Константин Косачев: Вперед к разоружению или назад к гонке?

17 мая 2016

С учетом развернувшихся сейчас дискуссий о противоракетной обороне (новая система в Румынии) напомню для начала о событиях пятилетней давности, когда Федеральным Собранием рассматривалась ратификация Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ).

Об этом пишет в своем блоге на сайте Совфеда глава международного комитета, член Правления Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Константин Косачев:

"В Государственной Думе, где я в тот период возглавлял Комитет по международным делам, при обсуждении этого вопроса развернулась серьезная и даже острая дискуссия. В результате было принято решение рассмотреть соответствующий федеральный закон в трех чтениях и добавить к ратификации заявления палат Федерального Собрания, в которых перечислялись условия, при соблюдении которых договор будет выполняться. В том числе там прописаны и обстоятельства, при наличии которых Россия оставляет за собой право разорвать соглашение. Это, в частности:

— существенное нарушение США обязательств по новому Договору, способное привести к возникновению угрозы национальной безопасности России;

— развертывание США, другим государством/группой государств системы ПРО, способной существенно снизить эффективность наших стратегических ядерных сил;

— наращивание США, другим государством или группой государств стратегических наступательных вооружений либо принятие ими решений в области военного строительства, а также иные обстоятельства, которые могут создать угрозу национальной безопасности России;

— развертывание США или другими государствами/группой государств вооружений, препятствующих функционированию российской системы предупреждения о ракетном нападении.

Принятый тогда Федеральный закон о ратификации Договора о СНВ (№ 1-ФЗ от 28.01.2011) определил, среди прочего, и полномочия Президента, Правительства, палат Федерального Собрания РФ, связанные с реализацией нового Договора о СНВ. Во исполнение Закона на этой неделе Правительство РФ представило в Совет Федерации информацию о ходе выполнения Договора.

С учетом специфики темы работа на этом направлении носит закрытый характер. В рамках допустимого к озвучиванию могу констатировать, что представленная информация дает исчерпывающие ответы на вопросы:

— о выполнении Россией и США обязательств по новому Договору о СНВ;

— о развертывании другими государствами систем ПРО и их влиянии на российский потенциал стратегических ядерных сил, возможных угрозах национальной безопасности Российской Федерации в случае появления новых видов стратегических наступательных вооружений, а также размещения оружия в космосе;

— о развитии диалога между РФ с США в области стратегических наступательных вооружений;

— о заключенных международных договорах Российской Федерации, связанных с выполнением нового Договора о СНВ;

— о финансовом обеспечении мероприятий по поддержанию потенциала российских стратегических ядерных сил;

— о состоянии и возможностях научно-исследовательской и опытно-конструкторской базы и производственных мощностей;

— о ходе ликвидации и утилизации выведенных из боевого состава стратегических наступательных вооружений Российской Федерации, состоянии финансирования мероприятий по выполнению нового Договора о СНВ;

— об экологической обстановке в местах хранения, ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений России, прежде всего ядерных боезарядов и ракетного топлива.

С учетом важности темы договорились с коллегами по Комитету Совета Федерации по обороне и безопасности провести 10 июня с. г. совместное заседание с приглашением представителей Правительства РФ, где планируем самым подробным образом обсудить ход выполнения положений Договора.

Сегодня мы столкнулись с фактической неготовностью США пойти на какие‑либо ограничения систем ПРО и жестким отказом ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Помимо этого, из Конгресса все отчетливее звучат призывы к денонсации Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а также к выходу из нового Договора о СНВ. Крайне важно разобраться, какой должна быть позиция Российской Федерации по этим вопросам.

Российские эксперты в связи с этим дают весьма различные оценки, к которым, на мой взгляд, есть смысл прислушаться. Так, некоторые аналитики бьют тревогу в связи с тем, что так и не ведутся переговоры по следующему соглашению о СНВ. Что ограничение тактических (до-стратегических) ядерных средств фактически зашло в тупик. А не менее важный вопрос о присоединении третьих государств – помимо России и США – к процессу разоружения и ограничению собственных ядерных сил обставляется множеством условий. Серьезные угрозы, по мнению наших специалистов, просматриваются и в отношении будущего ДНЯО. Переговоры же по Договору о запрещении производства разделяющихся материалов (оружейного урана и плутония) в военных целях (ДЗПРМ) в рамках Конференции по Разоружению в Женеве стагнируют многие годы, как и диалог о запрещении вывода оружия в космос.

Вообще есть мнение, что контроль над ядерным оружием вступил в стадию самого острого и всеобъемлющего кризиса за свою полувековую историю. Есть даже те, кто предрекает распад существующей системы договоров и режимов. На мой взгляд – это крайне опасная ситуация, которая требует самого тщательного анализа, а также точной, эффективной и адекватной реакции со стороны России. Напомню, что Президент Российской Федерации В.В. Путин в своей валдайской речи 24 октября 2014 года заявил: "Мы настаиваем на продолжении переговоров, мы не просто за переговоры — мы настаиваем на продолжении переговоров по сокращению ядерных арсеналов. Чем меньше ядерного оружия в мире, тем лучше. И готовы к самому серьёзному предметному разговору по вопросам ядерного разоружения, но именно к серьёзному — как говорится, без двойных стандартов".

Будем ориентироваться на эти слова. Задача совместного заседания наших двух комитетов – разобраться в сложившейся ситуации с учетом представленной информации Правительства".

Теги