Нужно ли Грузии бояться ИГ, выясняют эксперты

25 ноября 2015

После серии терактов в Париже власти Грузии созвали заседание Совета по безопасности и управлению кризисами и постановили усилить меры для защищенности страны. "На данном этапе каких-либо особых рисков наши службы не видят, … но нужно быть мобилизованными. Необходима полноценная 24-часовая работа и всеобъемлющий контроль", — сказал премьер-министр страны Ираклий Гарибашвили.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Андрей Николаев:

"Речь, в частности, идет об ужесточении пограничного режима. По информации руководителя Службы государственной безопасности Вахтанга Гомелаури, в рамках усиления мер безопасности уже несколько десятков лиц не получили право на въезд в Грузию из тех соображений, чтобы территория страны не стала транзитной для проникновения в Сирию "конкретных лиц", участвующих в боевых действиях. По его данным, особый акцент делается на визитерах из азиатских и африканских стран.

Собственно, власти Грузии стараются не пугать население террористической угрозой, но эксперты говорят о ней, что называется, в лоб, посредством местной прессы, уделяющей большое внимание соответствующей проблеме. В частности, издание "Резонанси" пишет, что грузинские военные эксперты распространили информацию, согласно которой "Исламский халифат учредил на Кавказе еще один вилайет — Гурджистан, покрывающий основную территорию страны".

Из тех же источников поступили следующие данные: "В ближайшие дни распространится видео с участием уехавших в "Исламское государство" (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим.авт.) из Грузии джихадистов, а также станет известно имя руководителя вилайета". Целью вилайета является "обеспечение транзитной коммуникации с Северным Кавказом". Для этого будто бы уже создана электронная сеть. Не исключены и террористические акты.

Издание также напоминает, что "после Сирии и Ирака террористическая организация "Исламское государство" начала проявлять активность на Северном Кавказе. Прошлым летом она заняла сирийский город Кобани у турецкой границы и заявила, что на Северном Кавказе создан вилайет, который покрывает Дагестан, Чечню, Ингушетию, Кабардино-Балкарию и Карачай. В июне она распространила заявление о переходе в свои ряды большинства боевиков главной северокавказской повстанческой группировки "Имарат Кавказ" (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим.авт.).

И далее: "По словам экспертов по вопросам Кавказа, в последнее время структура "Имарата" на Северном Кавказе обрушилась и почти все полевые командиры и 80% боевиков сочувствуют "Исламскому государству", поэтому активизации ИГ следовало ждать. Они с самого же начала говорили, что раз на Северном Кавказе учреждена провинция, значит, ИГ что-то должно делать. Как минимум, это означает, что люди больше не будут массово отправляться в Сирию и Ирак, они останутся на месте, чтобы создать некий фронт противостояния. Как видно, халифат не удовлетворился лишь Северным Кавказом и решил создать новый вилайет уже в Грузии. Эту информацию подтверждает военный эксперт Вахтанг Маисая".

По его мнению, вилайет уже существует. Он также проинформировал, что халифат создает в Грузии структурированную сеть, которая, предположительно, покрывает регионы Квемо Картли, Панкиси и Аджарию. Эксперт не исключил, что центром халифата может стать Тбилиси.

А в беседе с газетой "Алия" он пояснил, что первостепенной угрозой для страны является "функция так называемого черного транзитного хаба". По словам Маисая, хаб этот "будет использован террористическими группировками исламской ориентации", поскольку Грузия является связующим коридором с Сирией, Турцией, Азербайджаном, Туркменией и Афганистаном, а "Исламскому государству" как воздух нужна мобилизация своих сил в Афганистане и открытие второго фронта в этом направлении". Грузинский коридор, полагает эксперт, "важен для них и в российском направлении. Грузия также будет использована для проникновения в Европу".

Маисая также указал на то, что "Террористам хорошо удается социальная адаптация. У них разработана стратегия — как переманить государственного чиновника. Над этим работает отдельная группа, поэтому грузинские спецслужбы должны хорошо поработать, чтобы выявить такие группы и ликвидировать угрозу терроризма. Если устранить эту группу, автономно работающую по сетевому принципу, 80% дела будет сделано".

По словам эксперта, "… ИГ открыло против нас (Грузии) информационную войну. Мы уже увидели три посыла с угрозами. За этим последует пропагандистская война, распространение видеороликов. Мы уже видим, как они появляются на информационном поле". Как считает респондент издания, Грузия может стать мишенью для террористов уже потому, что она участвует в миротворческих операциях в Афганистане, а "Талибан" является стратегическим союзником ИГ.

Вместе с тем эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе склонен считать, что Грузия сейчас не находится "под ударом", однако "пребывает в режиме идеологического террора". "По мнению "Исламского государства", сегодня мы живем на их территории. Они давно учредили вилайет Кавказ, в который входит и Грузия. … Но основной удар направлен на те страны, которые участвуют в военной операции против ИГ. В случае с Грузией исламисты используют другой метод — идеологическую обработку".

"Мы, — сказал он, — пребываем в режиме идеологического террора. В социальных сетях, с помощью разных благотворительных или образовательных организаций ИГ широко раскинуло идеологический фронт в Грузии. А от идеологической работы до террористического акта — всего один шаг. Идеологическая обработка происходит везде — там, где живут мусульмане, и там, где они не живут. Этот процесс особенно активен в Тбилиси, Аджарии, Квемо Картли, Кахетии и Шида Картли".

Что же до Панкисского ущелья, где проживают преимущественно кистинцы (этнические чеченцы), из этого региона, считает Арешидзе, не следует создавать образ врага: "…В Панкисском ущелье живет всего 8 тысяч человек. Государство, которое не может справиться с 8 тысячами человек и обеспечить безопасность, не должно претендовать на существование. Такой ситуации нет ни в нашем государстве, ни в Панкисском ущелье". Вместе с тем, отметил он, "Часть населения в Панкиси сочувствует ваххабитам, 60-70 человек из ущелья воюют в Сирии. Но ситуация в Квемо Картли и Аджарии намного сложнее".

Однако, помимо собственно терроризма, в Грузии задумываются и о проблеме беженцев. Причем, создана она при подаче определенных кругов в Европе, которые считают, что, претендуя на евроинтеграцию, Грузия должна взять на себя и долю солидарности с Евросоюзом в этом вопросе. Как это возможно, имея в виду социально-экономические и иные проблемы страны, в которой количество беженцев из Абхазии и Южной Осетии оценивается почти в 400 тысяч человек, лоббисты соответствующего процесса не уточняют.

Между тем министр по делам беженцев Грузии Созар Субари подтвердил, что страна уже принимает сирийских беженцев, и об этом осведомлен комиссар СЕ по правам человека. По свидетельству Субари, еврочиновник даже "удивился, увидев эти цифры". Как пишет "Резонанси", министр поведал, что после начала боевых действий в Сирии, Ираке и Украине Грузия упростила и ускорила процедуры по присвоению статуса беженца и гуманитарного статуса, и страна пополнилась более чем четырьмя тысячами беженцев. Часть их Грузию покинула, а 1 038 уже получили убежище с соответствующим статусом. Отказано было в 327 случаях, и еще 296 дел рассматриваются. На данном этапе в Грузии получили убежище 387 иракцев — езидов и курдов, 273 беженца из Украины и 49 — из Сирии.

Как полагает политолог Хатуна Лагазидзе, приток большого числа беженцев в Грузию может увеличить угрозу напряженности с Северным Кавказом. "Грузия, в отличие от стран-членов ЕС, за эти годы пережила многое, и ей не нужно подставлять голову под новые риски", — сказала она. По ее мнению, риском является и то, что в результате притока беженцев в стране могут возрасти антизападные настроения.

В общем, несмотря на то, что мнение правительства и экспертов по поводу террористической угрозы в Грузии на открытом вербальном уровне не совпадают, в парламенте страны уже прозвучало требование увеличить финансирование структур госбезопасности. В частности, глава парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклий Сесиашвили объяснил необходимость увеличения финансирования соответствующих структур тем, что "будущий год будет довольно сложным", и борьба с терроризмом и обеспечение безопасности страны "требует очень серьезных ресурсов". Тем более, разъяснил глава парламентского комитета, что "географически Грузия находится близко к региону, откуда исходят угрозы".

На увеличении бюджета структур госбезопасности настаивает и оппозиционная парламентская фракция "Свободные демократы". По словам ее депутата Ираклия Чиковани, "необходимо, чтобы бюджет агентства госбезопасности и департамента пограничной охраны был увеличен в 2016 году, чтобы воспрепятствовать, замедлить и нейтрализовать все возможные угрозы".

Отметим, что требования депутатов справедливы, имея в виду хотя бы обнародованный на днях на сайте инициативы Vision of Humanity рейтинг глобального индекса терроризма в 2015 году, составленный Международным Институтом экономики и мира. По десятибалльной шкале (чем выше балл, тем выше риски терроризма) Грузия получила вроде бы немного — 2,373 балла, заняв в рейтинге 71-е место, но в то же время как Азербайджан набрал всего 1,381 балла, а Армения и вовсе 0, 15 балла.

То есть, Армения находится в списке стран с наименьшим влиянием терроризма, тогда как Грузия пребывает среди государств с более высоким уровнем соответствующего влияния, и, в этом плане, "лидирует" на Южном Кавказе. Отметим также, что соседние с ней Турция и Россия набрали 5,737 и 6,207 балла соответственно. То есть, Россия попала в крайне опасную, так называемую "красную зону". А возглавил рейтинг Ирак — 10 баллов".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги