Антирусский мир: проявление в менталитетной сфере

08 августа 2014

Формирование антирусского мира выстраивалось на протяжение многих лет на всем постсоветском пространстве, однако его проявление происходит не в географической, но прежде всего в менталитетной сфере, считает Павел Родькин, эксперт в области брендинга и визуальных коммуникаций, кандидат искусствоведения, член Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня".

Как негативная идентичность уничтожает русский мир

Украина осуществила иррациональный разрыв с Русским миром, ведущий ее к гибели. Одной из причин этой катастрофы стала навязанная и принятая обществом негативная идентичность "антирусского" мира в форме массовой истерии. Негативная идентичность является инструментом современной геополитики, которым активно пользуется США. Может ли современная Россия противостоять этому гуманитарному и коммуникационному оружию, тем более что именно СССР впервые в полной мере испробовал на себе его разрушающее действие?

Негативная идентичность: уроки холодной войны

Технология внедрения в общественное сознание негативных идентичностей была использована против СССР, став одним из самых эффективных инструментов разрушения противника изнутри. Советское, а затем и российское общество не могли понять произошедшего, такова была мощность и "незаметность" обработки общества. На самом деле, только сегодня эти процессы обнажают и наглядно демонстрируют, как зеркало, события на Украине, носящие отрезвляющий для российского общества и части элит эффект.

Суть феномена негативной идентичности заключается в принятии обществом (как на персональном, так и на массовом уровне) навязанного извне критического неприятия собственной культуры, истории, социальной системы и государства. Негативная идентичность формирует специфическую и, напротив, некритическую картину мира и позитивного образа внешних сил, создавая иллюзию принадлежности к ним.

Оппозиция собственному обществу реализуется через социальные (классовые), культурные, религиозные, национальные и этнические противоречия в обществе, которые обостряются, а иногда создаются искусственно через массовую негативную идентификацию. И жертва становится добровольным и самым преданным помощником своего убийцы.

Негативная идентичность — вирусная технология внутреннего саморазрушения общества и, как следствие, государства, которая развивается в "менталитетной" сфере, как ее определяет Александр Зиновьев. Технологически менталитетную сферу можно разделить на разработку, аккумулирование и внедрение в сознание людей определенной системы ценностей, вовлечение их в определенные действия, связанные с их мыслями.

Менталитетная сфера формирует отношение людей к политическим и социальным процессам, определяющее их действие или бездействие в переломных ситуациях. Усложнение общества, а затем и скачкообразное развитие сетевых технологий привели к потери государством герметичности менталитетной сферы и монополии над ней.

В последние годы существования СССР негативная идентичность проявила себя через отрицание, высмеивание и неверие в идеологию, ценности и символы страны. С этого момента победа антисоветского мира была предопределена. Но победивший антисоветский мир сразу же превратился в антирусский мир: "целили в коммунизм, а попали в Россию", — по выражению Зиновьева.

Антирусский мир: трагедия Украины

Формирование антирусского мира происходит не в географической, но прежде всего в менталитетной сфере. Несмотря на то что антирусский мир выстраивался на всем постсоветском пространстве, в полной мере этот проект был реализован на Украине, и реализован он был через негативную идентичность.

Конфликт между украинцами и русскими с точки зрения Русского мира — абсурден и немыслим. Украинская идентичность, хотя изначально была антирусской, искусственной и суррогатной (собственно это был австро-венгерский и немецкий проект начала ХХ века), получила новое позитивное развитие в СССР. Советский и Русский мир принял Украину и сделал ее своей частью. Ведь для России, которая может существовать в самых разных формах (империи или федерации), нет проблемы интеграции самых разных этносов, национальностей, культур и религий.

Современная Украина искренне считает себя частью Европы и абстрактного Запада не географически или атрибутивно, а прежде всего ментально. Наивная вера в выдуманный "еврокоммунизм", которая захватила украинское общество, носит иррациональный и некритический характер и подпитывается радикальным противопоставлением России. Даже если идеологической основой и содержанием этого противопоставления становятся последние отбросы человечества наподобие фашистских карателей времен Великой Отечественной войны.

Идентичность современной Украины носит инфантильный и агрессивный характер, в рамках которой украинское общество необратимо теряет способность к трезвому анализу ситуации. Проблема заключается в том, что каково бы ни было могущество виртуальной идентичности "украинства" и обслуживающих ее СМИ, растущие с каждым днем жертвы гражданской войны и надвигающаяся экономическая катастрофа — реальные.

Впрочем, судьба Украины Запад не волнует: Европа рассматривает Украину как рынок сбыта, США — как новый фронт против России. Не понимает этого только украинское общество, которое, приняв негативную идентичность антирусского мира, перестало быть не только политическим или экономическим, но и историческим субъектом.

После Украины: угрозы для России

Историческая судьба Украины предрешена. И здесь со всей остротой встает вопрос: выдержит ли Россия агонию Украины, которой будет сопутствовать усиление давления глобального Запада?

Опасность активизации внутренних менталитетных вирусов сохраняется и в самой России. Ведь менталитетная сфера антирусского мира — не абстрактная категория, она формирует социальную среду (причем среду элитную) и институты, которые заняты внедрением негативных идентичностей внутри социума.

Процесс деградации общества продолжается, хотя несколько ослаб благодаря прививке, которую сделали украинские события. Но понимание социальной реальности и механизмов современного мироустройства остается на низком уровне. Иммунитет перед негативным и манипулятивным информационным воздействием в российском обществе находится, скорее, на инстинктивном уровне.

Идеология превосходства Запада, собственной неправоты, второсортности и нецивилизованности до сих пор продолжает разделяться частью активного общества и вбиваться в головы общества на самых разных уровнях. Критическое мышление общества (особенно у т.н. креативного класса) остается на очень низком уровне, делая его легким объектом манипуляции, что показала попытка "белоленточной" революции 2011-2012 годов. Эту ситуацию самым наглядным образом иллюстрируют сегодня социальные сети.

Чтобы противостоять негативной идентичности, необходимо начать переводить и объяснять политический язык Запада, в котором вещи означают противоположное не только на уровне пропаганды, но и на уровне системного политэкономического, социологического и философского знания (что грозит власти либеральных элит). В противном случае новый сокрушающий удар по Русскому миру и в этот раз будет нанесен не извне, а изнутри самой России.

Источник – РИА "Новости".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги