Латвийский депутат: Горе тому, кто считает, что обойдется без России

26 августа 2013

О жизни русской общины Латвии, героизации нацизма, проблеме русского языка и образования в интервью проекту "Окно в Россию" рассказал депутат Даугавпилсской городской думы Юрий Зайцев.

- Расскажите, как вы оказались в Латвии и чем занимались до того, как стать депутатом?

- Мои предки родом из этих мест. По отцу я старовер. Мы знаем, что после реформы Никона староверы ушли сюда, на Поморье. По материнской линии, у меня есть немецкие, польские, русские и белорусские корни. Что касается моего политического кредо, то надо отметить, мой прадед был советским партийным работником, депутатом Даугавпилсского горсовета, был награжден орденом Ленина. Наверное, эта преемственность от предков передалась и мне. Мой дед был военный и посвятил свою жизнь авиации. В такой атмосфере в семье я вырос.

Начало моей общественно-политической карьеры приходится на 2003 год, когда я учился в 10 классе. В то время Латвия готовилась к ликвидации русских школ, проводя печально известную "реформу-2004". Согласно ей, школьное образование должно было перейти с русского на латышский язык. Я тогда стал одним из создателей Даугавпилсского отделения Штаба защиты русских школ. В итоге нам удалось одержать частичную победу. Тогда, вопреки усилиям бывшего министра образования Карлиса Шадурскиса, удалось добиться компромисса – оставить в национальных школах до 40% преподавания на русском языке и не менее 60% на латышском.

Далее, в 2005 году, всерьез встала проблема героизации латышского легиона Ваффен СС. Стали проводиться марши ветеранов СС. Их приравняли фактически к национальным героям. Тогда образовался Латвийский антифашистский комитет, среди тридцати учредителей которого был и я. Мы стали проводить митинги против марша эсэсовцев, пытались их блокировать, не дать пройти к Памятнику Свободы. После этого меня неоднократно задерживала полиция для так называемой "проверки документов". Так для меня и начался путь в общественную и политическую жизнь.

- Ваши дед и прадед занимали такие ответственные, общественно активные позиции в те непростые времена. А легко ли вам продолжать семейные традиции и оставаться в этой канве?

- Конечно, нелегко. Они работали в условиях, когда государство им не мешало, а поддерживало. Все их начинания были нужны для единого большого государства. В наше время, с 1991 года и до сегодняшнего дня, мы сталкиваемся с попыткой дискриминировать нас, русскоязычных, вытеснить, сделать неконкурентоспособными на рынке труда. А языковая реформа в школах, на мой взгляд, была введена именно для этого, чтобы латышские школьники были бы более конкурентоспособны, чем русские. Ведь мы знаем, что на чужом языке такие предметы как физика и химия осваивать намного тяжелее, чем на родном.

Хотя, с другой стороны, у нас нет боевых действий, мы не испытываем тех лишений, которые были у предыдущих поколений. Мой дед участвовал в боевых действиях в Сирии в составе советского воинского контингента во времена еще первого Асада. Что касается прадеда, так тот Отечественную войну прошел. Да, тогда было тяжело, но все было совсем иначе. Там враг был ясен, а здесь все непонятно.

- Юрий, в Даугавпилсе, который является городом с большим количеством русскоязычного населения, вы, являетесь единственным русским депутатом в Городской думе, который отстаивает права русской общины...

- На самом деле у нас есть русские депутаты. В частности, депутаты от Центра согласия. Но интернациональный характер города таков, что на бытовом уровне латыши и русские не чувствуют какого-то отторжения, так исторически получилось. Хотя если выехать чуть дальше, то там будет совершенно другая ситуация. В глубинке латышскоязычное население настроено довольно агрессивно. И это результат двадцатилетней русофобской государственной пропаганды.

- А почему в Даугавпилсе так хорошо сложились отношения между русскоязычным и коренным населением?

- Во-первых, этот город один из немногих в Латвии, который был исторически многонационален. Еще при царе, при Николае II, город более чем наполовину состоял из евреев. Думаю, что совместное проживание с евреями, особенно в те времена, когда антисемитизм весомо присутствовал в государственной идеологии ("черта оседлости"), на генетическом уровне повлияло на высокий уровень толерантности населения. Особенно после того, что здесь совершили немцы и их пособники во время войны. Кстати, хотел бы вам сказать, что Даугавпилс и Даугавпилсский район во время немецкой оккупации практически не дал ни одного рекрута в латышский легион СС. И даже из тех, кто призвался из Даугавпилса в латышский легион, 93% дезертировало. Так сложилось, что Даугавпилс "красный город", и население голосует за социальные лозунги, а не национальные. Хотя в городе уже начинают появляться национальные проблемы.

- Какого рода?

- Фактически любой государственный орган у нас общается с населением, только на латышском языке. То есть, если мы говорим о бумажной переписке, то только на латышском языке, никаких других вариантов не может быть. Это искусственно созданная ситуация.

- Как можно охарактеризовать общественно-правовое положение наших соотечественников в Латвии по сравнению с соседними Эстонией и Литвой?

- После проведенного референдума за русский язык, правящие круги Латвии стали вести интересную политику. В социально-экономическом плане власти стали давать большие преференции самому "буйному" региону страны: Латгалии и Даугавпилсу. Также стали обращать внимание в прессе, приезжать сюда, открывать какие-то объекты, убрали озвучивание объявлений на русском языке из трамваев, например.

Такими "делами" занимается государственная языковая инспекция, на которую городская власть не может влиять. На языковую инспекцию, по сути, не может влиять даже государственная власть. Так интересно создан этот госорган. Она может оштрафовать даже депутата Сейма. Понимаете, какая у нас ситуация? Городские власти и хотели бы эту абсурдную проблему решить – с русским языком в трамваях - но не могут. Правда у меня есть некоторые мысли, как эту пробему решить, но я их пока не буду озвучивать.

Если говорить о Прибалтике в целом, то, по моему мнению, наихудшая ситуация из трех прибалтийских стран - в Эстонии. Я знаю эстонских ребят – антифашистов, русских общественников – они очень разрознены. Сейчас у них получается в рамках "Русской школы Эстонии" объединяться в общественное движение, но там нет мощного политического представительства, которое могло бы решить проблемы русскоязычного населения Эстонии. Нет у них партии! Но стоит отметить, что неграждане в Эстонии хотя бы имеют право голоса на муниципальных выборах, в отличие от Латвии. Что касается Литвы, то там главный союзник – это Альгирдас Палецкис, литовский элитарный политик, который подверг сомнению государственный миф об агрессии советских войск в 1991 году у вильнюсской телебашни, а также поляки, имеющие структурированную общину с политической партией во главе.

- Связываете ли вы свое будущее с Россией? Может, ждете какой-то поддержки от исторической Родины?

- Я отвечу словами Ивана Тургенева: "Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, вдвойне горе тому, кто действительно без нее обходится". Россия – это отечество. Латвия – это Родина. Русский язык – вещий язык. Он содержит много ответов в своем словообразовании. Отцы – отче – отечество. Это страна наших отцов, предков. Наша страна и мы, конечно, неразрывно с ней видим свое будущее, переживаем за нее. И в этой связи хочется отметить, что если бы Россия интенсивнее помогала нам, русским, проживающим "на передовой", то мы здесь смогли сделать больше и для русской культуры, и для русского языка. И нам хотелось бы чувствовать эту поддержку от России. Но она ведет себя довольно осторожно – не совсем соответствующе статусу мировой державы и страны с тысячелетней историей и великим народом. Сам же я не отделяю себя от России.

В рамках проекта "Окно в Россию" на сайте "Голоса России" публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык, а также аналитические материалы и интервью, посвященные жизни русской диаспоры за рубежом.

Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется из окна, с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в больших масс-медиа.

"Голос России" решил узнать у своих многочисленных "френдов" в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о "русской ностальгии" и о многом-многом другом.

Источник – "Голос России"

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги