Наргиза Мураталиева: "Мягкая сила" России в политических процессах Кыргызстана

22 января 2014

Во второй половине 2000-х гг. Россия стала активно применять механизмы "мягкой силы", что концептуально было отражено в Концепции внешней политики, представленной В. В. Путиным в феврале 2013 г. "На передний план выдвигаются наряду с военной мощью такие важные факторы влияния государств на международную политику, как экономические, правовые, научно-технические, экологические, демографические и информационные"1.

Об этом пишет научный секретарь Института стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском славянском университете (КРСУ), доцент кафедры политологии КРСУ, кандидат политических наук, член Клуба друзей Фонда Горчакова Наргиза Мураталиева:

"Так, в 2009 г. Россия увеличила объем финансовой помощи странам Центральной Азии, при этом большая часть помощи оказывается на двусторонней основе. В 2009 г. РФ собиралась выделить Кыргызстану финансовую помощь в размере 2 млрд долларов, используя ее в качестве механизма вовлечения республики в сферу своего влияния – в обмен на отказ Кыргызстана от дальнейшего предоставления своей территории для размещения американской авиабазы. Однако многовекторность внешней политики КР вкупе с коррумпированным режимом обеспечили дальнейшее пребывание авиабазы, только под другим наименованием.

В настоящее время, после смены власти в Кыргызстане в 2010 г., Россия обозначается в качестве стратегического партнера Кыргызстана. На этом фоне РФ в полной мере использует механизмы "мягкой силы" для вовлечения Кыргызстана в сферу своих интересов: списание долга в размере 489 млн долларов, предоставление гуманитарной помощи (в 2010–2012 гг. – на сумму свыше 45 млн долларов, в 2013 г. – 25 млн долларов и 20 тонн зерна), инвестиции в гидроэнергетический сектор в объеме около 2,5 млрд долларов, перевооружение армии на сумму в 1,1 млрд долларов2.

Вместе с тем зависимость Кыргызстана от внешних доноров не позволяет ему быть полностью однозначным в выборе внешнеполитических партнеров. Кроме того, многовекторный внешнеполитический курс Бишкека способствует получению значительных финансовых вливаний извне. Именно это обстоятельство является одной из главных причин появления многочисленных спекуляций вокруг перспективы американской авиабазы в аэропорту "Манас". При том, что президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев принял политическое решение о выводе из страны американской авиабазы, парламент Кыргызстана поддержал его, а МИД страны начал официальную процедуру оформления этого вопроса, до сих пор в местных и зарубежных СМИ продолжают публиковать материалы по поводу того, что Кыргызстан под новыми надуманными предлогами оставит в стране военную базу американцев. В качестве аргумента приводится бывший президент Кыргызстана Бакиев, который обещал коллегам по СНГ вывести американцев из Кыргызстана, получил под это дело большие деньги от России, а на деле оставил авиабазу США в "Манасе", но под другим названием. Создается впечатление, что некоторые средства массовой информации, несмотря на ратифицированное Соглашение о выводе Центра транзитных перевозок США с территории Кыргызстана, все-таки заинтересованы в том, чтобы этот вопрос по-прежнему считался открытым. Подчеркивая проамериканскую позицию Бишкека, некоторые эксперты ссылаются на такой факт, как создание "Ассоциации правоохранительных органов военного статуса Евразии", членами которого стали Турция, Азербайджан, Кыргызстан и Монголия. Ряд специалистов указывает, что данный многосторонний орган является площадкой в первую очередь для сотрудничества, обмена опытом и координации действий между жандармерией Турции и внутренними войсками других стран. Есть серьезные основания полагать, что это инициатива Турции направлена на формирование более углубленных военных отношений между некоторыми тюркоязычными странами при проведении совместных учений с участием военных подразделений. В этом же ключе можно рассматривать озвучиваемое официальным Бишкеком приглашение России и Турции присоединиться к созданию логистического узла в аэропорту "Манас".

Кроме экономических рычагов воздействия Российская Федерация с начала 2000-х гг. стала использовать и идеологические механизмы. В этом отношении значимую роль сыграло утверждение в 2005 г. концепции суверенной демократии, предполагающей самостоятельное определение государством сроков и масштабов демократизации своей политической системы с учетом местных особенностей без вмешательства внешних акторов, определяющих необходимый набор демократических преобразований исходя из своих интересов3. Данный подход стал основополагающим принципом не только внутренней, но и внешней политики РФ. Так, в 2005 г. Россия поддержала режим И. Каримова после силового подавления беспорядков в Андижане, что способствовало активизации отношений между РФ и Узбекистаном, проводившим прозападный политический курс.

Особое внимание Россией также уделяется поддержке соотечественников на пространстве СНГ, защите их прав и свобод на основе двусторонних договоров.

В настоящее время жизненно важным является сохранить за Россией центр образования и обучения молодых кадров, что будет лишь способствовать более успешной реализации проекта Евразийского Союза. В этом плане представляется перспективной деятельность фонда им. А. М. Горчакова, который несколько раз в год на высоком уровне проводит научно-образовательные программы для молодых специалистов ("Школа молодых экспертов по Центральной Азии", "Диалог во имя будущего", "Академия ОДКБ") с привлечением авторитетных российских политиков и политологов. Более того, кыргызстанские НПО имеют возможность получения грантов Фонда Горчакова для реализации своих проектов.

Также хотелось бы отметить Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество), некоммерческое партнерство "Российский совет по международным делам" (НП РСМД), такие неправительственные организации, как "Международное евразийское движение" и "Евразийский союз молодежи", деятельность которых нацелена на пропаганду многополярного мира и интеграцию постсоветского пространства на новых ценностях в противовес неолиберальным догмам4. Расширение их деятельности будет способствовать дальнейшему формированию положительного имиджа России в регионе в условиях нарастающего недоверия западным НПО.

В этом контексте Россия активно использует механизмы "мягкой силы": предоставление гуманитарной помощи, культивирование изучения русского языка среди мигрантов, реализация программ по поддержке соотечественников, развитие сети НПО, инвестиции в стратегически важные объекты экономики стран региона, поддержка правящих режимов в русле концепции "суверенной демократии" - права государства самостоятельно определять приоритеты своего внутриполитического развития".

1 Концепция внешней политики Российской Федерации (4 марта 2013 г.) // URL:http://www.ng.ru/dipkurer/2013-03-04/9_concept.html?print=Y

2 См.: Посол РФ в КР Андрей Крутько: Помогает ли Россия Кыргызстану? (4 декабря 2012 г.) // URL:http://rus.kg/news/rusmir/8415-posol-rf-v-kr-andrey-krutko-pomogaet-li-r...

3 Суверенная демократия: от идеи к доктрине: Сборник статей (23 апреля 2013 г.) // URL:http://www.e-reading-lib.com/bookreader.php/73463/Suverennaya_demokratiy...

4 См.: Смазнов И. А. Евразийство в постсоветской России (24 ноября 2008 г.) // URL:http://cyberleninka.ru/article/n/evraziystvo-v-postsovetskoy-rossii

Источник – "Время Востока".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги