Алексей Фененко: Снятие санкций с Ирана - не стоит обольщаться

20 июля 2015

Я сильно опасаюсь, что после достигнутой договоренности республиканцы на выборах начнут упрекать администрацию Обамы в сдаче позиции по Ирану. И они сделают одним из своих предвыборных лозунгов расторжение соглашения с Ираном.

Об этом пишет ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко для интернет-издания "Кавполит":

"Не будем обольщаться. Уже было два более серьезных соглашения по ядерной программе Ирана: в 2004-м и в 2009 годах, и оба они провалились. В частности, парижские соглашения 2004 года, когда Иран на полгода приостановил обогащение урана, но спустя полгода возобновил, и соглашение провалилось. Так что не будем утверждать, что сейчас достигнуты исторические прорывные договоренности. Пока достигнут некий компромисс.

Никто пока Иран-то не выпустил из-под санкций. Отменить санкции – это целая проблема. Во-первых, есть уже необратимые санкции по резолюции №1929 от 2010 года. Чтобы их отменить, нужна совершенно новая резолюция Совбеза. И я еще не знаю, как на это отреагируют Соединенные Штаты, Великобритания и Франция. Кто-то из них может наложить вето...

Второй момент: отменить американские санкции тоже очень сложно. Нужно не одно, а несколько голосований в Конгрессе, это сложная процедура. Эта бюрократическая волокита может занять года три... Так что я бы не сказал, что так легко в одночасье взять и отменить все эти санкции. Мечтаний тут больше, чем реальности.

Думаю, здесь есть два варианта. Первый: Иран тянет время для проведения своих ядерных исследований. И второе: Иран может добиться, скажем так, легализации своей программы обогащения урана, чтобы за ним хотя бы признали это право. Пусть письменно, пусть в ограниченной форме. Что же касается США, им просто нужно продемонстрировать хоть какой-то успех на Ближнем Востоке.

В тоже время Иран — достаточно изолированная страна на Ближнем Востоке. Думаю, у него сейчас нет потенциала, чтобы закрепить свои позиции в регионе. Скорее всего, американцы будут пытаться втянуть Иран в военный конфликт с ИГИЛ. И они уже пытались это сделать минувшей осенью, но ничего не вышло. Иран понимает, куда его пытаются втянуть, и не идет на военный конфликт с "Исламским государством".

Во-первых, это будет кровопролитная война, а во-вторых, в Ираке огромное количество суннитов, которые относятся к Ирану, мягко говоря, негативно. И ввод иранских войск в Ирак будет означать конфликт с иракскими суннитами. То есть это втягивание Ирана в долгосрочный военно-политический конфликт. Американцы в этом, конечно, заинтересованы, но я не думаю, что в этом заинтересован сам Иран.

Я сильно опасаюсь другого — что после достигнутой договоренности республиканцы на выборах начнут упрекать администрацию Обамы в сдаче позиции по Ирану. И они сделают одним из своих предвыборных лозунгов расторжение соглашения с Ираном.

И мне интересно, почему Иран пошел на такие сильные уступки по двум статьям. Нет снятия оружейного эмбарго и того, чего он добивался последние 10 лет, — письменных гарантий безопасности о ненападении со стороны США.

Есть хороший пример Северной Кореи, которая заключила рамочное соглашение в 1994 году, что позволило выиграть 10 лет для создания реального ядерного оружия. Но у Ирана пока нет потенциала для создания ядерного оружия, в отличие от Северной Кореи.

Что касается нефти, цены на черное золото обваливались весь последний год. Кстати, я думаю, что это связано не в последнюю очередь именно с иранским сюжетом. Дело в том, что цена на нефть подскочила в 2004 году — сразу когда начался кризис вокруг ядерной программы Ирана. И не исключено, что одним из главных факторов таких завышенных цен стало ожидание скорой войны между США и Ираном.

Но как только стало понятно, что война не состоится в ближайшее время, цены на нефть, естественно, пошли вниз.

Более того, обваливать цены на нефть невыгодно сегодня и самому Ирану. Есть и второй момент: у Ирана пока еще нет технологических возможностей, которые позволили бы ему так резко обвалить цены на нефть. И, кроме того, это невыгодно Саудовской Аравии. И это уже более серьезный момент, поскольку в таком случае монархии Залива смогут предпринять активные действия против Ирана.

Военные действия они, конечно, не начнут, потому что боятся Ирана, который намного сильнее Саудовской Аравии, Кувейта и Эмиратов вместе взятых, но они могут начать воздействовать на ситуацию через своего союзника — Соединенные Штаты.

Что касается России, я не вижу, что может в этой ситуации нанести ей сильный урон. Вообще, если вдуматься, Россия защищала не Иран, Россия защищала саму себя в иранском кризисе.

Задача России была не допустить еще один прецедент принудительного разоружения какого-либо государства и сохранить договор о нераспространении ядерного оружия. Ведь в общем-то в чем вся подоплека иранского кризиса?

Во-первых, есть договор о нераспространении ядерного оружия, в котором есть 4-я статья, по которой все неядерные страны имеют право на атомную энергетику. Если мы допускаем, что Иран не имеет права обогащать уран, значит, создается прецедент, что не все страны имеют право на атомную энергетику.

То есть по факту это был бы пересмотр статьи договора о нераспространении. И в Москве опасаются: а не дойдет ли однажды очередь до нас. Думаю, именно в этом заключается основная игра.

И, кроме того, мы жили спокойно до 2006 года, когда Иран добывал и поставлял нефть на мировой рынок. Так что я бы не сказал, что здесь резко что-то изменится для Москвы.

И я не бы не сказал, что Иран может составить серьезную конкуренцию "Газпрому". Во-первых, у Ирана нет газопровода в страны Евросоюза, тем болеет их нет в Индию и Китай..."

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги