Акоп Габриелян: Стержень публичной дипломатии России - консолидация многовекторности

13 августа 2018

На прошедшем недавно в Ереване круглом столе "Молодежное и гуманитарное измерение пространства ЕАЭС" специалист в области интеграционных вопросов, политико-экономических инструментов внешнего сотрудничества, член Клуба Горчакова Акоп Габриелян поделился видением роли публичной дипломатии в построении российско-армянского диалога в социально-экономической, гуманитарной и политической сферах. В кулуарах круглого стола обозреватель Казахстанско-российского экспертного IQ-Клуба Жанар Тулиндинова побеседовала с экспертом о ценностном и культурологическом содержании евразийских интеграционных процессов

- Акоп, выступая на круглом столе, вы отметили, что важнейшим элементом публичной дипломатии является ее культурологический срез, определяющий набор ценностно-культурных политик. Какую роль в евразийских интеграционных процессах для Армении играет, на ваш взгляд, культурная и ценностная общность?

- Культурный аспект, а также факт интеграции в рамках единого ценностного пространства для Армении играет важную роль. Принципиально то, что решение вступить в Евразийский союз принималось в 2013 году не только исходя из геополитических интересов Армении и соображений безопасности, но и из необходимости сохранять и преумножать культурно-ценностные связи республики с государствами бывшего Советского Союза.

В этом смысле ЕАЭС, наряду с СНГ и ОДКБ, стал еще одной ступенью консолидации Армении в интеграционные проекты региона. Хотя ЕАЭС пока представляет экономический уровень интеграции, однако не исключено, что последняя будет выведена на качественно новый уровень усилиями стран-членов, не в последнюю очередь за счет укрепления культурных и образовательных связей.

В этой связи важное место занимают культурно-образовательные инициативы, программы по продвижению компетенции для участников союза, в т.ч. такие мероприятия, как «Школа международного сотрудничества ЕАЭС», «Евразийская неделя» и т.п. Развитие интеграции на евразийском пространстве – это не только дань прошлому, общему историческому наследию государств региона, их вековому сосуществованию, но и готовность конструировать общее будущее на основе взаимоуважения и признания исключительности каждого члена объединения.

- Как бы вы оценили процессы вестернизации общественного сознания и ценностной сферы в Армении, их динамику и перспективы?

- Все зависит от того, что мы понимаем под «вестернизацией» сознания. Если речь идет о количественном и качественном наращивании программ и мероприятий, продвигаемых западными партнерами Армении на территории республики, то можно констатировать, что подобные инициативы действительно влекут за собой качественную смену общественного сознания и восприятия действительности, связанной в том числе с внешнеполитическими процессами, особенно, на уровне молодежи.

Как это не печально признавать, однако каждое новое поколение армян, родившихся после распада СССР, все более скептически настроено к комплементарному сотрудничеству республики со странами бывшего Советского Союза, в том числе с нашим геополитическим союзником – Россией, предпочитая ориентироваться на широкий Запад, осуществляющий в стране полномасштабные программы экономического и гражданского развития. Речь идет, прежде всего, о США и государствах Европы, где есть большие представительства армянской диаспоры.

Ориентированность на Запад проявляется и в постепенном ухудшении знания русского языка, на замену которому быстрыми темпами приходит английский, что, кстати, является тенденцией, пожалуй, во многих государствах бывшего СССР, а не только в Армении.

Тем не менее, безотносительно к любым тенденциям и уровням сотрудничества Армении со странами Запада, необходимо ясно осознавать, что исторически единственным государством-союзником республики является Россия. Что было еще раз подчеркнуто премьер-министром Армении Н.В. Пашиняном, отметившим в своем недавнем выступлении, что 102-ая военная база Российской Федерации, дислоцирующаяся на территории южно-кавказского государства, является «важной частью системы безопасности Армении».

Пожалуй, именно это доказывает стратегических характер отношений Армении с Россией. Наша республика стремится сохранить добрые, дружеские и партнерские отношения со всеми заинтересованными государствами, но понимает при этом безальтернативность долгосрочных братских союзнических связей с Россией, основанных на глубокой взаимной любви двух народов.

Конечно, Россия может более активно осуществлять свою культурную и образовательную политику в Армении. Однако необходимо и движение: армянская сторона, пользуясь потенциалом армянской диаспоры в России, должна реализовывать просветительские мероприятия на территории России, искать новые, более привлекательные для молодежи, пути укрепления в российском обществе знаний об Армении, армянстве и исторической роли армянства в судьбе России.

- Какую роль в публичной дипломатии Армении играет сохранение духовно-исторической общности с зарубежной армянской диаспорой?

- На мой взгляд, взаимосвязь с армянской диаспорой, общественными организациями армянской диаспоры, которые могут делиться опытом и технологически обогащать своих коллег в Армении, должна осуществляться более активно. Придать новый импульс этому сотрудничеству и интеграции диаспоры вокруг общенациональных интересов может создание ячеек общественных организаций Армении при соответствующих диаспорах зарубежья, а также вовлечение диаспоры в деятельность общественных организаций в Армении.

Посредничество диаспоральных структур также гарантирует общественникам Армении более широкий доступ к международным организациям. Благодаря активной поддержке армянской диаспоры, еще в 1990-ых годах в Армении появились такие организации, как Армянская технологическая группа («Armenian Technology Group»), международная гуманитарная организация «CARE International», международная гуманитарная Организация католической помощи («Catholic Relief Services»), международное объединение общественных организаций «Oxfam», международная организация, занимающаяся защитой прав детей по всему миру, «Save the Children» и другие структуры.

Сегодня для Армении в выбранных и обозначенных внешнеполитических интеграционных траекториях важно совмещение евразийской интеграционной идеи с армянской национальной идеей консолидации Армении, Арцаха (непризнанной Нагорно-Карабахской Республики) и диаспоры. Для обеспечения первой линии требуется ясная политическая воля и выверенная государственная политика продвижения положительного образа Евразийского Союза внутри страны, проведение информационно-имиджевых и разъяснительных работ, гибкое, взаимовыгодное сотрудничество не только с Россией, но и с другими членами ЕАЭС. Что касается достижения единства армянской нации, то здесь необходим комплекс программно-аналитических и культурно-просветительских мер, где решающую роль могли бы сыграть общественные гражданские и аналитические организации.

Идея всемирной консолидации армянской нации через общие образовательные, культурные, информационные мероприятия, аналитические работы и исследования может быть успешно реализована лишь с помощью привлечения не только государственных, но также и частных и общественных структур. Общественные организации Армении и диаспоры способны стать такими структурами.

- Как, на ваш взгляд, должна формироваться публичная дипломатия России применительно к евразийскому пространству?

- Стержнем публичной дипломатии России на евразийском пространстве, на мой взгляд, должна стать концепция «консолидации многовекторности». Характерно, что ее исключительная важность должна осознаваться не только в узких академических структурах, но и на общественном поприще, а также в деловых кругах.

Эту концепцию я стараюсь последовательно продвигать с 2015 года. Консолидация многовекторности – это консолидация умов, сплочение духа и системного мышления созидательного типа, направленного на агрегирование, а затем и синтез политических, духовно-конфессиональных, культурных, экономических и любых иных течений, чьи представители думают и работают в стиле сознательной (а не навязанной) слаженности.

Россия способна возглавить подобное сплочение не только в странах, близких ей по духу, но и в обществах, которым еще предстоит подружиться с Россией, даже вопреки узким политическим стремлениям правительств данных обществ.

В этом сплочении, в создании многовекторного единства, возможно, заключается судьба России и ее смысл. Чем сложнее оркестр по своему составу и инструментальному многообразию, тем более ценным является умение создать условия для унисонного звучания всех компонентов данного оркестра. Причем создание подобных условий для обеспечения консолидации многовекторности должно происходить не по приказу единственного дирижера, но по сознательной, рациональной готовности всех музыкантов играть единую мелодию.

Сегодня у России и стран, желающих вместе с ней создать подобный оркестр, есть шанс обеспечить консолидацию многовекторности. 

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги