Александр Лукин: Крах постсоветского консенсуса

16 апреля 2014

События последних месяцев вокруг Украины и Крыма, некоторые связанные с ними тенденции во внутриполитической жизни страны ставят нас перед новой реальностью.

Об этом пишет в статье для журнала "Россия в глобальной политике" доктор исторических наук, проректор Дипакадемии МИД России, директор Центра исследований Восточной Азии и Шанхайской организации сотрудничества Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Александр Лукин:

"События последних месяцев вокруг Украины и Крыма, некоторые связанные с ними тенденции во внутриполитической жизни страны ставят нас перед новой реальностью. Вполне вероятно, что вся система международных отношений, да и внутренняя жизнь России уже не будут такими, как раньше. Изменяется парадигма нашей жизни, сложившаяся после распада СССР, в рамках которой до сих пор действовали Россия и ее основные партнеры как в ельцинский, так и в путинский периоды. Эту систему можно назвать постсоветским консенсусом. В чем ее основные черты? Со времени распада СССР Россия в принципе считалась партнером Запада, хотя и не таким близким, как члены его экономических и политических союзов, но все же в принципе разделяющим его основные внешнеполитические и внутриполитические цели. Некоторые разногласия (например, по Югославии, Ираку, Ирану и т.д.) списывались на ее величину, на недостаточное время нахождения в западном ареале и довольно быстро улаживались. Особые подходы к внутренней политике также объяснялись несовершенством и молодостью российской демократии (об этом говорили и сами московские руководители), некоторыми национальными особенностями.

Постсоветский консенсус был основан на взаимопонимании с Западом о том, что обе стороны будут двигаться к более тесному сотрудничеству, обе будут с пониманием относиться к интересам друг друга и идти на взаимоприемлемые компромиссы. Однако выполняла эти условия на практике только Россия. Не отказавшись полностью от идеи национальных интересов, она показывала, что готова ими частично жертвовать ради сотрудничества с "цивилизованным миром", чтобы стать его частью. Однако сам "цивилизованный мир", несмотря на обилие ободряющих слов, мыслил категориями холодной войны, искренне считая себя победившей стороной. Забыв про все обещания (например, не расширять НАТО на восток), Запад пытался осуществить все, что не мог сделать во время холодной войны из-за сопротивления СССР, – включал в сферу своего влияния все больше стран и территорий, передвигал военные объекты все ближе к российской границе, в том числе и на территорию ее традиционных союзников.

Резкая реакция Москвы явно застала Запад врасплох. В конце марта 2014 года главнокомандующий Объединенными силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав с удивлением заявил, что Россия действует "гораздо в большей степени как противник, чем как партнер". Но с учетом того, что само НАТО действовало так с самого своего основания, фактически не изменив подход к России после конца холодной войны, вряд ли тут стоит удивляться. Изменение политики России было только вопросом времени.

Что может нести это изменение? Конечно, хотелось бы, чтобы разум на Западе победил и чтобы предложения России по обеспечению прав пророссийски настроенного населения в бывших республиках СССР стали серьезно учитывать. Сегодня Россия выдвигает вроде бы разумные предложения, принятие которых могло бы привести к урегулированию ситуации в Украине: создание коалиционного правительства с учетом интересов восточных и южных регионов, федерализация, нейтралитет, придание официального статуса русскому языку и т.п. Но в глазах Запада принять российские предложения – значит признать, что кто-то кроме него самого обладает правом определять, что есть общественный прогресс, что хорошо, а что плохо для других обществ и государств. И Запад скорее всего изберет другой подход – поддержку прозападных радикалов повсюду на постсоветском пространстве, что будет вызывать новые конфликты.

России в этих условиях придется всерьез переориентировать свою политику на Юг и Восток. С одной стороны, это может помочь решению стратегической задачи ее развития – подъему собственных азиатских регионов. С другой – может поставить ее в зависимость от сильных азиатских партнеров, прежде всего Китая. Но выбора у нее нет – враждебность и непонимание Запада его не оставляет".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги