Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова

Новости фонда
Тупик глобализации? Алексей Фененко подводит итоги года во внешней политике

16 декабря

Тупик глобализации? Алексей Фененко подводит итоги года во внешней политике

В Москве завершилась очередная встреча Клуба Горчакова. Одним из самых ярких ее моментов стало выступление научного сотрудника Института проблем международной безопасности РАН, доцента факультета мировой политики МГУ Алексея Фененко. Приводим текст этого доклада полностью:

"Анализировать итоги уходящего года в чем-то легче, чем итоги года минувшего. В 2015-м новые тенденции мировой политики находились еще в процессе становления и кристаллизации. В конце 2016-го уже можно говорить о сложившихся тенденциях. Они будут определять вектор развития международных отношений на протяжении как минимум следующих трех лет.

Ключевым событием завершающегося года можно считать тройное поражение глобализационного проекта. Первым стал "Брексит"- победа на референдуме сторонников выхода Великобритании из Европейского Союза. На протяжении минувших 30 лет европейская интеграция казалась необратимой. Она фактически служила "глобализационной моделью": процессом построения новой мультикультурной общности, в рамках которой государство передает часть своих полномочий наднациональным институтам. Теперь её вектор поставлен под сомнение. Итоги референдума стали естественным завершением "неоимперской" политики кабинета Д. Кэмерона с ее упором на возрождение за Великобританией статуса великой державы.

Вторая неудача глобализации – победа Дональда Трампа на президентских выборах в США. Вопрос даже не в том, какую политику поведет Д. Трамп после прихода в Белый дом в январе 2017 года. Важнее другое. Трамп обещал пересмотреть внешнеторговые соглашения США с их партнерами – отказаться от переговоров по Транс-Атлантическому партнерству, трансформировать Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП) и Северо-Американское соглашение о свободной торговле (НАФТА). Миллионы американцев голосовали за кандидата, обещавшего пересмотреть один из базовых принципов внешнеполитической стратегии США – продвижение системы свободной торговли.

Третьим поражением стал объявленный 9 декабря импичмент президенту Южной Кореи Пак Кын Хе. Формально причиной импичмента послужил коррупционный скандал. В действительности за этим стояли более глубокие расчеты. Продвижение американского проекта ТТП потребовало вовлечения туда любой ценой Южной Кореи и Японии – двух ключевых союзников США на Тихом океане. Для достижения этой цели американцы с весны 2012 г. по сути продавливали вступление в ТТП этих двух стран, хотя такое решение нанесло удары по японской и южнокорейской экономике. При первой возможности южнокорейская элита выразила недоверие главному стороннику ТТП. Временное правительство во главе с премьер-министром Хван Гё Аном обещало пересмотреть формат участия Южной Кореи в ТТП.

Все это – не частные кризисы. Процесс глобализации основан на режиме свободной торговли и представлении о самоценности процесса интеграции. До недавнего времени эти концепции ставились под сомнение в незападном мире. Однако в странах Западной Европы и Северной Америки они выступали политическими аксиомами с конца 1940-х годов. Теперь впервые сомнения в их целесообразности стали приобретать конкретные политические последствия. "Брексит" и кризис ТТП доказали, что процессы интеграции и распространения свободной торговли могут быть обратимыми.

О кризисе проекта либеральной глобализации эксперты говорили как минимум с осени 2001 года. Тогда в ответ на масштабные теракты 11 сентября 2001 г. администрация Дж. Буша-младшего заявила об окончании исторического периода, когда государство передавало часть своих полномочий наднациональным институтам. Для эффективной борьбы с терроризмом потребовалось усилить полномочия государственных институтов и даже ограничить часть привычных гражданских свобод.

В период мирового финансового кризиса 2008 г. государства вернули себе функции регулирования движения капитала. Однако элиты ведущих стран Запада старались не акцентировать внимания на этих переменах. Они продолжали говорить о продвижении проекта либеральной глобализации образца 1997 года. Похоже, что период игнорирования перемен заканчивается, коль скоро они теперь затронули сами страны ЕС и США. Мировая политика вступает в период восстановления функций национального государства.

Уходящий год разрушил концепцию "общего блага" как одну из основ международных отношений. Речь идет о серии идейно-политических проектов, которые были призваны подчеркнуть единство мирового сообщества в борьбе с глобальными угрозами. Варшавский саммит НАТО окончательно разрушил проекты "большой Европы" и "евроатлантического пространства". Не то, чтобы они успешно функционировали прежде. Но они постулировались лидерами стран НАТО и России в официальных документах и существовали на уровне идей.

Решение о развертывании военной инфраструктуры НАТО в Балто-Черноморском регионе подтверждает, что основой наших отношений остается взаимное сдерживание. Повестка ОБСЕ – уменьшить риск возникновения военного конфликта в Европе, а не создание единой системы безопасности. Война в Сирии стала крахом идеи совместной борьбы с транснациональным терроризмом. Она больше не объединяет Россию и США даже на уровне постулируемой идеологии. Стороны не считают нужным координировать действия против, казалось бы, общего противника — группировки ИГИЛ. Напротив, нынешней осенью Россия и США на официальном уровне заявили об опасности прямого военного столкновения в Сирии.

За минувшие четверть века после распада СССР военно-политические кризисы между Москвой и Вашингтоном происходили как минимум дважды: военная операция НАТО против Югославии (июнь 1999 г.) и "Пятидневная война" вокруг Южной Осетии (август 2008 г.). Но в обоих случаях Кремль и Белый дом, обмениваясь угрожающими военными жестами, все-таки избегали говорить об опасности войны на официальном уроне.

Ситуация вокруг Сирии продемонстрировала, что в российско-американских появился комплекс противоречий, который может привести к прямому военному конфликту. Похоже, что в США уже не только теоретически (формально) прорабатываются сценарии ограниченной̆ войны с Россией, но и, вероятно, целенаправленно ведутся соответствующие практические приготовления.

Вряд ли, конечно, речь идет о полном отказе от логики взаимно гарантированного уничтожения. Но очевидно, что умы американских лидеров снова занимает крайне рискованная идея управляемой эскалации, а ограниченная война с Россией, в том числе с использованием "облегченного" ЯО, перестает, по-видимому, рассматриваться только как крайнее средство достижения американских целей.

Старая доктрина "ограниченной ядерной войны" начинает получать новое наполнение. Не выдержала испытания временем и одна из ключевых идей либеральной политической теории: экономическая взаимозависимость снижает риск военного конфликта между государствами. Глубокая экономическая взаимозависимость России с Грузией и Украиной не стала страховочный сеткой в их отношениях. Напротив, экономические связи были разорваны волевым решением грузинской и украинской элит при фактически полном одобрении общества. Глубокие экономические связи России и стран ЕС не помешали началу все расширяющейся санкционной войны.

Можно сколько угодно говорить о взаимном экономическом ущербе. Однако ни французский, ни немецкий, ни польский бизнес не инициировали вотум недоверия своим правительствам из-за экономических издержек. Пресловутый "транснациональный бизнес" оказался не самостоятельным игроком, а послушным исполнителем воли своих национальных правительств.

На этом тревожном фоне продолжается крах государственности стран Ближнего Востока. Наблюдаемый процесс – последствие массовых протестных выступлений 2011 года. На Западе их называли "арабской весной" по аналогии с "весной народов" – европейскими революциями 1848 года. В США преобладала точка зрения, что в арабских странах, как в Европе середины XIX века, произойдет демократизация политической системы.

Реальность оказалась иной. К власти стали приходить различные варианты исламистских сил, что вызвало серию вооруженных конфликтов. К концу 2016 г. страны Ближнего Востока оказались поделенными на три категории: 1) страны, сумевшие сохранить свою государственность; 2) страны, фактически потерявшие свою государственность; 3) страны, находящиеся в пограничном состоянии.

Ситуация на Ближнем Востоке как ни в одном другом регионе демонстрирует крах американской концепции распространения либеральной демократии. Попытки экспорта демократии привели к "арабской осени" – краху национального государства в его традиционном "вестфальском" понимании. На смену ему приходит или конгломерат территорий, контролируемых различными вооруженными группировками (аналог средневековых княжеств) или территории, находящиеся под контролем радикальных религиозных и / или открыто террористических движений. Происходит крах той модели государств, которая была выстроена на Ближнем Востоке державами Антанты после Первой мировой войны. Мы ещё рисуем на картах мира Сирию, Ирак, Йемен, Ливию, хотя в действительности эти государства уже не существуют как единое целое.

На повестке дня – новая международная конференция по переустройству Ближнего Востока или продолжение его фрагментации. В некоторых национальных государствах могут произойти похожие события – на постсоветском пространстве или даже в ряде стран Западной Европы.

В ближайшие годы развитие мировой политики будет определяться именно этими процессами. Первый – усиление национального государства, которое постепенно возвращает себе частично утраченные в ходе глобализации функции. Второй – снижение порога применения силы между великими державами. Третий – фрагментация государств в ряде регионов. Проект глобального управления в том виде, как он виделся в 1990-х гг, не состоялся. "Нерв" политики 2010-х гг заключается в том, будет ли он заменён обновлённой системой баланса сил".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Версия для печати

Теги

Фонд Горчакова, Клуб друзей, Фененко, внешняя политика, геополитика,

Комментарии