Эксперт о Закавказье: Осторожно, газовый вентиль открывается

24 апреля 2014

Визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Иран в самый разгар украинских событий и актуальности вопроса о стабильных поставках российского природного газа в Европу породил не только множество вполне естественных вопросов, но и спекулятивных тем.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"В частности, не пытается ли Баку, с благословления Запада, склонить к газовому сотрудничеству Тегеран, отбив тем самым у России часть ее экспортного рынка? И не обсуждал ли Алиев с президентом Ирана Хасаном Роухани вопрос раздела Каспийского моря с тем, чтобы подготовиться к решению вопроса поставок в Европу туркменского газа, как того желает Брюссель?

Напомним, что ирано-азербайджанские отношения не безоблачны давно и стабильно. Азербайджан раздражен дружбой Тегерана с Ереваном, а Иран недоволен военно-техническим альянсом Баку со своим заклятым врагом – Баку с Израилем. Камнем преткновения в отношениях между двумя государствами являются также территориальные споры, несовпадение позиций по разделу Каспийского моря, и еще кое-какие более мелкие расхождения.

Азербайджанские СМИ бодро и оптимистично отрапортовали о визите Алиева в Иран, уделив особое внимание его "кружевной" вербальной составляющей – восток есть восток. Что же касается делового сегмента визита, то в ходе его подписано несколько малозначимых меморандумов о сотрудничестве в разных сферах. Что более серьезно, стороны поставили подписи под соглашением о сотрудничестве в строительстве и эксплуатации Ордубадской и Маразадской ГЭС.

Кроме того, Алиев, которого принял и духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи, что придает визиту повышенную значимость, заявил о "прекрасных" возможностях сотрудничества в нефтегазовой сфере и других областях. "В то же время мы будем искать дополнительные пути для углубления сотрудничества в военной сфере. Сегодня также однозначны и совпадают наши мнения о сотрудничестве в сферах высоких технологий, информационно-коммуникационных технологий", - цитирует президента Азербайджана агентство "Тренд".

А вот отсюда – поподробнее. Что означают эти слова Алиева? То, что Азербайджан игнорирует санкции Запада в отношении Ирана и проводит независимую политику? Или что Тегеран, как полагают некоторые наблюдатели в Баку, заинтересован в налаживании отношений с Западом и нуждается в поддержке Азербайджана? 
Есть еще один вариант: Запад, посредством Баку, добивается реализации нежелательного для России проекта Транскаспийского газопровода с привлечением Ирана. Возможно также, что в контексте кризиса на Украине и бесконечных разговоров о санкциях против России, Запад перестал гнушаться иранским газом и рассматривает возможность его поставок в Европу через Азербайджан.

Отметим, что Россия обеспечивает почти треть потребности Европы в природном газе, и около половины объема его транспортировки осуществляется через территорию Украины. Азербайджан не в состоянии соревноваться в объемах поставок с Россией – в долгосрочной перспективе, даже при условии успешной реализации проектов TAP и TANAP, он сможет удовлетворить потребности Европы в газе только процента на четыре. А это означает, что европейцам, уже переборщившим с угрозами введения санкций против России, либо надо идти на попятную, либо привлекать новых поставщиков.

Почему бы не иранских вместе с туркменскими? Ведь Ирану принадлежит второе место в мире по объему разведанных запасов газа (хотя сам Иран считает, что располагает самыми большими запасами), а Туркмении – четвертое. Лидирующую позицию занимает Россия, а вот Азербайджан находится на 28-м месте. То есть, заполнить европейскую экспортную трубу в одиночку он не сможет по определению.

Как поступит Иран? Пожертвует ли он своими отношениями с Россией в погоне за газовым долларом или сумеет сохранить баланс между Россией и Западом, "простить" Азербайджану все его "грехи", и при этом обогатиться? Но как быть тогда с тесной военно-политической смычкой Азербайджана с Израилем и с периодической готовностью Баку предоставить свою территорию иностранным, а, главное, американским военным базам?

Но, отмечает издание Iran.ru, "… в российско-американской конфронтации Иран видит готовность Москвы противостоять гегемонии США, а поддерживаемые Баку планы расширения НАТО на Кавказ руководством ИРИ не могут оцениваться иначе как непосредственная угроза своему суверенитету. В перспективе Вашингтон считает, что Азербайджан будет вовлечён в блок НАТО. В этом контексте американцами Азербайджану отведена роль буферной зоны между Ираном и Россией. США являются архитектором милитаризации Каспия, главным образом, через Азербайджан. Американцы через НАТО хотели бы разделить Москву и Тегеран, блокировав стратегически важное и чрезвычайно чувствительное морское пространство Каспия".

Что же касается "мечтаний Баку о торговле иранским газом", продолжает издание, "Разговоры азербайджанского президента с Ираном о совместных поставках газа в Европу могут иметь лишь одну цель: угодить Западу готовностью к антироссийской солидарности, но в иранской повестке это совершенно неактуально. Азербайджан, несмотря на то, что особой выгоды от транзитных платежей туркменского газа не получит, сделал политический выбор в пользу США и Евросоюза, усиленно продвигающих этот проект. Баку готов даже закрыть глаза на ущерб его собственным экономическим интересам, ведь туркменский газ на рынке Турции усилит конкуренцию с азербайджанским газом".

Что же до Транскаспийского газопровода из Туркмении, максимум на что может пойти Америка – это позволить Азербайджану подключить к газопроводу, задуманному США как альтернатива российскому "Голубому потоку", иранский газ. Однако "Возможность реализации данного проекта беспокоит не только Россию, но и Иран. Москва и Тегеран выступают против строительства газопровода по дну моря из-за высокой сейсмической нестабильности южной части Каспия".

Между тем, Иран открыто заявляет о своем намерении играть все большую роль на мировом газовом рынке, однако быть конкурентом России он вроде бы не хочет. Как передает ИТАР-ТАСС со ссылкой на немецкую газету Handelsblatt, министр промышленности, рудников и торговли Ирана Мохаммад Реза Нематзаде сказал следующее: "Мы хотим в будущем играть все большую роль на мировом газовом рынке. Иран сегодня располагает самыми большими запасами природного газа в мире. Мы работаем над масштабным проектом по строительству газопровода, посредством которого "голубое топливо" с юга ИРИ поставлялось бы на северо-запад, к границам Турции. Уже оттуда мы могли бы экспортировать энергоноситель в страны Запада".

Министр подчеркнул: "Мы не хотим быть конкурентом России. При этом мы знаем, что потребность европейцев в газе становится все больше, и хотим получить свою часть (рынка – прим.ред.)". Правда, Нематзаде не уточнил схему, позволяющую избежать конкуренции с Россией в поставках иранского газа в Европу.

То, что Иран рассматривается в качестве мирового поставщика газа, подтвердил в беседе с агентством "Интерпрессньюс" и академик Академии естественных наук Грузии, эксперт в вопросах экономики Александр Твалчрелидзе. Он не исключил обновления проекта Nabucco с привлечением к нему Ирана, что "значительно навредит экономической модели России".

При этом если проект Nabucco возобновится, Азербайджан, полагает эксперт, вовлечен в него не будет. Самым "дешевым и правильным путем" он назвал транспортировку иранского газа в Европу через Армению и Грузию. Эксперт, кроме того, заявил о высокой вероятности поставок газа в Грузию в обмен на воду. Но при таком раскладе возникает вопрос – позволит ли Россия Армении транзит иранского газа в Европу, если он составит серьезную конкуренцию газу российскому. И, кроме того, какая судьба уготована российскому "Южному потоку"?

Словом, газовые пути неисповедимы, и, что самое главное, они в большей степени являются инструментами политики, нежели экономики. Как следствие, складываются новые, порой парадоксальные геополитические альянсы, и рушатся старые "дружбы". Последнее вполне возможно в случае Ирана и России, лоббировавшей интересы Тегерана вообще, а на Женевских переговорах – в частности. Новая же "дружба" на почве газовых интересов может зародиться между Ираном и Турцией, которая выигрывает от строительства почти всех экспортных трубопроводов – она станет мощным газовым хабом, и, соответственно, ключевым игроком на Ближнем Востоке.

Все это, однако, теории. На деле все может обернуться иначе. В частности, Иран и Россия, воспользовавшись нерешенностью правового статуса Каспия, могут сорвать строительство Транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан и далее в Европу, чтобы не допустить усиления независимости этих двух стран. С другой стороны, если США пойдут на радикальное сближение с Ираном, экспортный статус Азербайджана автоматически понизится, равно как его статус ключевого партнера США в Каспийском регионе. А это очень устроит и Иран, и Россию".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги