Керим Хас: Влияние турецко-российских отношений на поддержание региональной безопасности Балканского полуострова

29 июня 2015

Выступление эксперта по евразийской политике Международной организации стратегических исследований, Анкара (Uluslararası Stratejik Araştırmalar Kurumu – USAK) Керима Хаса на "Балканском диалоге – 2015":

"Обострение латентных и замороженных конфликтов во многих регионах мира представляет сегодня одну из наиболее весомых угроз всей системе международной безопасности. В этом контексте, государства Балканского полуострова, издавна являющиеся мостом между Востоком и Западом, вновь проходят череду потрясений как внутреннего, так и внешнеполитического характера.

Сам термин "Балканы" прочно укрепился в политологической науке с негативно окрашенной нагрузкой, что породило сравнение региона и с пороховой бочкой, и с гордиевым узлом, разрубить который до сих пор не представилось возможным. Действительно, территория полуострова, имеющая неоспоримое геополитическое значение, была в составе трех империй (Римская, Византийская, Османская), не раз становилась заложницей амбиций крупнейших государств мира; в конечном счете погрязла в кровопролитных войнах между новыми государствами, получившими независимость после распада Югославии. Географическая и культурно-языковая близость региона и к Турции, и к России также наложила отпечаток не только на внутреннюю ситуацию, но и сказалась на проводимой внешней политике рядом государств полуострова.

Балканская проблема получает сегодня особую актуальность ввиду очередного кризиса системы международных отношений, когда соперничество сильных мира сего может сделать слабые в экономическом и политическом смыслах государства разменной картой для достижения собственных геополитических интересов. Москва и Анкара, столь близкие к региону с культурной и религиозной точки зрения, а также непосредственно находящиеся у его границ, не могут не осознавать эту опасность. Недавние события в Македонии лишний раз доказывают невозможность решения существующих проблем лишь силами государств региона.

Этнический национализм на протяжении более чем двухсот лет остается той проблемой, которая до сих пор определяет большинство зарождающихся конфликтов. Более того, отличительной чертой здесь является то, что этническая самоидентификация выходит на первый план. Так, например, особое значение приобретает принадлежность к тому или иному этносу, а затем уже к конфессии. Однако в последнее время эта проблема подогревается новым явлением - религиозный экстремизм. Так, например, контртеррористическая операция, проведенная правительством Македонии в мае 2015 г., воспринялась албанским населением не иначе как этническая чистка, что спровоцировало реакцию Албании. Опасность подобной ситуации понимают все без исключения государства региона, в то время как потенциал нового вида противостояния сильно возрастает. Несмотря на то, что турецко-российский диалог и дальнейшее посредничество по урегулированию различных политических вопросов является одним из наиболее приемлемых, именно геополитический фактор может подтолкнуть обе стороны к активным действиям. С другой стороны, Балканский полуостров также представляет большой интерес и для внерегиональных игроков, в первую очередь США, которые на протяжении длительного времени играли одну из ведущих ролей в косовском конфликте и его урегулировании.

Во-вторых, и Турция, и Россия пережили череду проблем этно-национализма: это и кавказский узел для Москвы, в сочетании с трудностями в Татарстане и Башкирии, и, безусловно, курдский вопрос для Анкары. Оба государства понимают возможные последствия обостряющегося кризиса и могут предупредить его дальнейшую эскалацию.

В-третьих, религиозная радикализация в сочетании с высокой криминогенностью на полуострове ставит перед обоими государствами те же вопросы, что и в отношении набирающего там силу движения ИГИЛ. Так, по данным македонского МВД, из 2-миллионного населения на стороне радикалов в Сирии воюют порядка 100 граждан страны, что является внушительной цифрой. Важно также понимать, что нынешняя радикализация Балкан имеет под собой все те же проблемы исторического характера, не предполагающие их решение исключительно силовым путем.

"Исламское государство" представляет весомую угрозу всему мировому сообществу, однако граничащие с очагом конфликта государства, и непосредственно их затрагивающие, а именно Турция и Россия, становятся наиболее заинтересованными в нераспространении этой идеологии. Ситуация осложняется и тем, что этнический и религиозный состав ИГИЛ, представляющего маргинальный салафитский и ваххабитский толк ислама, становится все более разнообразным, объединяя различные конфессии и национальности. В связи с этим необходимым представляется непосредственное участие духовных миссий обоих государств в регионе, которые в будущем могут продемонстрировать в действии диалог цивилизаций. Более того, особую актуальность данная проблема приобретает и в свете распространения идей ваххабизма на территории Кавказа. Турция в то же время историческим примером демонстрирует отсутствие на своей территории маргинальных течений, подобных движению "Талибан", "Аль Каида" и других. Понимание того, что Анкара в состоянии предложить альтернативный мирный путь развития духовной составляющей жизни мусульман России, Москва может расширить сотрудничество с турецкой стороной и вывести его на новый уровень.

В-четвертых, нынешняя геополитическая обстановка обуславливает заинтересованность прежде всего Москвы в стабилизации региона. Речь здесь идет об обеспечении энергетической безопасности и возможности расширения торгово-экономических связей России с Турцией и Европой в целом, что не представляется возможным без стабилизации ситуации на Балканском полуострове. Успешная реализация "Турецкого потока" возможна лишь в том случае, если существующие очаги напряженности будут своевременно погашены, и "Балканский диалог" в широком смысле станет одной из опорных точек перспективного проекта.

Безусловно, надежда на то, что Анкара и Москва вместе смогут стать той центробежной силой, которая приведет к решению набирающих обороты противоречий, в сегодняшних реалиях весьма мала. Однако, очевидным также становится осознание правящими элитами обоих государств, что любое промедление в регионе своих стратегических интересов ведет к неминуемым проигрышам на внешнеполитической арене. Справедливым будет заметить, что сами Турция и Россия прошли череду конфликтов, которые все же удалось повернуть в мирное русло. Сегодня, несмотря на тяжелое прошлое, двусторонние отношения набирают обороты, оба государства становятся приоритетными экономическими партнерами, что обуславливает возрастающий товарооборот.

Немаловажным становится и институционализация отношений между Анкарой и Москвой, которая выражается в функционировании Совета сотрудничества высшего уровня, Совместной группы стратегического планирования, Совместной экономической комиссии. Это повышает уровень доверия не только между руководствами государств, но и способствует нахождению тех элементов взаимного интереса, на которых может базироваться их стратегическое партнерство. Подтверждением тому, что некогда соперничающие государства могут стать партнерами служат и слова Президента РФ В.В. Путина, который во время очередной пресс-конференции с журналистами в декабре 2014 г. предположил, что отношения Анкары и Москвы в будущем могут сравниться с наладившимся несмотря на тяжелое общее прошлое диалогом Парижа и Берлина.

Наконец, дипломатические методы решения конфликта могут и должны быть применены на Балканском полуострове. Турция, наравне с Москвой в состоянии обеспечить диалог и выступить третейским судьей как это было в апреле 2010 г. Вскоре, в 2011 г., именно при посредничестве Анкары и непосредственном участии президента А. Гюля, впервые с момента распада Югославии удалось восстановить дипломатические отношения межу Сараево и Белградом в контексте диалога Сербия-Босния-Хорватия.

Обострение грузинского кризиса в 2008 г., затем сирийского в 2011 г. и последовавшего за ним украинского в 2014 г. продемонстрировали отсутствие общего понимания проблемы и путей ее решения между политическими элитами Турции и России. Несмотря на это, осознание единого регионального пространства и общих, а также частных интересов и Анкары, и Москвы превалирует над несогласованной внешней политикой по ряду ключевых вопросов. Более того, приходится принимать во внимание прошедшие недавно парламентские выборы и фактическую смену политической конъюнктуры в Турции. Это, с одной стороны, может усложнить установленный диалог на высшем уровне, который во многом зависел непосредственно от позиций Р.Т. Эрдогана и В.В. Путина. С другой стороны, может обеспечить развитие институционализации двусторонних отношений, где Балканская проблематика может стать отправной точкой, выводя их на качественно новый уровень и определяя будущее общего регионального пространства и его безопасности".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги