Александра Селиванова: Вероятностные перспективы развития режима нераспространения ядерного оружия

18 ноября 2014

Фонд Горчакова и Центр стратегических оценок и прогнозов продолжают публикацию статей номинантов на премию имени Андрея Евгеньевича Снесарева – 2014.

Определение и оценка вероятностных перспектив развития режима нераспространения ядерного оружия являются одной из важных задач современности. Договоры и соглашения, заключенные в этой области, процесс разоружения, инициативы отдельных государств сформировали такой режим нераспространения ядерного оружия, который является нестабильным на данном этапе.

Об этом пишет выпускница Санкт-Петербургского университета Александра Селиванова:

"За последние 20 лет режим нераспространения столкнулся с целым комплексом проблем и на сегодняшний день только часть из них решена. Проблемы были вызваны, например, распадом СССР: проблема расползания ядерного оружия, проблема разделения ядерного оружия между бывшими советскими республиками, проблема обеспечения безопасного хранения и финансирования содержания ядерного арсенала РФ в связи с экономическим кризисом 1999 года; отказом Сената США в 1999 году ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, что поставило в очередной раз под вопрос устойчивость режима нераспространения; неприсоединением Израиля, Индии, Пакистана, КНДР к Договору о нераспространении ядерного оружия; продолжающимися ядерными испытаниями и т.д.

Ряд проблем для существующего режима нераспространения ядерного оружия создали также индо-пакистанская гонка ядерных вооружений, появившаяся в 90-х годах, открытое пренебрежение Ираком инспекторских проверок ядерной сферы, которые были санкционированы Советом безопасности ООН, ядерная программа Северной Кореи (и заявление КНДР о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия), ослабление российско-американского сотрудничества в области нераспространения. Всё это делает режим нераспространения ядерного оружия нестабильным.

Режим нераспространения является динамичной структурой, а не статичной: периодически вносятся изменения в его механизмы в связи с меняющейся обстановкой на международной арене.

При этом перспективы развития обозначаются следующие. Во-первых, режим может долгое время находиться в состоянии неопределенности касательно дальнейших целей (целесообразно ли полностью отказываться от ядерного оружия или оно является неотъемлемой частью структуры безопасности), и будут приниматься меры, которые уже имели прецеденты в прошлом. Во-вторых, темпы разоружения могут как остаться прежними, так и снизиться/увеличиться. В-третьих, вероятность достижения Ядерного ноля, то есть полного отказа от ядерного оружия во всем мире не исключена. В перспективе не исключается и решение проблемы, связанной со странами, неприсоединившимися к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Насколько вероятен тот или иной сценарий предстоит рассмотреть.

Целью работы является определение и оценка вероятностных перспектив развития режима нераспространения ядерного оружия.

Необходимо отметить, что данная тематика одновременно затрагивает целый ряд аспектов, сумма которых на сегодняшний день полностью не просчитывается и пока не имеет окончательного решения.

Тема многогранна, и игнорировать множество её составляющих в идеале невозможно. Существует как минимум военно-технический, правовой, политический, экономический, философский, морально-этический и другие аспекты данной проблематики, затрагивать которые придется в любом случае. Сделать это полностью в данной работе не представляется возможным. И далее работа фокусируется на следующих аспектах: политическом, правовом, военно-техническом (при рассмотрении последнего в работе используется классификация НАТО). Затрагиваются также экономические вопросы и морально-философские, но они не являются превалирующими.

Задачами исследования являются:

Обзор правовой базы существующего режима нераспространения ядерного оружия;

Определение тенденций разоружения официальных членов ядерного клуба (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай);

Рассмотрение проблем, касающихся расползания ядерного оружия после распада СССР;

Анализ проблем, связанных с определением статуса государств, обладающих ядерным оружием, но осуществивших ядерные испытания после 1 января 1967 года;

Оценка перспектив осуществления проекта Ядерного ноля;

Рассмотрение мер и санкций в отношении государств, не присоединившихся к Договору о нераспространении ядерного оружия;

Анализ существующего механизма контроля за экспортом и импортом ядерных материалов;

Рассмотрение проблем, связанных с механизмом проверок ядерных программ государств;

Анализ вопросов, касающихся возросшего числа государств-обладателей ядерного оружия;

Рассмотрение возможных причин, которые являются главными при принятии решения относительно приобретения ядерного оружия (или не приобретения такового).

Выводы из исследования

Выполненные исследования показали - перспективы развития режима нераспространения ядерного оружия обусловлены тем, что было сделано (или не сделано) за почти полувековое существование этого режима. Основы, заложенные еще в 1968 году, остаются базисом до сих пор. Договор о нераспространении ядерного оружия является основополагающим документом, который носит практически универсальный характер (к нему присоединились все государства мира за исключением Израиля, Индии, Пакистана и КНДР). Важным элементом режима остается разоружение. В деле последнего есть определенные успехи (из недавних, например, подписание Россией и США договора СНВ-3). Следует отметить так же еще некоторые успехи: во-первых, это создание безъядерных зон; во-вторых, это решение проблемы расползания ядерного оружия после распада СССР; в-третьих, добровольный отказ от ядерного оружия и соответственно от ядерного статуса таких государств как ЮАР, Украина, Беларусь, Казахстан и т.д.

Хотя на сегодняшний день имеется достаточно много договоров и соглашений в сфере нераспространения, большое количество документов в данном случае не означает высокое качество существующего режима. Перспективы развития режима нераспространения ядерного оружия осложняются отсутствием системного подхода в решении существующих проблем. Существуют отдельные инициативы (такие как Инициатива по сокращению ядерной угрозы, Международная комиссия по ядерному нераспространению и разоружению, Люксембургский форум), отдельные механизмы и меры (например, проверки МАГАТЭ или участие в контроле над экспортом комитета Цангера), которые дополняют друг друга, но нередко оставляют без внимания или оказываются неспособными решить некоторые проблемы, в частности проблему неприсоединения Израиля, Пакистана, Индии, КНДР к ДНЯО, проблему разделения мирных и военных ядерных программ и т.д. К тому же существующий на сегодняшний день сам по себе Договор о нераспространении ядерного оружия не создает надежного и стабильного режима.

Важно отметить, что распространение ядерного оружия опасно не только в среде государственных акторов, но в особенности в случае с негосударственными акторами (например, попадание ядерного оружия в руки террористических организаций). Меры предотвращения распространения ядерного оружия не представляют собой единую систему, зачастую складываются из инициатив, исходящих от того или иного государства в соответствии с их национальными интересами. В перспективе механизм слаженных превентивных действий (совместных) вероятно сложится в связи с ростом угрозы распространения и возрастающей опасности при дальнейшем игнорировании необходимости общих мер.

Относительно проблем, связанных с определением статуса государств, обладающих ядерным оружием, но осуществивших ядерные испытания после 1 января 1967 года можно сделать вывод, что признание их де-юре ядерными государствами в ближайшем будущем маловероятно, за исключением индийского случая в свете сотрудничества этого государства с США. В частности, продажа технологий Соединенными Штатами и отсутствие контроля и проверок ядерной военной программы Индии в соответствии с договоренностями подтверждают предположение о том, что США признают (пока де-факто) законность развития ядерного сектора Индии, военного в том числе.

Перспективы разоружения представляются на сегодняшний день двоякими – с одной стороны имеется тенденция к сокращению арсеналов, но с другой стороны каждое государство модернизирует свои вооружения, что свидетельствует о поддержании военного ядерного потенциала примерно на одном и том же уровне даже с учетом демонтированных и выведенных из эксплуатации ядерных вооружений. Концепция ядерного разоружения как незаменимого условия нераспространения ядерного оружия актуальна и на сегодняшний день, но при этом следует учесть, что разоружение - это процесс, в котором участвуют преимущественно США и Россия и что наибольший и несопоставимый с другими ядерный потенциал сосредоточен именно у этих двух стран. И США, и Россия сокращают свои арсеналы, но одновременно происходит модернизация вооружений.

При этом в случае с Россией и Китаем отсутствует точная информация о количестве ядерных вооружений, что затрудняет проведение анализа ситуации. Франция и Великобритания поддерживают уровень своей военной ядерной мощи на одном уровне в течение долгого периода. Однако Великобритания в частности озабочена финансовой стороной вопроса (содержание ядерного оружия, финансирование его усовершенствования), а Франция фокусируется на дальнейшем развитии исследований в этой области и поддержании ядерного потенциала на уровне достаточном для сдерживания агрессии. Но движение в направлении полного ядерного разоружения при полноценном участии всех ядерных государств (США, России, Великобритании, Франции, Китая, Израиля, Индии, Пакистана, КНДР) отсутствует. К тому же контроль над распространением ядерного оружия и разоружение не отменяют модернизацию военной техники и наращивание потенциала за счет новых технологий.

Сложившаяся ситуация – один из примеров дилеммы безопасности. С одной стороны, разоружение – необходимость, но с другой стороны существует потребность обеспечить собственную безопасность, и в этом случае ядерное оружие – это своего рода гарант безопасности, к тому же появляется необходимость модернизации вооружений, и, как следствие, наращивание потенциала, что провоцирует дальнейшее обострение ситуации. Также, ядерное оружие является по-прежнему гарантом безопасности не только ядерных государств, но и союзных стран, которые находятся под Ядерным зонтиком, поэтому тотальное разоружение в ближайшее время недостижимо: это требует кардинального пересмотра и больших изменений структуры международной безопасности.

Касательно такой перспективы, как Ядерный ноль, можно сделать вывод, что в ближайшем будущем осуществление тотального разоружения недостижимо. На это есть ряд оснований: достижение Ядерного ноля само по себе – сложный процесс, который тесно связан с немалыми опасностями, новыми военными угрозами, экономической и политической проблематикой, потребуется пересмотр структуры всей системы международной безопасности. Ведь ядерное оружие – это не тот элемент, который есть и который легко постепенно удалить. Это с одной стороны элемент структуры безопасности определенной страны, а с другой стороны ядерное оружие - существенный "актор" сегодняшнего мирового порядка, который вплетен во многие структуры и отношения: межгосударственные, межинституциональные, структуры международных организаций (например, ядерный статус пяти постоянных членов Совета безопасности ООН).

При планировании ликвидации ядерного оружия требуется переосмысление этих отношений. Хотя, вероятность претворения в жизнь Ядерного ноля представляется весьма сомнительной, по крайней мере, в ближайшее время. К тому же, даже согласованные шаги на пути к Ядерному нолю могут натолкнуться на противодействие тех, кто не является участником ДНЯО. Таким образом, стремление к безъядерному миру может обусловить обострение ситуации на глобальном уровне и одновременно стимулировать сотрудничество. Возможно, что безъядерный мир повысит важность обычных вооружений, что спровоцирует возникновение новых проблем.

Также, дальнейшее обострение борьбы за энергоресурсы, вероятно, приведет к повышению важности либо возобновляемых источников энергии, либо при их недоступности по тем или иным причинам – ядерной энергетики, что будет придавать дополнительный импульс мировому сообществу в деле решения проблем, связанных с контролем над оборотом ядерных материалов и экспортом/импортом ядерных технологий.

В связи с тем, что совместных выработанных четких позиций и планов действия относительно нарушений того или иного пункта ДНЯО нет, рост угроз международной безопасности, возможно будет стимулом как раз для выработки подобных позиций. Новые угрозы именно международной безопасности также могут стимулировать государства принимать активное участие в решении международных проблем, в частности, проблем режима нераспространения ядерного оружия.

Однако существующий режим нераспространения ядерного оружия является экономически выгодным (в связи с продажей технологий и вооружений), конкурентным (передача технологий для создания надежного союзника в том или ином регионе), и обеспечивающим безопасность (пока) за счет взаимного сдерживания.

Возможным вектором развития режима является также содействие европейских стран (членов НАТО, ЕС) в деле распространения зон, свободных от ядерного оружия, в основном на территории, находящиеся в относительной близости: территория Северной Африки, Ближнего Востока, Кавказа, Центральной Азии, что спровоцирует пересмотр (в некоторой степени) архитектуры европейской безопасности. Выработка единой европейской позиции относительно вариантов укрепления режима нераспространения также весьма вероятна, особенно в связи с возможным созданием вышеупомянутых зон.

В связи с неприсоединением Израиля, Пакистана, Индии, КНДР к ДНЯО появляется новый механизм легитимного вмешательства во внутренние дела - целью провозглашается предотвращение распространения оружия массового уничтожения. Существование такого механизма может обусловить "попытки насильственных смен режимов извне или нанесение превентивного удара по государству, которое вызывает подозрения из-за своей ядерной программы".

Увеличение количества государств с ядерным статусом, влечет за собой дополнительные проблемы, и нет гарантий, что в дальнейшем количество ядерных государств останется прежним (5 официальных + 4 не признанных де-юре), а не вырастет (так как существуют так называемые пороговые государства, которые обладают ресурсами для создания собственного ядерного оружия). Если учесть число стран, которые обладают ядерным оружием и тех, кто мог бы его иметь, но по определенным причинам не делает этого (например, содержание ядерной инфраструктуры, как и обеспечение безопасности ядерной сферы, требует существенных финансовых затрат, наличие союзника с ядерным оружием и возможность обезопасить себя посредством Ядерного зонтика – стимул к обладанию неядерным статусом), то ядерное оружие – это все же редкое явление. Сравнительно мало стран им обладают. Следует отметить, что существует тесная связь между национальным самосознанием и желанием иметь ядерное оружие. Лидеры стран, считающие свою нацию превосходящей остальных, не отвечают адекватно на возможную угрозу, а делают гораздо больше: они становятся обладателями своеобразного символа (ядерное оружие), который имеет более существенное значение, чем обычные вооружения именно за счет своего непрямого назначения. Это возникает также вследствие идеализации ядерного оружия, как гаранта безопасности и как гарантии восприятия государства-обладателя в качестве сильной державы, с чьим мнением необходимо считаться.

Но все же наличие ядерного оружия в не признанных де-юре ядерных государствах свидетельствует о малоэффективном механизме превентивных действий, о передаче ядерных технологий, которая недостаточно проверяется. К тому же наличие организаций, занимающихся контролем в сфере экспорта ядерных материалов и осуществлением проверок ядерных программ, еще не означает эффективность такого контроля (проверки МАГАТЭ распространяются только на стороны ДНЯО, комитет Цангера и ГЯП несмотря на достаточно узкую специализацию не являются эффективными структурами, способными вводить действенные санкции). Поэтому в дальнейшем необходимость именно превентивных действий, возможно, будет доминировать над необходимостью урегулирования уже существующих проблем с неприсоединившимися к ДНЯО ядерными государствами, так как еще большее число государств с ядерным статусом станет угрозой для безопасности и может спровоцировать неподдающееся контролю применение ядерного оружия. Непредсказуемым в данном контексте может быть приобретение ядерного оружия странами с нестабильной внутренней обстановкой, где контроль над вооружениями может переходить из рук в руки в связи со сменой власти или режима.

Приобретение ядерного оружия тем или иным государством провоцирует беспокойство других государств или иных акторов, так как они определяют угрозы не только в зависимости от материальных способностей государства, но и от его намерений (которые нередко приписываются государствам), причем эти, всё же предполагаемые, намерения иногда не совпадают с реальными (во многом из-за проблемы несовпадающего восприятия или искаженного восприятия действительности у одной из сторон). В дальнейшем вероятно развитие более эффективной системы контактов для прояснения целей и верификации той или иной ядерной программы.

Стоит также заметить, что в нынешнем режиме нераспространения ядерного оружия существует кризис используемых средств урегулирования: переговоры, как одно из средств, по поводу свертывания ядерных программ (провал переговоров с КНДР); экономические санкции не поспособствовали достижению цели (в случае с Ираном). Маловероятно, что эти средства исчезнут в дальнейшем, даже ввиду их малой эффективности в вопросах нераспространения ядерного оружия.

Также следует учесть, что появляются дополнительные акторы, которых в расчет придется принимать: индустрия, СМИ, некоммерческие организации, неправительственные организации. Они прямо или косвенно могут влиять на принятие решений в деле нераспространения ядерного оружия. Новые информационные технологии позволяют обществу участвовать в событиях и формировать "общественное мнение". Этот вопрос следует принять во внимание.

В целом же, нестабильный режим нераспространения ядерного оружия лучше, чем его полное отсутствие. Споры государств - акторов режима относительно важности и неважности того или иного элемента режима осложняют поиск путей его совершенствования. На сегодняшний день требуется переосмысление тенденций и пересмотр многих составных частей режима нераспространения ядерного оружия, как на институциональном уровне, так и на уровне восприятия, в этом случае режим может стать более эффективным и способным справиться с возникающими угрозами".

Печатается с сокращением. Полный текст работы

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги