04 мая

"Трансформация международных отношений в XXI веке: вызовы и перспективы". Международная конференция при поддержке Фонда Горчакова в Дипакадемии

При поддержке Фонда Горчакова в Дипломатической академии МИД РФ прошла конференция "Трансформация международных отношений в XXI веке: вызовы и перспективы". Доклады на форуме прочли видные российские и зарубежные международники.

Представитель Фонда Горчакова Анна Великая выступила модератором англоязычной секции по публичной дипломатии совместно со шведским ученым Грегом Самонсом. Участие в работе секции приняли делегаты МИД, Россотрудничества, МИА "Россия Сегодня", МГИМО, ИМЭМО РАН, СпбГУ, Поволжского государственного технического университета, иностранные эксперты.

Также представитель Фонда подготовила доклад о "второй дорожке" российско-американских отношений в рамках секции по стратегическим коммуникациям под руководством профессора Евгения Пашенцева.

О ходе конференции рассказывает журнал "Международная жизнь":

"Позицию российского внешнеполитического ведомства по вопросу российско-европейских отношений высказал директор Департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Андрей Келин. Он напомнил, что в России в эти дни проходит сразу несколько масштабных мероприятий, посвященных проблемам современной международной безопасности, в том числе VI Международная конференция по международной безопасности под эгидой Министерства обороны России. Это неудивительно: у Москвы и Брюсселя накопилось немало взаимных вопросов. Например, в докладе Европейской Комиссии о будущем Европы от 1 марта 2017 года ("Белой книге Евросоюза") отношения с Россией характеризуются не иначе как "вызов" для Брюсселя.

В своем выступлении А.Келин коснулся ретроспективы взаимоотношений России и Европейского союза. Он напомнил, что в конце XX века многие отечественные политики и эксперты были полны надежд на строительство подлинно светлого будущего в Европе – без военно-политических блоков и разделительных линий. Многие внешнеполитические концепции, разработанные в период перестройки и в первые постперестроечные годы, носили откровенно идеалистический характер. Россия пошла на беспрецедентное сокращение собственных вооруженных сил, в частности, на северо-западных рубежах страны. Однако равноправного сотрудничества Москвы и Брюсселя не получилось. Свидетельством тому стали три волны расширения НАТО и итоги Бухарестского саммита 2008 года. Тогда руководство Североатлантического альянса приняло решение поддержать политические элиты Грузии и Украины в их желании вступить в эту организацию.

Недавнее принятие в ряды альянса Черногории показало, что процесс расширения далеко не закончен.

Не менее двусмысленные последствия имело и Восточное партнерство, предполагавшее развитие интеграционных связей ЕС с шестью странами бывшего СССР: Украиной, Молдовой, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Беларусью. Такие известные политические деятели, как председатель Европейской комиссии (2004-2014) Жозе Мануэл Баррозу, считали себя вправе ставить перед участниками "Восточного партнерства" дилемму, предполагавшую однозначный выбор между сотрудничеством с Москвой или с Брюсселем. По словам А.Келина, такая настойчивость привела к конфликтной ситуации на Украине и в Молдове, спровоцировав там политический раскол.

Однако ошибки допускала не только объединенная Европа. В середине 1990-х годов Российская Федерация потеряла интерес к контактам с общеевропейскими организациями в ущерб отношениям с ЕС и НАТО. За прошедшие годы Москва и Брюссель в своих отношениях не приблизились к равноправию. Этого и не могло произойти в сложившихся условиях. Как подчеркнул А.Келин, Россия уделяет особое внимание взаимодействию с Советом Европы: более 60 совместных протоколов и соглашений было заключено официальной Москвой под эгидой этой структуры. Несколько сложнее обстоят дела с Парламентской Ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ), которая нередко допускала в оценках политики Москвы субъективизм и волюнтаризм. Сейчас ПАСЕ переживает кризис из-за позиции ряда стран-участниц, которые устроили обструкцию ее председателю, испанскому политику Педро Аграмунту. Причиной столь активного недовольства стал его визит в Дамаск, где он встретился с президентом Сирии Башаром Асадом и посетил российскую военную базу в Хмеймим.

По словам А.Келина, работа Совета "Россия-НАТО" по-прежнему сохраняет свое значение, но в настоящее время находится под угрозой. Причин тому множество. Речь идет о размещении четырех интернациональных батальонов НАТО в странах Прибалтики и Польше, а также о возобновлении функционирования склада тяжелой техники и вооружений США в Нидерландах. Подготовка к организации подобных центров логистики ведется в настоящее время в Германии и Польше. Беспокойство в Москве вызывает и программа развертывания противоракетной обороны США, а также возросшая военная активность в Черноморском регионе.

"Отношения России и Североатлантического блока в настоящее время балансируют на грани нарушения Основополагающего акта Россия-НАТО от 27 мая 1997 года, - подчеркнул А.Келин. – В случае его торпедирования мы можем оказаться на грани военного столкновения".

Несмотря на все эти сложности, ЕС до сих пор остается важнейшим экономическим партнером России. По показателям товарооборота Европейский союз держится на первом месте. В то время как в списке партнеров ЕС Россия находится на четвертом месте. Однако атмосфера взаимного доверия теперь отсутствует, и комплексного сотрудничества по всем вопросам – от энергетики и рыболовства до стандартизации производства – практически нет. Тем не менее, перспективы отношений Москвы и Брюсселя сохраняются, и в Москве отношениям с Брюсселем уделяют пристальное внимание и надеются на их нормализацию".

Так же на конференции выступил доктор политических наук, профессор, проректор по научной работе Дипломатической академии МИД РФ Олег Иванов. Публикуем тезисы его доклада:

"На формирование системы безопасности и на характер отношений в Евразии влияет ряд факторов. Во-первых, это отношение Западных стран и союзов к РФ. Характер отношений между государствами Запада и РФ до сих пор находится под влиянием холодной войны. В чем это выражается? На Западе и в США в особенности, Россия, являясь, преемником СССР, считается побежденной страной в холодной войне.

Во-вторых, на западе есть неправильное восприятие интеграционных процессов на постсоветском пространстве с участием России как попытки воссоздать Советский Союз. Поэтому реализуется стратегия, и предпринимаются усилия, направленные на противодействие этим интеграционным процессам.

В-третьих, ухудшает положение и возврат к стратегии сдерживания России, о чем говорится в официальных заявлениях западных лидеров и отражается в пересмотре стратегии НАТО по отношению к РФ после начала кризиса на Украине, что возвращает нас к худшим временам холодной войны.

Несмотря на системный кризис, который Россия и Запад сейчас переживает в своих отношениях, все-таки остается потенциал для сотрудничества. Здесь было бы полезно посмотреть на тот опыт, который мы приобрели в холодную войну, пытаясь решить наши проблемы. Главным принципом, который оказался полезным для разрядки в 1970-е гг. стало стремление концентрировать свою деятельность не на том, что нас разделяет, а на том, что объединяет противоположные стороны.

Первое, что полезно сделать – изменить тональность общения и избегать демонизации друг друга.

Весьма важным в отношениях между РФ и ЕС представляется необходимость сделать акцент на прагматизме, а не на попытке адаптировать ценности. Неприемлемость или различное понимание каких-то ценностей не должно мешать сотрудничеству.

Важным представляется отказ от стремления к унификации в отношениях РФ и ЕС, зачастую под стандарты ЕС. Мы не должны подстраиваться под кого-то. Здесь было бы полезно обратиться к азиатскому опыту, который, кстати, есть у РФ. Вместо унификации нам нужно стремиться к гармонизации наших интересов и стратегий".