Блогер: Спасет ли федерализация Украину?

01 сентября 2014

Чем скрупулезнее считают свои убытки западные бизнесмены от ответных санкций России и чем ближе к осени, тем быстрее происходит протрезвление европейских политиков. Об этом свидетельствует и сенсационное и недооценное западными и украинскими СМИ признание канцлера ФРГ Ангелы Меркель, сделанное ею после визита в Киев и встречи с Петром Порошенко. В дословном переводе это звучит так: "Если бы Украина сказала, что мы идем в Евразийский союз теперь, то ЕС никогда бы не воспрепятствовал этому, но настоял бы на добровольном решении". Дальше – больше. Оказывается, "украинский народ, конечно, должен иметь возможность выбирать свой путь" и даже — "украинские действия не должны вредить России".

Поняла ли сама канцлер Германии, что она сказала? В адекватности Меркель усомниться трудно – тем большее удивление вызывает этот предлагаемый поворот в отношениях ЕС-Украина–Россия. (И, похоже, ЕС-США – в контексте происходящих на Украине событий.) Перевод этой знаковой фразы с упоминаем Евразийского союза с немецкого языка на политический может означать, что в ЕС засомневались в постмайдановских решениях Киева. Более того – там больше не уверены в созданной Европой при давлении США новой политической конфигурации Старого континента. Ведь эта архитектура кардинально изменилась после того, как Украина все же подписала с Европейским союзом договор об ассоциации.

Впрочем, трудно поверить в простодушные благие намерения неожиданно прозревших западных партнеров. Скорее всего, на умы и настроения европейских лидеров повлияла современная украинская реальность, которая возникла, как ни крути, в результате подзадоривания европейцами и американцами пассионарно настроенных украинцев, уверовавших в то, что стоит стране подписаться под договором об ассоциации с ЕС, и все они заживут, как на Западе. (Пропаганда, как всегда, сыграла с людьми злую шутку.)

В западных оценках реальных потерь Евросоюза в результате событий на Украине перевесила, как всегда, непреходящая ценность "своя сорочка ближе к телу".

Похоже, заварив кашу, обнадежив страну с многомиллионным населением, Европа решила потихоньку снять с себя ответственность за ее дальнейшую судьбу. Потому что эта ответственность в пересчете на презренный металл выливается в неподъемные для Евросоюза суммы. Тут, как говорится, дай Бог со своим внутренними делами справиться. Слишком много оказалось в ЕС постсоветских нахлебников, которые приплыли в Европу на волне глобального геополитического передела мира в 1990-е. Боливар еще одного, тем более, ведущего войну, не вытянет.

Кроме того, Европе стало окончательно ясно: чтобы облегчить собственную участь и выйти из того угла, куда она сама себя героически загнала, надо попытаться наладить отношения с Москвой. (Отсюда совершенно невозможные еще полгода назад заявления, что "украинские действия не должны вредить России".) Европа, анализируя события на Украине и вокруг нее, увидела: Москва уже давно не та, что была после распада СССР. Путин — не Ельцин, а Лавров – не Козырев. Именно это обстоятельство Запад не учел, когда принимал решения о санкциях против нее. Стало ясно, что даже после, можно сказать, несерьезного ответа России Европа оказалась в состоянии известной унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла.

Еще один подтекст, выплывающий из заявлений Меркель, — наступление осенних и зимних холодов. Газ. Европа вовсе не желает из-за украино-российского противостояния оказаться вновь перед ужасом быть переохлажденной. Европейская зима 2009-го тревожно сигналит осени 2014-го. Запад дал денег Украине на погашение долгов перед Москвой за газ, однако партнеры потратили их на что-то другое – Арсений Яценюк во вскрытой хакерами переписке цинично вещал: "Газпром" подождет. Да, конечно, подождет – у него нет выбора. Но Европа ждать точно не хочет. Призрак собственного "холодомора", который бродит по ее ухоженным и сытым просторам, пугает и заботит больше, чем судьба целого народа, которому она бросила "кость" надежды с барского стола.

Замечу, что новые веяния в европейской политике, обозначенные тихим и где-то даже стыдливым отползанием от своих прежних бравурных лозунгов и обещаний Украине, наверняка были согласованы с Соединенными Штатами. Ведь не Порошенко же, ей Богу, принимает решения. Страна давно уже на внешнем американском управлении. Европа же – партнер и военно-политический союзник США, и ей тоже приходится маневрировать меж двух огней – Вашингтоном и Москвой. Это значит, что заявления Меркель о том, что Украина отпускается в свободное плавание, но так, чтобы "не навредить России", как минимум, были проговорены и согласованы с Обамой.

Во время своей встречи с Порошенко и в интервью немецким журналистам Меркель высказала еще одну очень трезвую мысль, подтверждающую решительный поворот Европы в отношении Украины в сторону интересов и позиции России. Речь идет о том, что канцлер неожиданно высказалась едва не словами Путина – за федерализацию Украины, стыдливо (или лукаво) назвав ее "децентрализацией".

Видимо, чтобы облегчить ей задачу в Киеве, накануне ее поездки вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль в интервью газете Welt am Sonntag заявил: "Территориальная целостность Украины может быть сохранена лишь в том случае, если правительство пойдет навстречу регионам с русскоязычным большинством. Разумная концепция федерализации представляется мне единственно возможным вариантом".

Меркель, балансирующей между Путиным и Обамой, чтобы "замазать" эти разночтения, показать перед Киевом и США свою неангажированность, пришлось публично пуститься в смысловые объяснения, мол, то, что в Германии подразумевается под федерализацией, на Украине, согласно сообщениям СМИ, называется децентрализацией. (А в общем, что в лоб, что по лбу.)

Оказывается, надо было убить тысячи людей на востоке страны, а также – добровольцев из Национальной гвардии и армейских участников АТО (а на самом деле – войны), испортить отношения с Россией, оказаться перед перспективой перекрытия газового вентиля накануне холодов, посчитать убытки от собственных и встречных санкций России, чтобы выучить урок: единой Украины нет. И не будет. Без федерализации ее может не оказаться вообще никакой.

Провидцем оказался диссидент, депутат и кандидат в президенты Украины Вячеслав Чорновил, который в своей программе еще 23 года назад написал о необходимости украинской федерализации. Это было очевидно уже тогда, когда я по его просьбе вместе с ним в той предвыборной президентской кампании ездила по южным русскоязычным регионам Украины. Даже несмотря на его лояльность по отношению к русскоговорящим избирателям, они уже в то время без восторга относились к тому, что он приехал с Запада – значит, "бандеровец".

Ружье, повешенное Лениным-Сталиным-Хрущевым-Кравчуком, выстрелило через многие десятилетия при Януковиче-Порошенко. Жизнь показала, что если бы еще в то время, после распада СССР и объявления Украиной независимости, избранный первый президент Леонид Кравчук прислушался к своему оппоненту с запада страны, хорошо знающему менталитет своих соотечественников, то новейшая история государства могла бы быть совсем иной.

Масла в огонь идеологического разброда и шатаний в стране подлил Виктор Ющенко, сделав в последний день своего бесславного, в итоге, президентства героями Украины Бандеру и Шушкевича, сотрудничавших с гитлеровцами. Это вызвало не только неприятие и возмущение в соседней Польше, но и тихое (тогда) роптание восточно- и южно-украинского населения. Для него это не герои, а убийцы. Для большинства людей востока и юга герои – это Суворов, Жуков, погибшие в борьбе против фашизма предки и Неизвестный солдат. Те, кого многие сейчас презрительно кличут в украинском сегменте Интернета "колорадами", "ватниками" и "нашидедывоевали".

Однако кажется, что Европейский союз в лице Ангелы Меркель и ее заместителя с их "свежей" идеей украинской федерализации безнадежно опоздали. С такими же усилиями, как в разгар Майдана Запад насаждал на Украине (в пику России) евроассоциацию, следовало бы делать и "прививку" этой самой федерализации. Объясняя населению, что это – нормальная практика в Европе и в мире.

Теперь же, по-видимому, поезд ушел – вместе с кровью и смертями тысяч мирных людей. Теперь, после ужасов войны, когда украинцев натравили (и продолжают) убивать украинцев во имя торжества одной идеологии над другой, вряд ли Донбасс захочет даже номинальной федерализации. Страна в самом центре Европы уже идет вразнос.

Алла Ярошинская

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова.

Теги