Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова

Аналитика



Последние новости

Эксперт: Соединенное Королевство может повторить судьбу СССР

30 марта

Эксперт: Соединенное Королевство может повторить судьбу СССР

О перспективах отделения Шотландии от Великобритании в интервью "Росбалту" рассуждает доктор политических наук, доцент факультета международных отношений СПбГУ Наталья Еремина.

— Шотландский парламент вчера одобрил закон о повторном референдуме о независимости. Насколько возможно его проведение до весны 2019 года, как хотят первый министр Шотландии Никола Стерджен и ее сторонники, — учитывая, что правительство Соединенного Королевства не намерено обсуждать этот вопрос в ближайшие несколько лет?

— Конституционных полномочий самостоятельно проводить референдум у Шотландии нет. В Лондоне, разумеется, все были готовы к таким результатам голосования. Исход был очевиден по тому, как шли дебаты. Вчера вечером состоялись консультации с министром по делам Шотландии Дэвидом Манделлом, и он сказал, что до окончательного завершения Brexit никаких переговоров с шотландским правительством по вопросу второго референдума не будет.

Лондон хочет выиграть время и показать шотландцам, что результаты Brexit не станут для них большой проблемой. Кроме того, акцент будет делаться на том, что Шотландии вновь потребуется проходить длительную процедуру вступления в Евросоюз. Хотя очевидно, что она соответствует всем критериям ЕС и в итоге, без сомнения, будет принята.

Пока никакого конкретного плана у Лондона нет, но, возможно, британское правительство во время переговоров с Брюсселем будет учитывать позицию Шотландии по общему рынку. Как это можно осуществить, пока не объявлялось. До сих пор речь шла только о жестком варианте Brexit. Хотя после решения о новом референдуме в Шотландии какие-то шаги в этом направлении должны быть сделаны. Все-таки если в результате выхода Великобритании из ЕС Шотландия сможет получить определенные послабления, то, возможно, это станет определенным аргументом против независимости. Поэтому Лондон и заинтересован как можно дольше тянуть с референдумом.

— Поскольку для сторонников независимости важно провести голосование именно до завершения Brexit, возможно ли, что они в итоге пойдут на "референдум вне закона"?

— Это зависит от конкретных обстоятельств. Прежде всего, от той информации, которая будет доступна в ходе переговоров по Brexit, а также от того, как будет происходить в реальности процедура "развода" Соединенного Королевства с ЕС.

Если у Николы Стерджен будут веские аргументы о том, что интересы Шотландии не учитывались и, по всей видимости, не будут учитываться Лондоном, то она получит формальный повод для проведения референдума вопреки позиции центрального правительства. Стерджен будет апеллировать к тому, что в данном случае Лондон не обеспечивает право национальных сообществ.

Такой шаг означает серьезный конфликт — при том, что результаты референдума Лондон проигнорирует. Тем не менее, шотландские националисты, которые проводят последовательную и упорную политическую работу по выводу Шотландии из Соединенного Королевства, вполне готовы к столь жесткому обозначению своей позиции.

— Почему, выбирая между Евросоюзом и Соединенным Королевством, Шотландия делает ставку на ЕС?

— Триста лет назад шотландская аристократия соблазнилась возможностями английских заморских колоний, надеясь на них обогатиться. А сейчас политический и экономический истеблишмент вдохновлен европейским открытым рынком. Шотландия на него ориентирована гораздо больше, чем на рынок Соединенного Королевства.

Когда начался процесс интеграции, малым региональным экономикам оказалось очень выгодно быть частью общего рынка. До вступления в Европейское Сообщество Шотландия в основном занималась тем, что поставляла в другие регионы Соединенного Королевства удобрения. Шахты были закрыты, на модернизацию судостроительной отрасли Лондон средств не давал. Но после присоединения к общему рынку и начала работы Европейского фонда регионального развития на решение целевых задач Шотландии стали выделяться деньги. И именно благодаря европейским финансам ее экономика сильно выросла. Структурные фонды ЕС, по некоторым оценкам экспертов, обеспечили до 90% новых рабочих мест. И, конечно, возможности экспорта стали более обширными. Неудивительно, что Шотландия не хочет терять все эти преимущества.

— То есть, учитывая перспективу отделения от ЕС, шотландцы сейчас, в отличие от 2014 года, больше склоняются к независимости?

— Я бы сказала, что при голосовании они будут думать не о том, что лучше, а о том, что страшнее: остаться в Соединенном Королевстве и потерять связь с уже привычным общим рынком, или остаться в ЕС и в каком-то смысле потерять связь с Англией. Второй вариант, по всей видимости, кажется для них менее пугающим.

Шотландская национальная партия во время выборов 2016 года уже выступала с манифестом о политической подготовке к независимости. В том числе, были представлены несколько вариантов того, как будет развиваться экономическая ситуация при выходе из Соединенного Королевства. Кроме того, у сторонников независимости появился дополнительный козырь. Лондон все время обещает пойти на какие-то уступки Шотландии. О них говорили и до, и после референдума 2014-го. Но до сих пор ничего не сделано.

Есть еще один важный момент, который доносят до шотландского населения. "Развод" с остальной Великобританией предполагается мягкий. Будут сохранены общие границы, хождение единой валюты и т. д. Так что аргументов за независимость действительно немало.

— А что Лондон может предложить Шотландии, чтобы удержать ее в составе единой страны?

— По большому счету, есть лишь один вариант — федерализация. О нем многие заговорили только сейчас, хотя это надо было сделать гораздо раньше. Длительное время только либеральные демократы говорили об этом открыто и последовательно. Шотландии должен быть предложен некий переформатированный союз, в составе которого у нее будет право голоса в ряде международных вопросов. Лондон, в свою очередь, не будет принимать единоличное решение, если оно затрагивает Шотландию. Одним словом, Шотландии должен быть предоставлен государствоподобный статус. Тогда шотландцы действительно задумаются, есть ли смысл в независимости.

— Но ведь федерализация предполагает, что особый статус получат также Северная Ирландия и Уэльс?

— Да, с течением времени эти вопросы также должны быть решены. Однако, учитывая асимметричный характер децентрализации в Соединенном Королевстве, очевидно, что Шотландии по определению будут предоставлены большие возможности, чем Уэльсу и Северной Ирландии, т. е. страна пойдет по пути асимметричной федерализации.

— По идее, времени на принятие решения у Лондона немного…

— Есть вообще большие сомнения, что центральное правительство в итоге решится на этот шаг. Повестка консервативной партии всегда была антифедералистской. Но лейбористы и либеральные демократы в Шотландии уже говорят о необходимости федерализации страны. Чтобы избежать политического кризиса, надо идти по пути конституционных реформ, причем не откладывая.

— Получается, что если не удастся договориться, то в Соединенном Королевстве могут начаться процессы, которые происходили в СССР перед его распадом…

— Совершенно верно. Как бы странно это ни звучало, но может дойти и до такого сценария.

— А что означает ситуация вокруг Шотландии для общеевропейской политики?

— Евросоюз находится в состоянии непонятного интеграционного процесса. Для него сейчас крайне важно акцентировать внимание на Шотландии, так как она представляет собой очень выразительный показатель пользы и выгоды членства в общем рынке.

Беседовала Татьяна Хрулева

Источник – "Росбалт".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Версия для печати

Теги

Хрулева, Еремина, Великобритания, Brexit, ЕС, Евросоюз, интеграция, внешняя политика, геополитика, эксперты,

Комментарии