Адгезал Мамедов: ШОС как новый фактор региональной политики

10 мая 2016

Сегодня в контексте столкновения глобальных интересов в противоборстве геополитических сил судьба евразийского ареала на этом пространстве приобретает немаловажную актуальность и стратегическое значение.

Об этом пишет лидер движения славяно-тюркского единения, председатель центра психологической портретологии и политического анализа, член Экспертного совета Института ЕврАзЭС Адегаз Мамедов:

"Начнем с того, как сегодня представляется новая стратегия Вашингтона по нашему региону и в чем разница между новыми и предыдущими разработками за океанских сепаратистов. Да, мы каждый день видим, что идет интенсивная работа Москвы с Вашингтоном, где стороны выступают с общими заявлениями по многим международным вопросам и эти позиции отражаются в документах, и так далее и тому прочее. А в действительности проводится двойная игра и старательная работа Вашингтона, натравляющая разные государства друг против друга для того, чтобы сохранить свое мировое господство. В этом контексте они работают со всеми слоями общества, используя различные методы и в особенности вариант психологического зондажа. Эти "трюкачи" конфиденциальных бесед особенно с руководителями того или иного государства выступают якобы в одинаковых позициях по тем или иным вопросам, иногда поощряя их к неопределенным действиям. Вспомните, как было в Кувейте с Саддамом Хусейном. Белый дом вначале уверял Хусейна в том, что Кувейт – это частное дело, а когда Хусейн взял Кувейт, его сразу же объявили агрессором. На сегодняшний день американцы явно дают понять, что они тоже не переваривают Эрдогана и относятся к его режиму с недоверием, явно показывая, что они не только в этом вопросе, но и в курдо-сирийских сценариях солидарны с Москвой. Но одновременно вашингтонские стратеги взялись уже за много раз разыгранную стратегию, за пантуранистическую карту и нацелились сформировать некий альянс Польши, Украины и Турции, подключая к нему государства из тюркоязычного мира под предводительством Анкары.

Теоретически в данном пространстве можно сыграть очень негативную роль, если влить туда финансы извне при нагнетании патологической идеи. Например, сегодня в Азербайджане функционируют общественные организации, финансируемые европейскими фондами, желающими видеть страну вне евразийских интеграционных процессов. Хотя они оказывают определенное влияние на общественное мнение, но их подходам не хватает опоры на реальность.

Ведь при формировании ментальности каждого человека ощутимую роль играет история его народа, воплощенная в генеалогическом коде, существующем в форме скрытых психофизиологических особенностей. По мировоззрению, психологическим чертам, подходам к решению государственно важных задач мы довольно близки народам евразийского ареала. Если рассматривать взаимоотношения стран, которые являются членами ШОС, с Азербайджаном в историческом контексте, то становится очевидно, что нас связывают многовековые традиции, многовековые взаимоотношения. У нас очень много общего: традиции, мораль, этнопсихологическое мировоззрение. Именно поэтому представители азербайджанской интеллигенции, светила нашей культуры, осмысливая все это, смотрят на этот ареал как на историческую вотчину.

И так оно и есть!

Говоря о будущих отношениях ШОС и Азербайджана, я с уверенностью могу утверждать, что они день за днем будут углубляться, поскольку в этом равно заинтересованы наши народы. Дружба между нашими странами – это еще и общественный, социальный заказ наших народов. Просто у нас нет другого пути развития отношений. Огромную роль в этом процессе должны сыграть общественные организации, ориентированные на выстраивание новых и развитие старых дружеских связей между государствами, которые когда-то были частью одной страны. Движение славяно-тюркского единения, которое я возглавляю, является одной из организаций, которая постоянно проводит политику сближения российского и азербайджанского народов. Россия – наш стратегический партнер, тут нет никаких вопросов. Я хочу отметить, что теснейшее сближение славяноязычных и тюркоязычных народов является страшным сном для тех людей, который имеют определенные геополитические цели в евразийском регионе.

Год тому назад я акцентировал внимание на том, что существуют силы, которые не хотят сближения Турции и России.

После санкций ЕС и США против России Турция оставалась единственной страной-членом НАТО, которая, имея очень тесные отношения с государствами Запада, являясь стратегическим партнером США, не присоединилась к антироссийским санкциям. Конечно, это очень раздражало определенные круги, по мнению которых, Турция ослушалась. Товарооборот Турции и России составлял примерно 40 млрд долларов. Кроме того, стороны совместно реализовывали многочисленные проекты, в том числе и строительство АЭС "Аккую" стоимостью 20 млрд долларов.

Не только в экономическом контексте были факторы, которые сближали Россию и Турцию. Еще совсем недавно турецкая сторона выступала с предложением о вступлении в ШОС. Реджеп Эрдоган, обращаясь к Владимиру Путину, говорил, что Турция откажется от дальнейшей интеграции с ЕС в случае вступления в ШОС. Все эти заявления и шаги в сторону России, или, иными словами, "непослушание" Турции, с подачи заокеанских политтехнологов привели к этому кризису. Руководитель Турции должен был понять специфику ситуации – не идти на поводу. Но здесь также важно напомнить, что есть психопортретологические инструменты, которые вынуждают политиков к необъяснимым шагам.

Если честно от этого противоборства страдает вес тюркский мир, особенно Казахстан. На эту тему есть очень интересные заметки у российского аналитика В.Лепехина. В своей статье "Укрепление ЕАЭС как способ выживания" автор следующим образом характеризует сегодняшнее положение казахстанского общества: "Если для Москвы евразийский проект — это восстановление своего влияния в странах, вовлеченных в русскую историю, то сегодняшним астанинским элитам в интеграции нужен равновесный тюркский компонент. Иначе националисты рано или поздно сыграют на противопоставлении славянского и тюркского, а затем с антироссийской риторикой займутся выводом Казахстана из состава ТС".

Наконец, нельзя не учитывать тюркского фактора и на политической сцене КНР. Уйгуры, тюркоязычный народ Китая, составляют большую часть населения Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая (17 млн человек). По утверждению известного казахстанского синолога Константина Сыроежкина, "многие активисты уйгурской диаспоры за рубежом выступают за создание независимого государства, будь то "Восточный Туркестан" или "Уйгурстан". Уйгурская диаспора, проживающая за пределами Китая, достаточно организованна, имеет тесные связи с международными организациями и соотечественниками в СУАР, а также с правительствами и политиками стран, в которых она проживает".

Вполне объясним и факт постоянных этнических волнений в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Такой вывод делает синолог Константин Сыроежкин. Ученый выделяет несколько факторов, которыми недовольно уйгурское население СУАР КНР:

  • Плановое ограничение рождаемости (хотя здесь идут на определенные послабления: официально для национальных меньшинств в городе разрешено два ребенка, в сельской местности – три, а главная защитница уйгуров, председатель ВУК Ребия Кадыр является матерью 11 детей).
  • Введение преподавания на китайском языке в начальной школе.
  • Ограничения в карьерном росте для национальных меньшинств.
  • Вывоз сырьевых ресурсов СУАР в центральные и южные регионы Китая.
  • Ограничения свободы религиозной деятельности.
  • Вербовка уйгурской молодежи для работы во внутреннем Китае вне СУАР.

Сегодня в ситуации нарастающих угроз со стороны США и чиновников ЕС актуально говорить уже не столько о росте эффективности евразийского взаимодействия, сколько о защите цивилизации.

У меня нет сомнений, что ШОС должен быть не только геополитической конструкцией, но и зародышем новой организации, гарантом экономической безопасности Евразийского пространства. И данная стратегия в ближайшем будущем может стать одной из самых привлекательных идей для стран, вовлечённых в это сотрудничество. Вот почему самым важным моментом на любых интеграционных стратегиях является ментальный фактор – уровень осознаваемых исторических, гуманитарных культурных связей между народами Евразийской цивилизации, которая есть продукт, прежде всего, культурного, духовного, этнического, политического, торгового, военного и т. п. взаимодействия наших народов. Накопленный исторический и культурный багаж столь внушителен, что мы можем опираться на него как на надежный фундамент, который с полным правом можно назвать наследием предков.

Этот фундамент – есть основа нашего успешного будущего".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги