“Кавказский диалог – 2019”, день первый. Об интересах России и внешних игроков

23 сентября 2019

В Нальчике стартовал "Кавказский диалог – 2019". Сегодня внимание участников из стран Кавказского региона было сконцентрировано на интересах региональных и внешних игроков.

Участие в экспертном разговоре приняли политологи, журналисты, ученые, студенты и аспиранты, а также представители органов власти и общественные деятели из России, Азербайджана, Армении, Грузии, Абхазии, Южной Осетии, Турции, Ирана, США и стран Европейского союза.

Участников “Кавказского диалога” поприветствовали министр просвещения, науки и по делам молодежи Кабардино-Балкарской Республики Ауес Кумыков, министр по взаимодействию с институтами гражданского общества и делам национальностей Анзор Курашинов, проректор Кабардино-Балкарского государственного университета Хусейн Кушхов.

“Кавказский диалог – старейшая и, пожалуй, самая востребованная программа Фонда Горчакова, - рассказал в приветственном слове советник исполнительного директора Фонда Валерий Канторов. – Мероприятие в формате диалога открывает возможности говорить открыто, обменяться мнениями по актуальным вопросам, попытаться понять друг друга – и впоследствии наладить взаимоотношения”.

Сергей Маркедонов, научный руководитель “Кавказского диалога–2019”, к.ист.н., ведущий научный сотрудник ИМИ МГИМО МИД РФ, открыл программу вводной сессией об общих тенденциях развития Кавказского региона: “Российский Северный Кавказ по площади территории и численности населения больше трех независимых государств Южного Кавказа. Это говорит о значимости Кавказа для России с точки зрения как внутренней, так и внешней политики. Стране необходимо предсказуемое и стабильное соседство”. Эксперт отметил, что на сегодняшний день мировые СМИ говорят о Кавказе говорят гораздо меньше, чем раньше, однако регион остается турбулентным, и конфликты нельзя назвать ни разрешенными, ни замороженными. 

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД РФ Николай Силаев: “Говоря о Кавказе, нельзя не заметить, что набор обсуждаемых проблем не меняется уже десять лет. Мы из года в год говорим о несостоявшемся расширении НАТО, о состоявшейся евразийской интеграции, о перспективах признания частично признанных государств. Регион погрузился в рутину из-за того, что в оживленной борьбе России и Запада середины 2000-х за влияние на постсоветское пространство никто не победил. В итоге в регионе отсутствует активное противостояние, равно как и широкая договоренность о новом порядке”.
Николай Силаев подчеркнул, что влияние России в Закавказье, несмотря на сложности, укрепляется, по крайней мере, в сфере безопасности.

По мнению Андрея Коробкова, профессора политологии Университета штата Теннесси, американская внешняя политика в отношении Кавказского региона существует с 1995 года, но назвать ее эффективной сложно. США эпохи Дональда Трампа имеют индивидуальное мнение о Грузии, Армении и Азербайджане. Эксперт подчеркнул, что пока Трамп остается президентом, Грузия не станет членом НАТО, поскольку глава США выступает против расширения Альянса.

Керим Хас, к.полит.н., эксперт в области международных и турецко-российских отношений, считает, что Азербайджан, Грузия и Турция заинтересованы в расширении общих транспортных возможностей. "Железнодорожный проект Баку-Тбилиси-Карс, открытый в 2018 году, соединяет три страны и служит для увеличения торговли между странами Центральной Азии и Турцией, предлагая более выгодный маршрут, чем через Россию или Иран в экономическом плане.
Отношения Турции с Россией всегда имели прямые последствия для связей Анкары с постсоветскими республиками. Когда Анкара имела лучшие отношения с Москвой, она могла бы получить доступ к Южному Кавказу и Центральной Азии более простым и эффективным способом", – добавил эксперт.

Вали Каледжи, д.полит.н., ведущий научный сотрудник в области Центральной Азии и Кавказа Тегеранского университета, рассказал о взгляде Ирана на Кавказский регион. "Соединение железных дорог, соединение национальных электрических сетей, развитие таможенного сотрудничества, а также расширение торговых, спортивных и туристических связей – все это объединяет Тегеран, Грузию, Азербайджан и Армению. Несмотря на санкции США, наложенные на Иран, двусторонние и многосторонние связи с государствами Южного Кавказа получили дальнейшее развитие".

Координатор исследовательского центра по проблемам Евразии Венского университета Александр Дубови рассказал о кавказской стратегии Евросоюза, подчеркнув, что ЕС рассматривает Южный Кавказ как часть более широкого Черноморского региона. «Институционально отношения ЕС–Южный Кавказ являются частью более широкой Программы Восточного Партнерства и политики соседства ЕС.  Для ЕС программа “Восточного партнерства” направлена не столько на геоэкомику или геополитику, сколько на укрепление отношений со своими соседями». По словам эксперта, Евросоюз придерживается политики нейтралитета, основанной на международном праве. 

"Определенных интересов на Кавказе у Евросоюза нет, – добавил приглашенный профессор Женевского института международных отношений и развития Гражвидас Ясутис. – Однако ЕС можно назвать инструментом стабилизации ситуации в регионе. После развертывания European Union Monitoring Mission в Грузии в 2008 году стороны конфликта не вели прямой огонь и не были вовлечены в военные действия.  Расширение взаимодействия ЕС со странами Кавказа может способствовать налаживанию диалога".

После лекций участников ждала работа в группах по темам: "ЕС и ЕЭАС на Кавказе: проблемы соперничества и кооперации" и "НАТО и Россия на Кавказе: как минимизировать конфронтацию?". Презентация проектов участников состоится завтра, 24 сентября. 

Ежегодная международная научно-образовательная программа Фонда Горчакова "Кавказский диалог" в этом году проходит при содействии Кабардино-Балкарского университета и Ассоциации студентов вузов Северного Кавказа. 

Форум завершится 26 сентября.


Теги