Фульвио Скальоне: Трамп, Путин и конец ИГИЛ*

14 ноября 2019

Аль-Багдади, псевдохалиф Исламского псевдогосударства, не был таким "медийным" террористом, каким был в свое время Усама бен Ладен.

Об этом пишет эксперт ряда научно-образовательных программ Фонда Горчакова, итальянский журналист Фульвио Скальоне на страницах издания L'Eco di Bergamo:

"Всего два появления в медиапространстве: первый раз, 5 июля 2014 года, когда в Соборной мечети Мосула он произносил свою инаугурационную речь халифа, и второй и последний раз, почти пять лет спустя, - 29 апреля этого года, когда он с автоматом через плечо угрожал всем и вся. Теперь он мертв, подорвал себя с тремя своими сыновьями, чтобы не попасть в руки американского спецназа, которому, кто знает, как (но Дональд Трамп горячо поблагодарил русских и курдов…), удалось выйти на его след в Идлибе, на подконтрольной исламистам территории.

Нам следует, наверное, думать, что со смертью аль-Багдади положен конец ИГ? Да нет, скорее наоборот. ИГ (организация, запрещенная в РФ), халифат, черные флаги и все "хореографические" выкрутасы, которые мы наблюдали в последние годы, потеряли всякий смысл в тот момент, когда стало очевидно, что потерпел крах проект, который они обслуживали, а именно уничтожение Сирии как целостного и независимого государства и создание радикального суннитского государства саудовского типа в самом сердце Плодородного Полумесяца (Иран, Ирак, Сирия, Ливан), где сегодня у власти мусульмане шииты. В конце концов, несмотря на все красивые слова о Коране, ИГ был всего лишь наемной армией. Которую можно и пустить в расход, если она вдруг не выполнит задачу, поставленную ее хозяевами. Именно то, что на самом деле и произошло.

По этой причине не стоило так уж беспокоиться по поводу возможности "возрождения" ИГ в результате удара Турции по курдам на северо-востоке Сирии, где в тюрьмах содержатся тысячи джихадистов. Однако стоит задаться вопросом, было ли чистой случайностью то, что хирургически точная операция по устранению аль-Багдади была проведена сразу же после того, как Трамп объявил о выводе американских войск, Эрдоган захватил курдские территории, Трамп и Эрдоган договорились о перемирии и, наконец, Путин и Эрдоган пришли к соглашению о будущем управлении этими территориями. Все это произошло в течение нескольких дней, как в хорошо отлаженном часовом механизме.

А значит, смерть аль-Багдади, столь своевременная и столь выгодная Дональду Трампу и его предвыборной компании, не случайна. Это, скорее, еще одно звено в стратегическом проекте, который, со всей очевидностью, был согласован между США, Россией и Турцией и которому содействовали союзники как одних, так и других. Другими словами, как представляется, Иран помог России своей сдержанной реакцией на турецкую экспансию, а Саудовская Аравия указала место пребывания аль-Багдади, который уже много лет находился на ее содержании. Мы является свидетелями очередной попытки передела Ближнего Востока согласно стратегическим приоритетам сторон. Цель США – остановить распространение влияния Ирана в этом регионе. Цель России – защитить сирийского лидера Ассада при сохранении добрых отношений с Эрдоганом. Цель Турции – фактически аннексировать часть Сирии и, прежде всего, нанести удар по Рожаве и пресечь все попытки создания зачатка независимого курдского государства. Ни в один из этих приоритетов не входило оказывать помощь курдам и защищать их интересы.

Помимо стратегических интересов, однако, необходимо было учитывать и объективную необходимость. Россия и Соединенные Штаты, как мы видим, усвоили уроки прошлого. Для России таким уроком стало вторжение в Афганистан в конце 70-х годов, для США – Ирак после 2003 и, конечно же, Афганистан, из которого, договариваясь с талибами, сейчас выводят войска, введенные туда в 2001 году с целью выгнать оттуда тех же талибов. И Москва, и Вашингтон хорошо знают, что значит и сколько может стоить вести войну. Никто не хочет повторения этого опыта. В конце концов, антикурдские претензии Турции помогли России и США преодолеть тупиковую ситуацию, грозившую стать бесконечной, в их отношениях и прийти к тем соглашениям, которых официальная дипломатия не смогла добиться за многие годы встреч и переговоров и вряд ли когда-либо добилась бы. В чем можно быть абсолютно уверенными, это в том, что Россия и Соединенные Штаты, наконец, стали разговаривать, чего не было уже очень давно. Остается только понять, хороший ли это знак".

Теги