Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова

Экспертная площадка ФГ



Последние новости

Лина Будаева: Посол Коллонтай и советская контрпропаганда в Швеции в годы Второй Мировой

14 февраля

Лина Будаева: Посол Коллонтай и советская контрпропаганда в Швеции в годы Второй Мировой

К истории становления советской "публичной дипломатии". О роли посла А.М. Коллонтай в формировании правдивого образа СССР в общественном мнении Швеции в годы Второй мировой войны 1939-1945 гг. рассуждает соискатель аспирантуры кафедры истории общественных движений и политических партий исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Лина Будаева:

"Особое значение в годы Второй мировой войны (1939-1945 гг.) приобретала целенаправленная работа советских дипломатов по идеологическому противостоянию фашистской пропаганде в Европе и созданию правдивого образа СССР. Для этого активно использовались все действенные механизмы так называемой "публичной дипломатии". Блестящим примером такой работы является дипломатическая деятельность первой в мире женщины-посла Александры Михайловны Коллонтай, возглавлявшей с 1930 по 1945 гг. советское посольство в Швеции.

Советский полномочный представитель А.М. Коллонтай оказалась практически единственным "персональным" воплощением контактов СССР со шведским обществом в годы Второй мировой войны. [1, с. 223] Именно она вносила некую теплоту и человечность в весьма непростые отношения, сложившиеся между Советским Союзом и Швецией, акцентируя общность их взаимных интересов на международной арене. Александра Коллонтай всегда особо подчеркивала значение позиции нейтралитета Швеции для нашей страны: "Роль Швеции при военном конфликте велика: существенная база снабжения, база транзитная, база политическая. При военной нейтральности Швеции ослабевает военная активность Финляндии, усиливается нейтральность Норвегии и Дании" [2]. Поэтому она прилагала неимоверные усилия для борьбы с немецко-фашистским влиянием на Швецию, которую Германия постоянно пыталась вовлечь в военные действия против СССР.

Условия работы советских дипломатов в Швеции в военные годы были непростыми. В Стокгольме активно действовали сотрудники посольства нацистской Германии, численность которых превышала 200 человек, в то время как в посольстве СССР работало всего 10 дипломатов. Сама Александра Коллонтай в своих мемуарах достаточно образно рассказывает об этом: "Жуткие, темные дни декабря 1939 г. Немцы активизируют шведских нацистов. Город полон слухов. Одни боятся нас и видят спасение в Германии. Другие уверяют, что Германия отдаст нам Финляндию, чтобы получить более выгодную добычу после войны. Шведы полны страхов, и на этом играют шведские нацисты: "Исконный враг Швеции – сосед с востока. После Финляндии Москва захочет Швецию" [3, с. 473]. Описывая повседневные будни советского представительства в Швеции военного времени, она вспоминает: "В Стокгольме проводилось затемнение. Мне кажется, я никогда не забуду этих ночей. Эти злобные крики – "Агрессоры - большевики, вон отсюда!" - доносившиеся из темноты. Хулиганствующая толпа стремилась прорваться к зданию полпредства, но наряд полиции загородил улицу с обоих концов. Толпа шумела, кричала, но полиция постепенно ее разогнала" [3, с. 473].

Практически об этом же писала в своих мемуарах и советская разведчица Зоя Ивановна Воскресенская, вспоминая о работе в качестве пресс-атташе посольства СССР в Стокгольме: "Швеция наводнена фашистскими газетами, книгами, листовками и брошюрами, постоянно крутят кинофильмы и ведут радиопередачи, которые прославляют так называемую "великую миссию" нацистской Германии. На центральной улице Стокгольма Кунгсгатан германское посольство в огромной витрине каждый день помещает устрашающие шведов военные фотографии и карту мира, на которой они старательно закрашивают все новые и новые территории, отошедшие к "непобедимому" Третьему рейху. Служба пропаганды Германии распространяет слухи о "зловещих" планах СССР в отношении Швеции, сеет панику. Нацистские клеветники из германского посольства публиковали фотографии, "свидетельствующие о зверствах Красной Армии". Фотографии были действительно ужасающие, но изображена на них была "работа" самих фашистов на Восточном фронте, на временно оккупированных территориях" [5].

А.М. Коллонтай, как и все сотрудники советского посольства, пользовались любой возможностью, чтобы открывать для шведской общественности неизвестные страницы войны, объяснять реальную ситуацию на советско-германском фронте и в советском тылу, изменяя тем самым негативное или недостаточно точное представление шведов о Советском Союзе. "Правда о положении дел на фронтах, особенно в период наступления наших войск, доходила до шведского читателя в совершенно искаженном виде. Поэтому для советского посольства было чрезвычайно важно наладить работу по распространению последних новостей непосредственно из Советского Союза. Чтобы правдивая информация доходила до шведского населения, приходилось использовать различные формы ее доставки. Сама посол Коллонтай и другие дипломаты выступали на многочисленных встречах и многолюдных собраниях в городе. Я хорошо помню, как бабушка в своих публичных выступлениях и перед сотрудниками советских учреждений, а также в частных разговорах и беседах всегда вселяла уверенность в нашей неминуемой и полной победе, как бы ни развивались в тот момент события на фронте. В этих же целях также широко использовались советские публикации в местной прессе и других средствах массовой информации" [4, с. 325-326], - пишет Владимир – внук Коллонтай, который вместе со своими родителями – сыном Александры Михайловны Михаилом и его женой Ириной - с 1940 по 1944 г. жил в Стокгольме.

Для реализации этих контрпропагандистских задач А.М. Коллонтай давала следующие поручения пресс-секретарю посольства З.И. Воскресенской: "Договоритесь с кинотеатрами о демонстрации наших кинофильмов – будем заказывать их из Москвы с диппочтой. Установите связь с прогрессивными газетами. Подумайте, каких советских писателей и журналистов привлечь. Нельзя терять ни одного дня. Недавно вечерняя газета "Афтонбладет" оглушила шведов известием, что "Москау ха фаллит" ("Москва пала"), и шведский нейтралитет сразу дал крен в сторону фашистской Германии" [5].

Прежде всего, по мнению А.М. Коллонтай, необходимо было наладить постоянный выпуск информационного бюллетеня, чтобы сообщать шведам регулярные сводки Совинформбюро для информирования населения Швеции о действительном положении дел на фронтах Второй мировой войны. Было принято решение печатать информационный бюллетень в советском посольстве своими силами и издавать его на трех языках: "На русском – для советской колонии, на английском – для наших союзников и иностранных посольств и, конечно, на шведском" [5]. Для этого Коллонтай привлекла широкий круг людей. Так, дети школьного возраста, учащиеся в советской школе в Стокгольме, должны были отслеживать по радио и записывать все выходившие в эфир новости, передаваемые из Москвы. Сын Коллонтай - Михаил, инженер по образованию, нашел техническое решение для увеличения тиража издания, реконструировав имевшиеся в распоряжении посольства оборудование. Хорошо знавшие шведский язык сотрудники посольства делали переводы различных информационных сообщений Совинформбюро и ТАСС. [4, с. 325-326]

О начале выпуска "Информационного бюллетеня" советского посольства в Швеции З.И. Воскресенская вспоминала так: "Рассылаем его в редакции газет, журналов, информационным агентствам, видным политическим и общественным деятелям, союзным посольствам. Придумали как распространить его среди населения – закупили телефонные справочники городов и поселков и стали рассылать наугад каждому пятому, десятому. Бывало, бюллетень возвращался с ругательным письмом обратно, но появились и первые подписчики: "Мой сосед Свенссон получает, а мне почему-то не присылают". В большом количестве шли письма – приветствия, в которых шведы выражали свою поддержку сражающемуся Советскому Союзу, желали ему скорейшей победы над захватчиками. Писали шахтеры из Кируны, священнослужители, жители провинциальных городов. На первых порах тираж бюллетеня не превышал тысячи экземпляров, но скоро возрос до двадцати, потом и до тридцати тысяч" [5].

По мере роста популярности и материальных возможностей посольства СССР бюллетень превратился в красочно оформленный иллюстрированный журнал [7]. Коллонтай писала об этом в апреле 1942 г. послу СССР в Великобритании И.М. Майскому [6]: "Наш бюллетень имеет огромный успех. Шлют запросы на него со всех концов Швеции, и даже попы просили прислать им бюллетень (на шведском языке), благословляя Красную Армию за то, что она спасает мир от фашизма" [7].

В противовес немецкой витрине – своеобразному пропагандистскому шагу посольства фашистской Германии с подложными фотографиями, советские дипломаты устроили свою информационную витрину в здании "Интуриста" на Вокзальной площади в городе, где ежедневно размещали сводки Совинформбюро, фотографии советских солдат и матросов, защищавших свою Родину и другие материалы. Советская витрина сразу же стала популярной у жителей и гостей Стокгольма. Зоя Воскресенская с гордостью вспоминала, как вагоновожатые трамваев, чьи маршруты пролегали мимо этой витрины, останавливались перед "Интуристом", чтобы пассажиры могли познакомиться с новой информацией из СССР. [5]

Определенные трудности у сотрудников посольства возникли с демонстрацией для шведского зрителя советских фильмов, военной хроники и других материалов информационного характера, поскольку владельцы кинотеатров отказывали в этом советскому посольству под предлогом того, что этот показ не носит коммерческий характер. По этой причине, по рекомендации Александры Михайловны, сотрудники советского посольства арендовали специальное помещение для пресс-бюро, занимавшее целый нижний этаж в здании, и оборудовали в нем зал для демонстрации советских кинолент. Это помещение обладало статусом экстерриториальности, так как считалось собственностью советского посольства. В итоге, жители Стокгольма получили реальную возможность "регулярно знакомиться с советским киноискусством" [5]. З.И. Воскресенская делилась своими воспоминаниями об этом: "Начали мы с трилогии Марка Донского, запечатлевшей языком кино автобиографические повести Максима Горького "Детство", "В людях", "Мои университеты". Желающих получить пригласительные билеты на советские кинофильмы было много, и мы устраивали по несколько сеансов" [5].

Более того, работникам советского посольства удалось организовать в Стокгольме концерт, на котором лучший в Швеции – Гётеборгский - оркестр впервые в Европе исполнил знаменитую Седьмую ("Ленинградскую") симфонию Дмитрия Шостаковича. "Публика сидит завороженная. Женщины смахивают слезы. Язык музыки интернационален. Заключительные аккорды симфонии собравшиеся выслушивают стоя. Министру иностранных дел Гюнтеру пришлось выслушать протест германского посольства против "нарушения шведского нейтралитета". И никто не знал тогда, в каких условиях Дмитрий Дмитриевич писал это свое сочинение – в нетопленой квартире, с огарком догорающей свечи на рояле. Блокадный Ленинград..." [5], - писала об этом З.И. Воскресенская.

Советские дипломаты смогли также договориться с рядом шведских газет о публикации в них очерков, статей и рассказов советских писателей и журналистов. Так, например, в шведской периодике появляется острая, емкая, полная драматизма художественная публицистика А.Н. Толстого – "Рассказы Ивана Сударева", благодаря которой, по мнению советского пресс-атташе Зои Ивановны Воскресенской, "шведы постигали русский характер". Клеветнической геббельсовской пропаганде противостояла суровая, убеждающая правда советского русского мастера слова. Одновременно Александра Михайловна обращается к своему другу Илье Эренбургу с просьбой присылать специально для шведов статьи, написанные "так ярко, как Вы умеете" [5]. Все это позволяло создавать у шведского общества более достоверный образ нашей страны - страны, сражающейся с фашизмом.

Большое внимание сотрудники советского посольства в Швеции в годы Второй мировой войны уделяли работе по укреплению культурных и научных связей между двумя странами по линии созданного еще в 1935 г. по личной инициативе А.М. Коллонтай Шведско-советского общества. Эта организация регулярно устраивала дружеские встречи писателей, учёных, артистов, художников, журналистов, видных общественных деятелей и представителей интеллигенции Швеции и СССР. По случаю каждого советского праздника там проводились различные торжественные мероприятия, на которых часто выступала и сама Александра Коллонтай. [4; 5]

При непосредственной поддержке этого общества в Швеции возникали многочисленные клубы, в которых шведские женщины вместе шили и вязали теплые вещи для советских людей, главным образом, для детей Ленинграда и партизан. Таких клубов в Швеции было более трехсот. Советско-шведское общество дружбы проводило и различные благотворительные вечера, на которых знатные дамы из влиятельных слоев шведского общества организовывали "званные вечера". На них они сервировали столы и угощали гостей чаем, за стакан которого многие приглашенные платили достаточно крупные суммы денег. Известно, что один видный шведский судостроитель заплатил за чашку чая с русским бубликом пятьсот крон. На эту сумму можно было тогда купить пять – шесть детских меховых комбинезонов. [5] Кроме этого, через советское посольство в Стокгольме в Фонд обороны СССР поступали деньги и вещи от шведских и европейских антифашистов. Советский посол А.М. Коллонтай лично принимала людей, вносивших свой посильный вклад в это благое дело борьбы с фашизмом. [7]

Александра Михайловна уделяла большое значение установлению личных контактов с представителями правящих кругов и общественности Швеции и убеждала их в неизбежной победе своей страны над фашизмом. А.М. Коллонтай умела, как она выражалась, "плести кружева", то есть вести упорную, подготовительную работу за чашкой чая, за обедом, на званом ужине, во время какой-нибудь частной беседы [8, с. 116]. Она блестяще организовывала и проводила дипломатические приемы в советском посольстве в Стокгольме [9], подчеркивая тем самым, что советские дипломаты даже в тяжелые военные годы "радушные хозяева и русское гостеприимство у нас не вывелось" [3, с. 415]. О том, как искусно Александра Коллонтай использовала дипломатические приемы в советской миссии в Стокгольме для реализации тех внешнеполитических задач, которые стояли перед ней как послом, очевидец событий Зоя Воскресенская пишет так: "Я была свидетелем, как Александра Михайловна указывала хозяйственнику развесить в столовой тарелки, которые она получала в подарок в первые годы революции от рабочих фарфоро-стекольных заводов. "Повесьте, пожалуйста, – говорила она, – вот эту". «Тарелка будет висеть, – продолжала она, – как раз напротив американского посланника Джонсона". На тарелке были изображены серп и молот, а по краю написано: "Кто не работает, тот не ест". "Он поймет намек, что давно уже пора открыть второй фронт". А напротив английского посланника сэра Виктора Маллета она распорядилась повесить тарелку с надписью: "Царствию рабочих и крестьян не будет конца". И при этом с усмешкой добавила: "Говорят, Маллет принялся изучать русский язык. Если не поймет, я ему переведу" [5].

Современники нередко отмечали, что Александра Михайловна была великим мастером поддержания дружеских связей с самыми разными людьми и практически всегда умела склонить собеседника на свою сторону. Она поддерживала доверительные отношения с членами правительства и парламента Швеции, с известными банкирами и политиками, с представителями шведской элиты и вела с ними постоянные разъяснительные беседы. Так, 7 мая 1939 г. на встрече Коллонтай с наследным принцем Швеции во дворце кронпринц, опасаясь сближения СССР с Германией, высказал мнение, что у Советского Союза и Германии "есть нечто общее: вы не признаете демократии, а управляете диктатурой" [3. с. 434]. Тогда Коллонтай была вынуждена объяснить ему основные принципы внешнеполитической доктрины Советского Союза: "Тут я не выдержала и прочла ему популярный курс о том, что такое Советское государство, каковы его задачи и что оно уже достигло, противопоставил себя военно-агрессивной политике немцев. Кронпринц слушал меня внимательно, не перебивая" [3, с. 434].

Описывала А.М. Коллонтай и свой разговор со шведским политиком и писателем Фридрихом Стремом: "Беседовала со Стремом. Но эти "левые" социал-демократы такие рыхлые, нечеткие... Стрем будто понял, согласился со мной, что опасность нападение на Советский Союз надо, во что бы то ни стало, предотвратить, но идея образования оборонительного Союза стран севера засела у этих господ в голове. Не инспирирует ли их Таннер, а значит Берлин? Спорили. Я убеждала, разъясняла, напоминала Стрему учение Ленина в 1915-1916 гг. и нашу общую работу. Но повлияла ли – не уверена. Доводы мои все же дойдут до Ханссона, это важно" [3, с. 434].

Таким образом, проводимая советским послом А.М. Коллонтай разъяснительная работа по формированию правдивого образа СССР в общественном мнении Швеции, была успешной. Деятельность советского посольства в Швеции по противостоянию антисоветской фашистской пропаганде по дискредитации военных успехов СССР в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками смогла быть действенной. Советский посол Александра Коллонтай активно использовала для этих целей многие из механизмов т.н. "публичной дипломатии", адресно ориентируя их на шведский социум. Ее твердая уверенность в том, что враг будет разбит и победа в скором времени будет за СССР, оказывала влияние на шведскую общественность и, в значительной мере, удерживала шведские правящие круги от ошибочных оценок и опрометчивых шагов по отношению к нашей стране. В итоге это привело к тому, что, несмотря на сильное политическое давление немцев, случаи нарушения Швецией политики нейтралитета в пользу Германии были достаточно редкими [10]. Неоспоримая заслуга советского посла А.М. Колонтай состоит еще и в том, что она всегда старалась обращать внимание шведской стороны на допущенные случаи отступления от позиции нейтралитета: пропуск отдельных германских военных эшелонов в сторону Норвегии и Финляндии, перелеты через территорию Швеции самолетов с немецкими солдатами, офицерами и оружием и др. В этой работе А.М. Коллонтай всегда опиралась на ее хорошую информированность о каждой конкретной ситуации и свои личные, дружеские связи со многими деятелями шведской Социал-демократической рабочей партии, которая в 1932 г. пришла к власти в стране.

А.М. Коллонтай ставила перед собой и еще одну важнейшую цель – добиться выхода Финляндии из участия во Второй мировой войне на стороне Германии. Она писала: "Эту навязанную нам нацистами войну надо пресечь. Работаю вовсю со шведской общественностью. Постоянные встречи с влиятельными и видными шведами. Даже съездила на день в Гетеборг для беседы с профессором Сегерстедтом, редактором антинацистской гетеборгской газеты. Разъясняла ему, что финскую войну нельзя рассматривать оторвано от мировой войны и планов Гитлера. Он понял мою мысль и, кажется, я подкрепила его антифашистскую позицию" [3, с. 474]. Советский посол подчеркивала, что "широкие слои шведского населения все больше боятся, как бы через финнов самим не быть вовлеченными в мировую войну" [3, с. 486]. Для реализации этой цели в 1944 г., используя свои дружеские контакты в Швеции, А.М. Коллонтай добилась проведения секретных переговоров с Ю.К. Паасикиви, занимавшим тогда пост посла Финляндии в Швеции. По поручению Советского правительства Александра Коллонтай передала ему условия перемирия и убедила Юхо Паасикиви, что, чем дольше продолжается война, тем хуже будут условия мира для финнов. 4 сентября 1944 г. Финляндия приняла условия СССР и разорвала отношения с Германией, осуществив вывод немецких войск со своей территории.

Сегодня очевидно, что этот дипломатический триумф А.М. Коллонтай был достижением профессионала высочайшего класса. Можно с уверенностью сказать, что Александра Михайловна Коллонтай своими успехами на дипломатическом фронте в Швеции, в том числе и по созданию правдивого образа СССР в шведском обществе и активной идеологической контрпропагандой, внесла весомый вклад на пути к нашей победе над фашизмом, наглядно продемонстрировав своим примером роль личностного фактора в истории дипломатии XX века".

Автор выражает благодарность кандидату исторических наук, доценту Ольге Николаевне Барковой за помощь в подготовке статьи.

Библиография

1. Кен О.Н., Рупасов А.И. СССР, Швеция и коллективная безопасность: 1934-1939 гг. // Исторические записки. М., 2005.

2. РГАСПИ. Ф. 134. Оп. 3. Д. 54.

3. Коллонтай А.М. Дипломатические дневники, 1922 – 1940. Т. 2. М., 2001.

4. Коллонтай В.М. Воспоминания внука об Александре Михайловне Коллонтай // Северная Европа: проблемы истории. Вып. 8. М., 2015.

5. Воскресенская З.И. Под псевдонимом Ирина: Записки разведчицы. М., 1997.

6. См.: Козленкова А.С. Дипломатическая деятельность И.М. Майского (Яна Ляховецкого) в Великобритании в 1941–1943 гг. // Власть. 2015. № 1.

7. Тихвинский С.Л. Из опыта советской дипломатии в годы Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. М., 1997. No 4.

8. Иткина А.М. Революционер, трибун, дипломат. М., 1964.

9. См.: Будаева Л.А. Дипломатические приемы советского посла А.М. Коллонтай в королевствах Норвегии и Швеции в 1923-1945 гг.// Сборник материалов II Международного Симпозиума "Традиционная культура в современном мире. История еды и традиции питания народов мира". М., 2016.

10. Ерофеев В.И. В советском посольстве в Швеции 1942-1944 гг. // Новая и новейшая история. М., 1996, No 1.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Версия для печати

Теги

Будаева, Швеция, Коллонтая, посол, посольство, дипломат, Вторая мировая война, история,

Комментарии