "мозговые центры" оттянуты на решение проблем с Украиной. И вообще, возможно ли в нынешней геополитической ситуации оставлять голым иранское направление? И не этого ли добивается Вашингтон, параллельно создавая на Южном Кавказе еще один плацдарм против России и, вполне вероятно, против Ирана.

Впрочем, то что Иран тоже не спешит открывать объятия России, не стоит объяснять только тем, что Роухани "работает" на Запад. Возможно, Тегеран никак не может переварить отказ Москвы продать ему зенитно-ракетный комплекс С-300, а также канувшее в Лету многообещающее сотрудничество в нефтяной сфере, о котором заявлялось пять лет назад. То есть, вполне возможно, что Иран уже не воспринимает Россию в качестве надежного долгосрочного партнера — несмотря на то, что деловое "досье" сторон все же говорит в пользу того, что сотрудничать они могут, и весьма успешно.

Сейчас Россия продолжает строительство в Иране Бушерской АЭС и, кроме того, намерена экспортировать в эту страну свою электроэнергию. Проект этот не дешевый, он еще не запущен, и его провал – опять же, из-за политики Вашингтона и стран, на которые он имеет влияние, — не исключен. Затея может "рассосаться", равно как и другие важные проекты, включая логистические и нефтяные.

Словом, российско-иранское сотрудничество может принести колоссальные дивиденды, если на то будет политическая воля сторон, и если Иран определится, наконец, со своей внешней политикой, несмотря на не новое и последовательное давление на него Вашингтона, опасающегося, среди прочего, что к "оси" Россия – Иран может примкнуть Турция.

Вероятно, точки хотя бы над некоторыми "и" расставит встреча Ирана и "шестерки", которая должна начаться 17 декабря. И если Россия "учует", что Иран намерен перебежать ей дорогу, включая нефтяную и газовую, в пользу Запада, она изменит свой подход к переговорам по иранской ядерной программе. В таком случае произойдет сильнейший геополитический переворот, от которого Россия сильно проиграет, а Иран одержит всего лишь сиюминутную победу, которая в очень скором времени обернется для него внутренними потрясениями и колониальным статусом".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги