Iranian Diplomacy: Центральная Азия как очаг активности экстремистов

26 марта 2015

В последнее время в Центральной Азии все больше распространяются разного рода экстремистские течения, а если верить новостным сообщениям, то по меньшей мере 4 000 граждан республик этого региона входят в состав террористических группировок, воюющих в Сирии и Ираке.

Об этом пишет Али Таи на страницах издания Iranian Diplomacy:

"На этом фоне продолжает расти напряженность между Россией и Соединенными Штатами, причем оба эти государства, ссылаясь при этом на потенциальные угрозы со стороны экстремистских сил, оказывают вооруженную помощь тем или иным центральноазиатским республикам, что в целом еще больше накаляет ситуацию в регионе.

На данный момент в Центральной Азии существуют два района возможного обострения отношений, где экстремистские группировки могут воспользоваться ситуацией в свою пользу. В первую очередь это Ферганская долина, расположенная на стыке Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. В случае возникновения беспорядков и дестабилизации обстановки в этом районе западным странам будет нанесен самый существенный урон. Вторым очагом нестабильности является протяженная северная граница Афганистана с некоторыми центральноазиатскими странами, в особенности Таджикистаном и Туркменией. Если кризис разразится на этом участке, это может угрожать безопасности России, Китая и Ирана.

Ферганская долина, включающая территории Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, на протяжении последних трех десятилетий была объектом серьезного внимания востоковедческих исследований на Западе, авторы которых, как правило, делали вывод о том, что будущее этого района туманно. Города Худжанд и Исфара — ключевые в этой долине — находятся на территории Таджикистана, Наманган, Андижан и Коканд, занимающие почти 90% ее площади, относятся к Узбекистану, а Ош и Джалал-Абад в восточной части принадлежат Киргизии. Пестрый этнический состав жителей Ферганской долины, многолетние конфликты на национальной почве, высокая плотность населения (на территории площадью 22 000 квадратных километров проживают 11 миллионов человек), нехватка земли и водных ресурсов, распространение религиозного экстремизма, неверная тактика местных властей, проявившаяся, в частности, в ходе массового расстрела демонстрантов в Андижане в 2005 году, активная деятельность разведслужб региональных и нерегиональных государств, пограничные споры, массовая контрабанда наркотиков и прочих товаров — все это в общей сложности создает условия для дестабилизации ситуации в регионе. При этом пострадают от такой дестабилизации в первую очередь западные страны, а не государства региона: все дело в инвестициях и экономической деятельности западных предпринимателей в нефтегазовой отрасли Узбекистана.

Полковник Тедди Дэнли, преподаватель университета при Министерстве обороны США, утверждает, что после вывода сил западной коалиции из Афганистана Ферганская долина непременно станет "вторым Пакистаном", то есть базой для разного рода террористов и экстремистов. Полковник убежден, что сейчас в этом районе крепнет исламское движение Узбекистана. Дэнли добавляет, что "Ферганская долина находится в центре внимания авторов превентивных программ Соединенных Штатов, которые Вашингтон планирует реализовать в отношении Центральной Азии", поскольку большинство западных экспертов считает, что Россия оказывает помощь исламскому движению Узбекистана, чтобы с его помощью пресечь чрезмерную тягу этой страны к Западу. Они убеждены в том, что будущее Ферганской долины зависит от того, на кого в конечно итоге будет ориентироваться Ташкент — на Россию или западные страны. Если Узбекистан выберет второй путь, то Ферганская долина превратится в сферу противостояния Востока и Запада, и ситуация в ней будет напоминать то, что сейчас происходит на Украине. При этом дестабилизация ситуации в Ферганской долине станет реальной проблемой только в том случае, если серьезные потрясения произойдут в самом узбекском правительстве, которому до сих пор удавалось в значительной степени контролировать этот район. Если ситуация будет развиваться по этому сценарию, кончина президента Узбекистана Ислама Каримова может положить начало политическому кризису, что в итоге подорвет стабильность в Ферганской долине. Необходимо также напомнить, что в настоящее время, по не подтвержденным пока еще сообщениям информагентств, состояние здоровья узбекского лидера оставляет желать лучшего. Возможно, именно по этой причине советник госсекретаря США одновременно с передачей Узбекистану 328 бронированных машин заявил, что страна нуждается в этой технике для борьбы с терроризмом и наркотрафиком. К слову, стоимость каждой такой бронемашины составляет 480 тысяч долларов, а общая сумма всей партии приравнивается к 154,16 миллиона. Это самая крупная военная помощь, которую Вашингтон когда-либо оказывал отдельно взятой стране Центральной Азии.

Россия, в свою очередь, пристально наблюдает за тем, что происходит на таджикско-афганской границе. Так, российский посол в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов, сообщив о сосредоточении на этом рубеже террористов из "Исламского государства", объявил его границей Организации Договора о коллективной безопасности, в отношении которой исходит угроза со стороны терроризма, а также добавил, что Москва предпримет все усилия для защиты этого региона. В настоящее время представители служб безопасности Афганистана тоже предупреждают о том, что в северном Афганистане на границе с Центральной Азией все заметнее присутствие группировок, которые соотносят себя с ИГИЛ. Утверждается, что экстремисты, обосновавшиеся в афганской провинции Бадахшан, также присягнули на верность "Исламскому государству" и заменили свои прежние флаги на черный стяг игиловцев. Сейчас на таджикской границе располагаются до пяти тысяч, а на туркменской — порядка двух тысяч боевиков из ИГИЛ. Афганские провинции Кундуз, Баглан, Сари-Пуль, Фарьяб, Джуазджан стали местом скопления террористов родом из Таджикистана, Узбекистана, Северного Кавказа, Саудовской Аравии и Пакистана. По всей видимости, именно по этой причине Владимир Путин в начале саммита членов Организации договора о коллективной безопасности в Москве в декабре 2014 года заявил: "Экстремистская группировка "Исламское государство" намерена расширять свою деятельность в Центральной Азии. ОДКБ должна быть готова противостоять подобной ситуации и предпринять превентивные меры. В таких условиях приоритетное значение необходимо отдать таджико-афганской границе и оказать финансовую и техническую помощь Таджикистану с целью модернизации его вооруженных сил». Вслед за этим заместитель министра обороны России, посетив российскую военную базу в этой центральноазиатской республике и осмотрев расположенную на ней военную технику, сообщил: "Оборонная мощь Таджикистана — это безопасность самой России. Мы убеждены, что за счет стабилизации Таджикистана и укрепления его вооруженных сил можно будет гарантировать безопасность России. Мне отдан приказ в самые сжатые сроки предпринять все возможное для еще большего укрепления таджикских вооруженных сил". Уже сейчас на своей военной базе в Таджикистане Россия разместила беспилотники "Застава", "Гранат" и "Лир". Эти самолеты спроектированы для выполнения разведывательных полетов в любое время суток, способны вести аэрофотосъемку, улавливать источники радиоволн и при необходимости выполнять штурмовые операции. Помимо этого, в рамках вооружения и оснащения вооруженных сил Таджикистана Россия разместила на территории находящейся там базы 201-й мотострелковой дивизии ракеты "Град", танки Т-72 "Урал" и учебное оборудование для отработки прицельной стрельбы, а также приступила к подготовке отрядов снайперов.

Одновременно с этим "Исламское государство" заявило об учреждении должности эмира и совета из 12 человек для управления "велаятом Хорасан". Группировка также сообщила о том, что на границе Пакистана и Афганистана сосредоточена армия численностью в 10 тысяч боевиков. Вероятно, это войско должно осуществить атаку на историческую территорию Хорасана, которая, с точки зрения игиловцев, включает области Пакистана, Афганистана, Северного и Восточного Ирана, пяти центральноазиатских республик, Западного Китая и Индии. Следует отметить, что командование группировки "Хорасан" прежде всего опирается на пуштунов, поскольку именно они за последние три десятилетия доказали, что могут активно сотрудничать с Западом, когда речь шла об отражении советских войск и борьбе с моджахедами. Эмир и другие 11 членов хорасанского совета являются этническими пуштунами. Трое из них — афганские пуштуны, а остальные родом из племенных районов Хайбар в Пакистане. Хафиз Саид Хан, которого самопровозглашенный халиф "Исламского государства" Абу Бакр Аль-Багдади назначил эмиром, является выходцем из района Уркази. Хафез Саид Хан не воевал в Сирии и Ираке и прежде не встречался с Аль-Багдади. Присягу ИГИЛ он принес совсем недавно, только в этом году, однако выбор именно этой кандидатуры говорит о том, что его покровители хорошо знакомы с исторической ситуацией в регионе и его этническим составом.

Само слово "уркази" означает "потерянный сын". Согласно пуштунской легенде, уроженцы этой области являются наследниками Самандар-шаха, без вести пропавшего сына древнего иранского правителя, который должен был унаследовать Большой Хорасан. Местным жителям хорошо известен такой термин, как "эмир". Западные спецслужбы пытаются его извратить, поскольку титул эмира ассоциируется в этом регионе с командирами джихадистов, воевавших с советскими частями в Афганистане. К примеру, эмирами исламской общины-джамаата в Герате были Бурхан ад-Дин Раббани и Мохаммад Исмаил Хан.

Сообщения об активности игиловцев в регионе официальные представители Пакистана и Афганистана связывают с пропагандой иностранных государств. Правительства центральноазиатских республик пока никак не комментируют эти данные, между тем руководство Узбекистана призвало страны СНГ помочь укреплению таджикско-туркменской границы. Как утверждают источники, линия возможных столкновений по этому фронту находится на севере афганских городов Балха, Герата и Кундуза, а также в провинции Бадахшан, поскольку за последние несколько лет она была местом активных действий экстремистов.

Узбекистан, согласно неписаному соглашению, поддерживает планы Америки в регионе. Не так давно Организация национальной безопасности Узбекистана через национальную прессу заявила о наличии доказательств в пользу того, что весной 2015 года ИГИЛ осуществит на территории этой страны несколько террористических актов, и поэтому потребовала укрепить таджико-киргизскую границу, подчеркнув, что страны региона могут положиться на надежность рубежа между Узбекистаном и Афганистаном. Очевидно, группировка "Хорасан" прокладывает свой путь к нефтегазовым районам Казахстана и России через Туркмению и Таджикистан. Учитывая наличие описанных выше двух очагов напряженности, сегодня экстремистские группировки в Центральной Азии определяют будущую линию фронта каждой из региональных и нерегиональных держав".

Источник – ИноСМИ.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги