Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова

Новости фонда



Последние новости

Директор РАКСИ Ольга Зацепина: США больше не

02 августа

Директор РАКСИ Ольга Зацепина: США больше не "плавильный котел"

О новой традиции проведения месяца российско-американской истории в штате Нью-Йорк, необходимости поддержания культурных связей эмигрантов и усыновленных в России детей с исторической Родиной, а также о том, что необходимо делать, чтобы американцы лучше понимали Россию и русских, в интервью "Росбалту" рассказала директор и основатель Русско-американского культурного центра "Наследие" Ольга Зацепина.

— В 2012 и 2013 году апрель сенатом штата Нью-Йорк был провозглашен месяцем российско-американской истории. Насколько заметным это событие стало для штата Нью-Йорк?

— Месяц российско-американской истории действительно стал заметным событием. По большому счету, оно произошло впервые в истории США. Ни в одном штате никогда не было признания русской общины на таком уровне, на уровне сената.

Конечно, Нью-Йорк – это один из самых больших, с точки зрения проживания русских людей, штатов. Тем не менее, несмотря на более чем двухсотлетнюю историю проживания русских в США, подобных мероприятий не было.

Мы гордимся, что мы смогли это сделать. Но для этого нужно было выйти с "хутора русской общины" в Америку. Поэтому задачей нашей организации, Русско-американского культурного центра "Наследие" (РАК-СИ) не только сохранять свое русское наследие для будущих поколений. Возможно, на первом месте для нас стоит цель вынести нашу историю и культуру в Америку, чтобы американцы хоть немного больше узнали о России. А они не знают ничего.

— Означает ли это, что Россия и русская культура сегодня не очень популярны в США?

— Нет, не совсем так. Проблема состоит в том, что на уровне народной дипломатии, когда простые люди могли бы что-то узнать о России, отношения почти не развиты. Даже когда речь идет о таких крупных штатах, как Нью-Йорк. Во многом это связано с менталитетом американцев, которых, в первую очередь, интересуют только местные события.

Но, с другой стороны, американская пресса, которая что-либо печатает о России (в первую очередь, New York Times), подает преимущественно отрицательную информацию. И все, что становится известно обывателям про русских в Нью-Йорке, так это какая-нибудь очередная мафиозная разборка на Брайтон-Бич и т.д. Никакого особого позитива нет.

Важным моментом в нашей деятельности является то, что мы начали работать именно как российско-американский культурный центр. В отличие от других организаций, где заняты только наши соотечественники, которые не очень связаны с политическим устройством города, штата, страны, у нас работают и американцы. В этом я вижу главное направление, так как те американцы, которых интересует Россия, распространяют нашу культуру и приобщают к ней других граждан США.

Еще один вопрос касается языка. Сегодня в Нью-Йорке несколько теле- и радиостанций, множество газет, различных интернет-ресурсов, которые дают информацию об общине только на русском языке. Это тот хутор, о котором я говорила. Американцы никогда не будут читать и знать о том, что происходит в русской общине, если информация не будет на английском языке.

Для того чтобы это хоть как-то сдвинуть с мертвой точки, мы начали работать так, как работали другие общины в истории США. То есть, участвуя в общинных делах Манхэттена, внедряясь в политические структуры, обращаясь к выборным органам.

Американцы на уровне штата были очень рады и довольны, потому что впервые в их истории русские обратились с таким вопросом. В Нью-Йорке каких только месяцев истории нет: и месяц истории афро-американцев, ирландцев, пуэрториканцев, истории женского движения, евреев и т.д. А русская община, которая является третьей по величине в Нью-Йорке, ранее никогда с таким вопросом не обращалась.

Крайне показательной является следующая история. Когда в этом году мы приехали в сенат штата, среди нашей делегации был представитель Русской Православной церкви (Московская Патриархия). Далее произошло совершенно невероятное событие. Спикер сената пригласил его на трибуну, попросил благословить работу сената и прочитать русскую молитву. Такого не было никогда, чтобы сенат американского штата начал работу с русской молитвы и благословения русского священника!

— В дальнейшем традиция русско-американского месяца истории продолжится?

— Конечно. Теперь каждый год в штате Нью-Йорк апрель будет месяцем российско-американской истории. Надо отметить, что это одна из форм американской демократии. Сенаторы, для того, чтобы показать, что они работают со своими избирателями, должны с ними встречаться. Встречи должны происходить вокруг каких-то событий. За эти два года мы создали коалицию из более чем 50 русских организаций штата Нью-Йорк.

Для американских политиков важно, чтобы русская община смогла создать такое консолидированное сообщество, потому что тогда они могут увидеть политическое лицо этой общины. Пока этот процесс не завершится, рассчитывать на какой-либо прогресс не стоит.

На мой взгляд, сегодня в США русской диаспоры нет. Тут спорный вопрос терминологии, что такое диаспора. С моей точки зрения, диаспора – это когда она представлена во всех выборных органах, когда она представляет интересы своей общины. В настоящее время, к сожалению, есть только множество русских общин.

К счастью, к нашей деятельности сегодня есть огромный интерес и поддержка со стороны американцев, которые уже называют апрель русским месяцем в Нью-Йорке, в течение которого проходят масштабные культурные мероприятия. В прошлом году торжественная церемония открытия состоялась в Карнеги-холле. При поддержке и помощи генерального консульства России в Нью-Йорке в рамках месяца мы организуем прием, куда приглашаем сенаторов и других политиков, бизнесменов и представителей неправительственных организаций.

Сенаторы впервые были приглашены на русскую территорию. Все это имеет огромное значение, тем более что большая международная политика делается в Вашингтоне, а для местных сенаторов, в первую очередь, важны интересы штата. Конечно, они будут оглядываться на большую политику, но такие мероприятия означают для них голоса, которые будут их избирать, а также бизнес, который они могут наладить с Россией.

К тому же мы не ограничиваемся проведением месяца российско-американской истории. За десять лет работы РАК-СИ у нас много значимых и важных проектов: Детский фестиваль русской культуры, который за семь лет его проведения стал русским лицом города; елка для усыновленных из России детей, которую мы проводим при поддержке генконсульства России в Нью-Йорке; русская уличная ярмарка, которую мы впервые провели в этом году в Манхэттене; проведение "русских салонов" в университетах, на которые мы приглашаем видных представителей общины для встречи со студентами; концерты оперной и классической музыки; конференции и форумы.

В этом году совместно с Нью-Йоркским университетом при поддержке Фонда публичной дипломатии имени А.М.Горчакова мы проведем конференцию " Русская диаспора в США: ресурсы народной дипломатии". Мы рады, что наша работа известна и признана таким уважаемым и значимым фондом. Я надеюсь, это будет очень важное событие.

Мы приглашаем историков других диаспор, которые состоялись в США, чтобы русские организации, которые будут участвовать в этой конференции, смогли услышать и перенять опыт, не изобретая велосипед. Хочется верить, что это поможет увидеть картину дальнейшего развития русской диаспоры в США.

— Скажите, по вашей информации, российские дети, усыновленные американцами, сохраняют связь с русской культурой?

— Вы знаете, я более 35 лет работала в МГУ, последние 25 лет на факультете иностранных языков. Помимо этого я читала различные лекции, в том числе курс для "продвинутых" американских родителей, которые перед усыновлением приезжали в Россию поучить русский язык и познакомиться с русской культурой.

Когда я переехала в США, у меня сохранились связи с некоторыми из этих семей. И тогда я поняла, что у них нет никакого выхода в русский мир в Америке. Хотя абсолютное большинство хотело сохранить культурные традиции России для своих детей. Но пойти с этой проблемой им некуда вообще. К тому же они все разбросаны по маленьким городкам, и их никто не объединят.

Поэтому мы придумали и начали делать детский фестиваль русской культуры для этих детей, для того чтобы у них была хоть какая-то площадка, объединяющая их с Россией. В этом году у нас прошел седьмой такой фестиваль. Кроме того, в Нью-Йорке до нас никто не делал новогоднюю елку для усыновленных детей. Раньше она всегда была только в Вашингтоне. Этот проект мы также осуществляем уже на протяжении семи лет.

На первую елку родители боялись приходить, потому что были опасения, что они ступят на русскую территорию, и у них заберут детей. Сегодня же у нас на этот праздник приходит более ста семей. С моей точки зрения, надо делать такие культурные мероприятия, которые бы сохраняли и давали возможность этим семьям выйти в русский мир в Америке.

— А российские эмигранты, которые переехали в США во взрослом возрасте и их дети, насколько у них сохраняется связь с русским миром?

— Для них русская культура очень востребована. Если говорить об эмиграции, то сейчас то, что происходит – это не волна эмиграции, это миграция, просто молодые, состоявшиеся люди, которые с профессиональными знаниями приехали работать в США. Это новое поколение тридцати- сорокалетних людей, у которых нет шлейфа антисоветских настроений. Это люди, желающие сохранить русский язык для своих детей. Сегодня запущено много билингвальных программ. Многие мигранты сами организуют площадки для общения: елки, театры и т.п. Наша организация сейчас оказывает содействие в том, чтобы на Манхэттене открыли двуязычную школу.

Необходимо обратить внимание и на очень важные изменения в американском обществе. Если раньше говорилось о том, что США – это "плавильный котел", то сейчас это, конечно, лоскутное одеяло. Еще недавно все стремились как можно быстрее стать как все. Теперь наоборот, – чем больше у тебя отличий от других, тем ты интереснее для окружающих. В первую очередь, речь идет об отличиях, основанных на этнической и культурной принадлежности.

Для большинства американцев не свойственно знать иностранные языки. А ведь знание русского языка в дальнейшем может очень пригодиться, например, для ведения бизнеса. И в этом отношении Россия должна делать ставку на соотечественников и на усыновленных детей. Ведь если они останутся на территории русского мира, то, как минимум, они не будут врагами России. А в лучшем случае, будут приезжать, вести бизнес и т.д. И тогда это будет совсем другая история двусторонних отношений.

Беседовала Татьяна Хрулева

РОСБАЛТ – для Фонда им.Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Версия для печати

Теги

Зацепина, Россия, РФ, США, Фонд Горчакова, Русская диаспора в США,

Комментарии