Foreign Policy: Долгий путь из Афганистана

12 сентября 2013

На обширном рынке Буша в центре афганской столицы на продажу выставлена американская война. Этот лабиринт из 500 магазинов и лавок, названный именем вторгшегося в эту страну в 2001 году американского президента, является хаотичным торговым муравейником, где продаются товары, завезенные для снабжения натовских войск.

Об этом пишет Эми Феррис-Ротман на страницах американского издания Foreign Policy:

"На протяжении десяти с лишним лет тысячи грузовиков ежемесячно пересекают границу с Пакистаном, завозя продовольствие и прочие припасы, которые затем разворовываются, растаскиваются по рынкам и выставляются на продажу под жарким солнцем. Пачки печенья, банки кофе Maxwell House, бутылки с кленовым сиропом лежат рядом с военной формой, бронежилетами, очками ночного видения, устройствами GPS-навигации и даже с автоматами.

С конца 2011 года, когда начался вывод натовских войск из зон боевых действий в Афганистане, объем продаж украденного военного снаряжения резко вырос. Как говорят администраторы рынка, если раньше товарооборот составлял в сумме около 20 тысяч долларов в месяц, то теперь он равен 30 тысячам. Как-то раз мартовским утром Хафизулла Сафи обозревал свою империю черного рынка, сидя в хибаре из рифленого железа, которую он гордо именует офисом. "Американцы здесь не навсегда, – сказал мне этот старший администратор рынка Буша. – Но пока они здесь, это хорошо для бизнеса". Он ухватил себя за седую и куцую бороду, спускавшуюся ему на грудь, и начал смотреть на двоих афганских торговцев, которые вытирали пыль с военных радиостанций Falcon II, показывая их потенциальным покупателям. С удовольствием потягивая из банки теплый Mountain Dew, Сафи рассказал, что 70% товаров попадают на рынок с грузовиков и из контейнеров, принадлежащих натовским Международным силам содействия безопасности в Афганистане, основную часть которых составляют американские войска. "Чем больше закрывается баз, – сказал его юный помощник Ахмад, – тем больше мы зарабатываем".

Такой приток имущества международных сил на кабульский рынок – это лишь малая толика того, что имеется в этой стране у НАТО. Это свидетельство того, что коалиция начала с недавнего времени вывозить из Афганистана военную технику и оборудование. У одних только Соединенных Штатов здесь примерно 100 тысяч контейнеров и 50 тысяч машин. Вывоз необходимо закончить к 31 декабря 2014 года, когда все иностранные боевые силы должны будут покинуть Афганистан. Вывод американских войск, который оценочно обойдется казне в 6 миллиардов долларов, – это колоссальная задача. Это самый масштабный и самый сложный вывод для вооруженных сил США со времен Второй мировой войны. Ситуация осложняется еще и тем, что Афганистан не имеет выхода к морю, а отношения Америки с его соседями далеко не дружественные. Кроме того, вывод техники надо согласовывать по времени с выводом войск, дабы в стране было достаточно материально-технических средств для обеспечения остающихся здесь подразделений. Численность американских войск, которые составляют львиную долю коалиционных сил, действующих в Афганистане под руководством НАТО, к февралю планируется сократить до 34 тысяч, то есть вдвое по сравнению с сегодняшним уровнем. На пике кампании в 2011 году в Афганистане находилось около 100 тысяч военнослужащих.

"С точки зрения обслуживания и ремонта, с точки зрения боевого потенциала, с экологической точки зрения большая часть этой техники и оборудования выработала свой ресурс", – говорит бригадный генерал Стивен Шапиро, который до нынешнего лета занимал должность заместителя командира армейской части, отвечающей за вывоз боевой техники и вооружения. Он разговаривал со мной в кабульском штабе 1-го командования материально-технического обеспечения, где в зале столовой гудела его многочисленная команда тыловиков в камуфляже. Большинство из них жевали полуфабрикаты из брокколи и стручковой фасоли – так называемый "боевой паек", ставший последним дополнением к их рациону в момент, когда базы сокращают свой кухонный персонал. Сейчас командование Шапиро занимается свертыванием американских баз по всему Афганистану. На сегодня в стране осталось около 100 военных объектов НАТО из тех 800, что были развернуты здесь в конце 2011 года. Оно также отправляет на склады лома металл и неиспользованные грузовые контейнеры, надеясь укрепить крошечный афганский рынок железа. Как говорит генерал, войска сегодня "подъедают остатки", отказавшись от свежеприготовленной еды в пользу остающихся запасов высококалорийных индивидуальных пайков в вакуумной упаковке.

Это скучная и монотонная работа, которая не производит ярких впечатлений, но военные тыловики, такие как Шапиро, любят говорить о больших победах, которые достигаются благодаря их способности наводить порядок после сражений. Говоря об американском "отходе" из Афганистана (это военный термин, означающий вывод войск и боевой техники из района боевых действий), многие генералы приводили слова Дуайта Эйзенхауэра: "Нетрудно доказать, что войска выигрывают или проигрывают сражения, операции и даже войны в основном из-за тыла". Тщательно организованный и проходящий без сучка и без задоринки отход, говорит Шапиро, это важная "составляющая победы". Но после самой долгой войны в американской истории выполнить эту задачу будет непросто.

По сравнению с Афганистаном осуществить вывод войск и техники с прежних американских войн было намного проще. Это относится даже к Вьетнаму, где на пике войны в 1968 году было дислоцировано почти 540 тысяч американских военнослужащих. За два последующих года, когда численность американских войск в рамках планового сокращения уменьшилась на 150 тысяч человек, основная часть военной техники и имущества была переброшена на американскую базу на японском острове Окинава, и уже затем все это отправляли домой морем через Тихий океан. Остальная техника и оборудование были размещены на складах в более спокойных районах южного Вьетнама. Такой вариант в условиях нестабильной ситуации в Афганистане просто немыслим.

Вывод войск из Ирака также удалось осуществить довольно легко, хотя тыловики опасались, что там все может пойти наперекосяк. В период с 2010 по 2011 год через границу на американские базы в Кувейте было перевезено 120000 контейнеров с техникой, оборудованием и имуществом. Там все эти запасы можно было спокойно хранить на протяжении многих месяцев, а то и лет, прежде чем отправить домой морем. После себя американцы оставили десятки тысяч жилых автоприцепов, но почти все, что имеет военное применение, из Ирака было вывезено. В декабре 2011 года последняя американская военная автоколонна просто пересекла границу под покровом ночи и ушла.

Афганистан – это совсем другое дело, учитывая труднопроходимую местность, суровые зимы, когда температура регулярно опускается ниже нуля, причем существенно, а также угрозу оказаться без выхода к морским портам. Сегодняшние тыловики не забыли о репутации Афганистана – страны-гробовщика империй. Талибы часто указывают на катастрофическое поражение Британии в 1842 году в ходе первой англо-афганской войны, когда во время отступления из Кабула были уничтожены почти все британцы и осталась лишь маленькая горстка. Хотя во время советского вторжения в Афганистан в 1979 году войскам надо было просто проехать по дорогам Центральной Азии, бывшей частью СССР, выйти оттуда спустя десять лет по соединившему Афганистан и Узбекистан (так в тексте – прим. перев.) "мосту дружбы" им оказалось сложнее. Уходящие войсковые колонны у тоннеля Саланг часто попадали в засады, устраиваемые моджахедами вдоль петлявшей по горам Гиндукуша единственной дороги. Советам удалось вывести свои вертолеты и самолеты, однако ослабевшая сверхдержава оставила в Афганистане половину бронетранспортеров и танков, которые разбросаны по всему Афганистану, оставленные бежавшими солдатами. В январе этого года бригада строителей наткнулась на советский танк, закопанный прямо под штабом международных сил в Кабуле.

Сегодня НАТО специально оставляет в Афганистане часть своей техники и имущества в качестве "подарка" 352-тысячным вооруженным силам этой страны, которые в июне взяли на себя задачу по обеспечению безопасности. Это наследство включает в основном то оборудование и имущество, которое экстренно необходимо для поиска и обезвреживания самодельных взрывных устройств, а также бронированные машины, говорит генерал-лейтенант Ник Картер, который в июле с должности заместителя командующего международными силами в Афганистане был назначен командующим сухопутными восками Британии. Пустые грузовые контейнеры, побитые машины, а также металлические каркасы строений на базах отправляют на местные склады металлолома. Но в отличие от Советов основную часть боевой техники и имущества американцы заберут домой, включая такое ценное оборудование, как бронетранспортеры с защитой от мин и нападений из засад (MRAP) (эти чудовища песочной раскраски тройками курсируют по улицам Кабула) и артиллерию на транспортных средствах, которая применяется против талибов в Кандагаре и прочих местах. На аэродроме Баграм в часе езды от Кабула многочисленные машины MRAP выстроились в аккуратные шеренги и колонны в готовности начать долгий путь домой на свои базы и склады в самых разных точках США.

В основном в качестве маршрута вывода используется Пакистан, говорит Шапиро (во время войны боевую технику завозили в Афганистан тоже через него). Сначала техника и имущество перевозятся грузовиками. Им надо преодолеть более полутора тысяч километров по суше с крупных баз на юге и востоке Афганистана через протяженные и зачастую опасные участки пакистанской территории. После этого они попадают в шумный и многонациональный город Карачи, расположенный на берегу Аравийского моря. Затем их грузят на транспортные суда, которые отправляются в саудовский порт Джидду и египетский Порт-Саид, а затем пересекают Атлантику и прибывают в США. В целом длина пути составляет примерно 13 тысяч километров.

Автомобильными и морскими перевозками ведает объединенное командование стратегических перебросок ВС США, входящее в состав Министерства обороны и распоряжающееся воздушным, наземным и морским транспортом вооруженных сил. Его командующий Уильям Фрейзер регулярно приезжает в Афганистан из своего штаба в Иллинойсе, чтобы проконтролировать процесс перевозок. Мне удалось побеседовать с Фрейзером на большой площадке в военной части международного кабульского аэропорта, где рядом с ВПП стояло несколько серых транспортных самолетов С-5, блестевших на ярком солнце. Этот дородный и суровый генерал рассказал, что обычно заявки на перевозку военной техники из Афганистана через Карачи к месту назначения подают крупные международные транспортные компании, такие как сингапурская APL и американский логистический гигант Supreme Group. Договорившись с американскими военными о цене, подрядчик нанимает пакистанских субподрядчиков (перевозчики и мойщики), которые перевозят технику и готовят ее к отправке морем.

Такая серьезная зависимость от Пакистана лишь усугубила логистические проблемы Америки. Боевики в этой стране часто подрывают бензовозы, а на другие машины совершают нападения и грабят их. После этого их добыча попадает на черный рынок к таким продавцам как Сафи. Настоящую агонию у американцев вызвало закрытие пакистанского маршрута в конце 2011 года сроком на семь месяцев. Эта неудача до сих пор пугает логистиков и тыловиков. Когда в ноябре того года на границе с Афганистаном в результате американского авиационного удара случайно погибли 24 пакистанских военнослужащих, Исламабад перекрыл пути снабжения, и все натовские конвои из Афганистана и в него внезапно остановились. (Живущие в Кабуле иностранцы ощутили последствия спустя несколько месяцев, неожиданно оказавшись без контрабандного алкоголя.) В июле 2012 года пути снабжения открылись вновь, а в декабре Вашингтон и Исламабад окончательно договорились о том, что они не будут закрываться в обмен на повышение платы за проезд.

Когда маршруты снабжения сил НАТО оказались на замке, в главном порту Пакистана и на одном из самых загруженных пограничных переходов в Торкхаме несколько месяцев накапливались запасы продовольствия, топлива и оружия (по оценке Фрейзера, только в Карачи скопилось около 7 тысяч партий грузов). Там также накопилось немало военной техники, вывозимой из Афганистана. Эту массу только недавно начали развозить к местам назначения. Первая партия военной техники из Афганистана, а это несколько контейнеров и автомашин, прибыла в американский Джексонвилл, штат Флорида, лишь в апреле месяце. "Хочу сказать, что до закрытия границы в Пакистане ее ежемесячно пересекали 3500-3600 транспортных средств, – сказал Фрейзер. – И мы сейчас намерены вернуться к этим объемам перевозок". Назвать данные по объемам перевозок на сегодняшний день он отказался.

Когда говоришь с тыловиками, дипломатами и даже с торговцами на черном рынке Буша, понимаешь, что главная проблема – это всегда ухудшение отношений между Вашингтоном и Исламабадом. Всего за несколько часов до прихода к власти в июне месяце пакистанский премьер-министр Наваз Шариф повторил свое требование о том, что Соединенные Штаты должны прекратить удары беспилотников, заявив, что это является нарушением суверенитета его страны. Удары продолжаются, но поскольку Пакистан доказал, что в любой момент может перекрыть пути подвоза и эвакуации, всем ясно, что этот ненадежный союзник Америки действительно обладает рычагами влияния на Вашингтон. Некоторые высокопоставленные представители Афганистана и Запада рассказывали мне в Кабуле и Исламабаде, что Пакистан требует от США продать ему со скидкой американскую военную технику за использование его территории для перевозок. Представитель госдепартамента, попросивший не называть его имя, сказал, что такие "экстренные поставки" могут быть рассмотрены и осуществлены в качестве запасного варианта.

Но у США есть и другие пути из Афганистана, не проходящие по пакистанской территории. "Мы не складываем все яйца в одну корзину", – говорит Шапиро.

Существует еще три стратегии ухода. Прямой воздушный маршрут дает командованию стратегических перебросок возможность вывозить боевую технику из Афганистана в Соединенные Штаты напрямую. Кроме того, существует "многомодальный" вариант, предусматривающий привлечение третьих стран и переключение с сухопутных на воздушные и морские маршруты. Перебрасывающие технику самолеты американских ВВС проводят, например, дозаправку на базе в Таиланде, а суда с американскими грузами выходят из румынского порта Констанца на Черном море. Американское оборудование и имущество везут даже по Транссибирской железной дороге, чьи вагоны целую неделю тащатся по российской глуши из Москвы во Владивосток, после чего грузы отправляют по морю в штат Вашингтон.

Третий вариант – это Северная сеть доставки, созданная в 2009 году, чтобы снять часть логистической нагрузки с Пакистана. Как заявляют американские представители, это один из самых длинных в мире военных путей снабжения. Поскольку Россия издавна с опаской относится к НАТО, она не разрешает международным силам перевозить через свою территорию оружие. Однако небоевая техника и грузы вывозятся из Афганистана через бывшие советские республики Центральной Азии, а затем идут либо через Каспийское море в Южную Европу, либо через западную часть России, где их перевозят по обширной и современной железнодорожной сети через Восточную Европу в прибалтийские государства. Каждая единица техники и имущества может проехать в целом десять стран. Короче говоря, вывод войск и техники носит поистине глобальный характер.

Но конечно же, закрытие пакистанского маршрута превратило вывод из сложной, но решаемой задачи в настоящий логистический кошмар. Использование альтернативных маршрутов, таких как прямые воздушные рейсы в США, а также перевозка грузов через постсоветское пространство к северу от Афганистана в итоге обходится Пентагону в сто с лишним миллионов долларов ежемесячно, в то время как транзит через Пакистан стоит семнадцать миллионов. Это данные Министерства обороны. Постоянно меняющиеся потребности Пентагона и условия обстановки означают, что объемы перевозок по дополнительным маршрутам тоже постоянно меняются, а Фрейзер со своей командой колесит по разным континентам в попытке отыскать самые дешевые пути. В этом году, например, командование стратегических перебросок заявило, что по Северной сети доставки вывозится около 20% грузов в рамках вывода. А по заявлению Пентагона, к середине лета эта цифра снизилась до 4%.

Американские военачальники не рассказывают, какая часть грузов в процентном отношении уже вывезена, но настаивают на том, что все идет по плану. На сегодня афганцам передано несколько сотен баз, часть из которых способна вместить не более 30 военнослужащих. "Мы оставляем им полностью функционирующие базовые лагеря, – говорит Шапиро. – Это их страна, но мы по-прежнему возводим двойные стены с перегородками, строим сторожевые вышки, пользуемся генераторами". Но в Кабуле все уже думают об уходе: количество иностранных журналистов уменьшается, на улицах стало намного опаснее, а посольства еще больше укрепляют и без того забаррикадированные подходы и проезды, поскольку будущего не может знать никто. Лучше всего чемоданное настроение ощущается в штабе международных сил в центре Кабула. Ухоженный и огражденный со всех сторон сад, где за уютными столиками обедали дипломаты, генералы и солдаты, сейчас превратился в убогую, заросшую травой территорию с шаткими стульями и оконными рамами, требующими покраски. Здесь царит такое ощущение, что все скоро закончится.

А торговец Сафи с рынка Буша хоть и недоволен тем, что его коммерция скоро зачахнет, все равно считает вывод войск просто очередной страницей в длинной афганской истории встреч, расставаний и борьбы с иностранными державами. "Я мусульманин, – задумчиво говорит он, открывая очередную краденую банку Mountain Dew. – Я верю в Аллаха, а не в Америку".

Источник – ИноСМИ.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги