Айк Халатян: "Закручивания гаек" в Армении не будет

02 августа 2016

Что стоит за захватом заложников в Ереване и каких шагов Армения ждет от России на фоне ее примирения с Турцией, рассказал политический обозреватель Айк Халатян.

— Для тех, кто не следит за ситуацией в Армении, события последних дней стали полной неожиданностью. Вчера члены вооруженной группы "Сасна црер", наконец, отпустили всех заложников и сдались властям. Но что спровоцировало их захватить полк ППС, чего они пытались добиться?

— Дело в том, что в настоящий момент в стране очень тяжелая социально-экономическая обстановка, которая, естественно, вызывает недовольство населения. Неспособность властей решить эту проблему только усугубляет ситуацию.

Кроме того, многие в Армении сегодня недовольны, что выборы не отражают настроения, которые есть в обществе. У подавляющей части граждан возникает своеобразная апатия по отношению к политическим процессам в стране. Но у части оппозиционно настроенных сил — правда, довольно малочисленной — идет крен в сторону радикализма. Они считают, что накопившиеся вопросы нельзя решить законными политическими методами, поэтому единственный шанс — это насильственная смена власти.

Некоторые члены "Сасна Црер" принадлежат к движению "Предпарламент" (известному также как "Учредительный парламент"), которое неоднократно участвовало в стычках с органами правопорядка. У него нет широкой массовой поддержки, но при этом там тоже есть люди, которые пользуются определенным уважением, несмотря на то, что абсолютное большинство не разделяет их взгляды.

— А как армянское общество отреагировало на захват заложников?

— Захват заложников, разумеется, все осуждают. Однако членов "Сасна Црер" никто не воспринимает как террористов. Более того, во избежание недовольства со стороны общественности их так не называют и представители властей, за исключением Службы нацбезопасности. Всем арестованным предъявлены обвинения по другим статьям.

Кроме того, обратите внимание: при освобождении заложников власть сделала все, чтобы избежать жертв и лишнего кровопролития. Пострадавшие участники вооруженной группы, за исключением одного, были ранены в ноги. Это говорит о том, что был приказ не стрелять на поражение. Причиной такого решения стали серьезные опасения, что если прольется кровь, то это приведет к серьезному росту протестных настроений в обществе.

— Каких действий сейчас стоит ожидать от властей? Готовы ли они к началу общественного диалога?

— Если власти не придумают никаких шагов по дальнейшему реформированию политической системы и улучшению социально-экономической ситуации, то, боюсь, подобные акции могут повториться.

Но положительные сдвиги все-таки намечаются. Один из сигналов — это недавняя конституционная реформа. Да, все понимают, что власть пошла на нее в своих собственных интересах. Но эта реформа, на мой взгляд, приведет к позитивным процессам. Политики будут вынуждены заниматься реальным строительством партий, роль которых должна усилиться.

На мой взгляд, президент Серж Саргсян — прагматичный политик, и он несомненно сделает для себя определенные выводы из этих событий. К тому же надо понимать специфику Армении. Она не может отгородиться от всего мира, и это обстоятельство оказывает свое влияние. Так что какого-то резкого "закручивания гаек" я не ожидаю.

— Скажите, а насколько Армении сегодня угрожают риски, которым подвержен регион Закавказья в целом?

— Они угрожают Армении в гораздо меньшей степени, чем ее соседям. Во-первых, это мононациональная и монорелигиозная страна. Во-вторых, надо учитывать ее членство в ОДКБ и военно-политические отношения с Россией. Поэтому процессы, идущие на Ближнем Востоке, не представляют для нее такой опасности, как для Азербайджана и Грузии.

Вместе с тем, ближневосточная нестабильность представляет большую угрозу для армян, проживающих в регионе. К примеру, в Сирии была одна из самых мощных армянских общин в мире. Сейчас ее фактически нет. На Ближнем Востоке последняя крупная община армян осталась в Ливане.

Для Армении все-таки значительно более опасны региональные конфликты. Как показали апрельские события, все далеко не так спокойно, как привыкли думать. В любой момент замороженный конфликт может обернуться войной.

Из положительных моментов можно отметить исчезновение угрозы военного столкновения между Россией и Турцией.

— На Армению как-то повлиял российско-турецкий конфликт?

— С одной стороны, за этот период никаких изменений не произошло. У Армении исторически очень сложные отношения с Турцией, которая в знак поддержки Азербайджана осуществляет блокаду нашей страны, у нас отсутствуют дипломатические отношения.

С другой стороны, если бы конфликт России и Турции усилился, это плохо сказалось бы на Армении, так как на ее территории находится российская военная база, а границу защищают российские пограничники. Поэтому прогресс в диалоге России и Турции в интересах Армении.

Правда, сейчас звучат опасения, подогреваемые определенными силами, что в результате этого сближения пострадают армянские интересы.

— Какие, например?

— В Армении опасаются, что повторится ситуация начала 1920-х годов, когда большевики попытались во многом за счет армянских интересов наладить союз с Ататюрком. И сейчас в Армении муссируются слухи, что в ходе сближения с Анкарой Москва попытается добиться от Еревана уступок в карабахском конфликте.

— И каких шагов Армения ждет от России в данной ситуации?

— В Армении ожидают, что в рамках сближения с Турцией Россия будет поднимать вопрос закрытой границы. Ведь озвучиваемые до ноябрьского инцидента с уничтожением российского Су-24 инициативы о более тесном сотрудничестве Турции с Евразийским союзом, вплоть до создания зоны свободной торговли, будут выглядеть довольно странно на фоне блокады Турцией одного из членов союза. Да они и не имеют особых шансов на реализацию, с учетом наличия у Армении права вето в ЕАЭС.

Беседовала Татьяна Хрулева

"РОСБАЛТ" – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги