Алексей Дзермант: Беларуси придется выстраивать отношения с Украиной или ее частями

08 сентября 2014

В прошлый вторник в Минске состоялись переговоры стран Таможенного Союза, ЕС и Украины. Затрагивалась и тема Новороссии. В Минске сегодня собирается контактная группа по Украине, куда входят и представители Донецкой народной республики. Президент Беларуси занял позицию открытую как к нынешним киевским властям, так и к России. Зачем он это делает, какова позиция Беларусь в конфликте, эти и многие другие вопросы мы решили обсудить с экспертом белорусского аналитического центра «Цитадель» политологом, философом и этнокультурологом Алексеем Дзермантом.

- Алексей, как Вы думаете, какими соображениями руководствовался Президент Беларуси, когда созывал недавнюю встречу в Минске?

Я вижу несколько мотивов. Во-первых, исходя из вполне рациональных оснований руководство Беларуси крайне заинтересовано в скорейшем разрешении конфликта на Украине, ведь это наш сосед, а украинцы – близкородственный народ, с которым нас ввязывают множественные экономические и людские связи. Любая страна стремится минимизировать риски или устранить их, когда рядом подобный очаг нестабильности. Второй мотив, скорее всего личный – Президент Беларуси А.Г. Лукашенко действительно считает, что всё происходящее на Украине – это настоящая трагедия, которую он принял близко к сердцу и поэтому стремится доступными способами способствовать установления там мира.

Зачем Беларуси выступать инициатором переговорного процесса между Россией и Украиной? Удалась ли «миротворческая миссия» Лукашенко, или была какая-то другая цель?

Беларусь в данном случае выступает как переговорная площадка, приемлемая как для России, так и для Украины и даже для ЕС, потому что с одной стороны она является военно-политическим союзником России, а с другой – сохранила канал коммуникации с новыми киевскими властями.

Говорить об «удаче» или «неудаче» миротворческой миссии Лукашенко, по-моему, преждевременно, поскольку это только начало длительного и сложного процесса. Однако именно в Минске он был начат и уже это само по себе является достижением. Важно также, что начат он стороной, максимально погруженной в региональный контекст, а не просто неким международным посредником.

Цель Беларуси я вижу в том, чтобы начавшийся переговорный процесс вовлёк стороны, действительно заинтересованные в нормализации ситуации и исключал радикальные подходы. Имею в виду, прежде всего руководство ЕС, явно не заинтересованное в войне у своих границ и имеющие действенные рычаги влияния на Киев.

- Чем объясняется достаточно дружественная позиция белорусского руководства по отношению к фигурам, пришедшим к власти в результате Майдана?

Белорусское руководство де факто признало всё, что происходило на Украине после Майдана: и переход Крыма к России, и наличие новой власти, хотя при этом может не разделять её взгляды на происходящее. Причина проста – разговаривают с тем, кто сохраняет или может сохранить хоть какой-то контроль над ситуацией.

Кроме того, как бы ни развивалась в дальнейшем судьба украинского государства, отношения с ним или его частями Беларуси придётся выстраивать хотя бы в силу географического положения. Беларусь в этом случае сохраняет и канал коммуникации и определённые рычаги влияния, что может быть использовано для стабилизации ситуации в общих интересах, прежде всего, с Россией.

Нет ли у власти опасения, что «революционные» тенденции, подогреваемые с Запада, распространятся на территорию Беларуси, тем более, что из соседней страны можно экспортировать не только идеи, но и самих революционеров, организаторов, инструкторов? Есть ли в Беларуси база для своего Майдана?

Такие опасения могут быть, но я бы не преувеличивал степень их реальности. События на Украине показали, что Беларусь – это фактор стабильности и безопасности в нашей части Европы. Собственно поэтому, в Минск на переговоры приезжали и высокие еврочиновники. То есть я не вижу интереса Европы в дестабилизации Беларуси. Между тем, некоторая часть радикальных элементов из Украины и их местные симпатизанты могут быть использованы для этого в интересах третьих сил. Но белорусское государство и его спецслужбы вполне могут с этим вызовом справиться.

А в целом социальной базы для Майдана в Беларуси нет. Более того, события на Украине повлияли на общественное мнение в обратную сторону – отношение к Майдану и его возможности у нас негативное у подавляющего большинства белорусов.

Нынешней весной, во время штурма обладминистраций на Юго-Востоке Украины, наряду с российским, восставшие поднимали и белорусский флаг. Как Вы думаете. Чем был вызван такой символический жест?

Как мне кажется, это объясняется тем, что у Беларуси как государства, где в свое время не допустили формирование олигархических кланов, не сделали ставку на антироссийский национализм, имеется серьёзный символический капитал для тех сил, которые хотели бы исправления ситуации на Украине.

В России в патриотических кругах как реакция на достаточно дружественную позицию Лукашенко по отношению к нынешней украинской власти возник тезис о «предательстве Лукашенко» интересов русского народа. Вы придерживаетесь иной точки зрения. Если это не предательство то что?

Ещё чаще, чем рассуждения о якобы «предательстве» Лукашенко можно услышать тезис о том, что Путин «слил» Новороссию и т.д. Со стороны мне видится, что часть российских патриотических кругов слишком экзальтированно воспринимает политическую реальность. Это можно понять, ведь идёт война. Но политика – это искусство возможного, поэтому тот, кто больше проявил трезвого расчёта и стратегического видения, тот и победит в итоге.

Я считаю, что линия белорусского руководства по отношению к украинским событиям максимально рациональна, я вижу в ней признаки понимания того, что придётся работать с Украиной и после завершения войны, налаживать отношения с ней и ЕС уже в контексте существования Евразийского союза. Я бы даже назвал белорусскую политику прообразом «мягкой силы» ЕАЭС, ведь именно на саммите в Минске лидеры стран-участниц Таможенного союза впервые выступили как субъект с согласованной дипломатической позицией.

Если провести параллели между Украиной и Белоруссией: в чем секрет белорусской стабильности и постоянных волнений на Украине, за исключением психологического фактора, почему в Беларуси так остро не стоит языковой вопрос?

Секрет довольно прост – в Беларуси состоялось государство как таковое. Сильное, социально ориентированное, не допустившее влияния на экономику и политику компрадорских элит и криминальных кланов. Кроме того, верный геополитический выбор и санация общественной жизни от деструктивных элементов укрепил внутреннюю устойчивость. И языковой вопрос был снят ещё в 1995 г. на всенародном референдуме, когда большинство граждан проголосовало за придание русскому языку статуса, равного с белорусским.

Может ли белорусский опыт быть полезным для Украины или тех государственных образований, что появятся на ее территории?

Полагаю, что именно белорусский опыт может и должен быть использован. Во-первых, государственный контроль над основными экономическими активами, деолигархизация, во-вторых, переоценка всех принципов национальной и социальной политики, геополитического выбора, которые привели к тому, что сейчас на Украине происходит.

Предположим, Донецкая и Луганская народные республики, или официальный Киев обратились в центр «Цитадель» за консультациями в области государственного строительства. Что бы Вы им посоветовали?

Руководству ДНР и ЛНР я бы посоветовал не ограничиваться только военными вопросами, крайне важно уже сейчас заложить основы новой, более справедливой социальной политики. Уже сейчас необходимо задуматься и над восстановлением разрушенного войной промышленного потенциала, кстати, тут Беларусь могла бы помочь кадрами и инвестициями. Кроме того, считаю, что в национальной политике необходимо не просто отрицание украинства, как такового, но создание такого проекта, который был бы, в том числе, и украинским, но альтернативным антирусскому национализму.

Руководству Украины можно посоветовать публично отмежеваться от радикальных взглядов по языковому вопросу, заявить о курсе на федерализацию, более реалистично посмотреть на свои перспективы в плане евроинтеграции и начать выстраивать экономические отношения с Евразийским союзом.

Как происходящие на Украине процессы могут повлиять или уже повлияли на белорусско-российские отношения и процессы евразийской интеграции?

Если посмотреть на факты, то я бы констатировал усиление взаимодействия России и Беларуси в военной и экономической сфере, а также на международной арене. Очевидно, что руководство России одобряет белорусские инициативы и то, что Беларусь берет на себя часть ответственности за обеспечение безопасности в Восточной Европе. Это позитивная тенденция, которая свидетельствует о том, что Евразийский союз, если будет основываться на принципах доверия, взаимной ответственности и тесной кооперации имею все шансы стать настоящим центром силы и геополитическим полюсом.

Беседовал Александр Бовдунов

Источник - Агенство "Новороссия"

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова.

Теги